В июне 99-го Алексей Смертин отыграл в матче с чемпионами мира все 90 минут, став одним из лучших в составе победителей. И сегодня защитник "Бордо" остается ключевой фигурой в российской сборной.

— После невнятной игры нашей сборной с эстонской командой французы для вас, наверное, станут сильнейшим раздражителем?

— Календарь матчей сборной составляется заблаговременно, и мы постоянно помним о предстоящем матче во Франции. Ну а в какой степени сама игра повлияет на настроение нашей команды, сейчас загадывать сложно.

— А о матче с французской сборной трехлетней давности часто вспоминаете?

— В последнее время часто. Французские журналисты накануне предстоящей контрольной игры о нем постоянно напоминают. Регулярно им давать интервью приходится. В основном они спрашивают, нет ли у нас секрета победной игры против их команды. Я их "успокаиваю" — отвечаю, что таких секретов не бывает. Ну а говорить о сильных сторонах игры сборной России вежливо отказываюсь.

— Но, наверное, и без напоминаний впечатления от той игры на "Стад де Фрэнс" никогда не сотрутся из памяти?

— Такие матчи конечно же футболисты не забывают никогда. Но предаваться праздным приятным воспоминаниям лучше уже после завершения карьеры. А пока выходишь на поле, нужно прежде всего концентрироваться на самых важных предстоящих матчах. А прошлые победы в расчет брать, думаю, вряд ли стоит.

— Каково ваше мнение о нынешнем состоянии французской сборной?

— Команда производит очень сильное впечатление. Я смотрел трансляцию ее недавнего контрольного матча с шотландцами. Так французы просто здорово отыграли. Особенно мощно они действовали в первом тайме, забив четыре безответных мяча. Они и темп высокий поддерживали, и в завершении атак удивительную точность показали, реализовав практически все острые моменты. Причем голы-то ведь получались на загляденье — мяч залетал в самый угол ворот.

— Какой результат предстоящего матча вас устроит?

— Это три года назад нас в первую очередь волновал результат — в европейском отборочном цикле сборной России оставалось только побеждать. Поэтому ведь тот волевой выигрыш так и запомнился. А теперь, на мой взгляд, самое важное для нас — найти ту игру, с которой можно успешно выступить на чемпионате мира.

— А для соперников контрольная игра, по-вашему, какое значение будет иметь?

— Я не думаю, что поражение в нашей предыдущей встрече до сих пор воспринимается французами очень уж болезненно. Все-таки они и в отборочном цикле тогда все проблемы решили, и в финале чемпионата Европы золото выиграли. Хотя тренеры-то на предматчевой установке им все равно о той неудаче наверняка напомнят — хотя бы из соображений, лежащих в области психологии.

— Вы ведь считаетесь самым универсальным игроком сборной России. Когда едете в ее тренировочный лагерь, загадываете, на какой позиции вам предстоит сыграть на этот раз?

— Нет. Задумываешься прежде всего о том, попадешь ли вообще в стартовый состав. Место в нем, на мой взгляд, не гарантировано никому. У тренеров ведь в каждом конкретном случае могут быть разные соображения. И все игроки сборной — и старожилы, и новички — во время подготовки к любой встрече тренируются на равных. А сыграть я готов в любом амплуа, которое подберут для меня тренеры.

— В последнем матче чемпионата Франции против "Бастии" вы, получив два предупреждения, были удалены с поля. Настроение вам это сильно испортило?

— После игры переживал, конечно, корил себя за неаккуратность в единоборствах. Но теперь утешаю себя тем, что положенную дисквалификацию мне предстоит отбывать в очередном туре французского чемпионата. Зато в финале Кубка лиги ("Бордо" встретится в нем с "Лорьеном") наверняка сыграю. А было бы обидно его пропустить. И еще здорово, что "простоя" у меня не предвидится: сыграть за сборную против Франции — что может быть ответственнее и интереснее!