Нынешний футбол и нравы торсиды отличаются все большей жестокостью. Схватки фанатов омрачили последние чемпионаты в России. Английские "hooligans" приводят в трепет полицию разных стран. Только за два первых месяца этого года в Аргентине в бесчинствах на трибунах уже погибли четверо "инчас".

В конце марта к пожизненному заключению приговорен аргентинец Кристиан Акунья, застреливший 14-летнего парня за то, что тот надел футболку ненавистного убийце клуба "Нуэва Чикаго". В Греции 24 марта на матче "Панатинаикоса" c "Олимпиакосом" после драки между игроками и болельщиками отправлены в больницу с тяжелыми ранениями арбитр дерби и еще несколько пострадавших. А ведь футбол вообще и южноамериканский в частности рождались в атмосфере доброжелательства и рыцарства. Примером тому может служить "Копа Америка" 1917 года, проходившая в Монтевидео с участием Уругвая, Аргентины, Бразилии и Чили. Хозяева поля и аргентинцы дружно переиграли чилийцев и бразильцев и сошлись в финальном поединке между собой.

Накануне финала аргентинская команда, переправляясь на пароме из Буэнос-Айреса в Монтевидео (эти столицы разделяет устье Ла-Платы шириной около трехсот километров), попала в шторм. Началась паника, пассажиры молились, экипаж геройски сопротивлялся стихии. В конце концов паром сильно снесло к северу, пассажиров с трудом высадили в городке Колония уже на уругвайском берегу, заночевать пришлось в каком-то убогом сарае. Утром стали добираться до Монтевидео на пригородном поезде, который собирал по пути бидоны с молоком с десятков сельских ферм. Сто шестьдесят километров они тащились, останавливаясь через каждые полчаса. И проведя весь день в душных, тесных вагонах под немилосердным зноем и впроголодь, нужно было вечером выйти на поле и играть!

Уругвайская торсида, прослышав об этих злоключениях гостей, встретила их овацией, словно солдат, возвращающихся с поля битвы. Аргентинцы, отдадим им должное, не просили перенести игру на завтра, старались выглядеть молодцами, их вратарь Карлос Изола, молодой, изящный юноша, побежал вокруг поля, посылая трибунам воздушные поцелуи. Уругвайские дамы от восторга рыдали и падали в обморок.

Матч был напряженным, но безупречным: ни толчков, ни подножек, ни грубостей! Минут за двадцать до конца, когда аргентинцы проигрывали 0:1 (гол забил великий Эктор Скароне), их нападающий Мартин вышел один к воротам, уругвайский вратарь Сапорити бросился ему в ноги, сумел отбить мяч, но получил тяжелую травму. Все видели: столкновение было неумышленным, но Сапорити унесли на носилках, а Мартин, посчитав себя все же виновником, тоже отправился прочь с поля. Ведь в те времена игрока нельзя было заменять! И Мартин решил восстановить справедливость: пусть и его команда останется вдесятером!...

Но к нему бросился капитан уругвайцев Хорхе Пачеко и заставил его остаться. Благо и уругвайцы, и аргентинцы говорят на одном, испанском, языке.

Уругвай так и выиграл тот поединок с минимальным счетом, став двукратным чемпионом Америки. Это была действительно великая команда: из десяти первых розыгрышей "Копа Америка" (считая и неофициальный турнир 1910 года) она выиграла пять, дважды была второй и дважды - третьей!

* Решением Законодательного собрания штата Рио-де-Жанейро 37 футбольных стадионов этого города (от знаменитой "Мараканы" до небольшого университетского стадиона) объявлены памятниками национальной истории. Их запрещено застраивать жилыми кварталами, как это планировалось в ряде случаев, а уникальные архитектурные ансамбли некоторых трибун не подлежат сносу и перестройке. Сколько стадионов в Москве охраняется государством?