Дозвониться до Ивана Глинки оказалось делом непростым. Два дня, пока прославленный наставник находился в ознакомительной поездке по хоккейному Омску, его мобильный телефон без устали отвечал: "Объект на связь выйти не может. Перезвоните позже". Ситуация повторилась сутки спустя, когда по всем подсчетам тренер должен был быть уже дома, в родном Литвинове. Наконец в трубке раздался голос Глинки. "Что? "Советский спорт"? А вы можете поговорить со мной по-русски? — недоверчиво спросил он в ответ на нашу приветственную чешскую тираду. — Спасыба… Пожалюйста… Нет, лучше все-таки на чешском".

— Пан Глинка, так вы едете работать в Омск?

— С руководством "Авангарда" мы договорились, что окончательно решим в воскресенье. Сейчас я нахожусь в раздумьях.

— От чего зависит ваше решение?

— От моей жены. Понятно, что привыкать к жизни в далеком сибирском городе ей будет непросто. В общем, как она скажет, так и будет.

— Получается, величина контракта никакой роли не играет?

— В этом мы с представителями "Авангарда" обо всем договорились. Могу сказать, что предложенная омичами сумма меня полностью устроила. Лучше, наверное, и быть не может.

— А клубная инфраструктура?

— В Омске созданы все условия для игры в хоккей на высшем уровне. Мне показали стадион, раздевалки, свозили на клубную базу. Они выглядят просто здорово. Уверен, 90 процентов тренеров из Финляндии, Швеции или Германии моментально ухватились бы за такое предложение.

— Говорят, вы встречались и с губернатором Омской области Полежаевым?

— Да, мы беседовали. Местный глава — очень обаятельный человек. Он по-настоящему влюблен в хоккей. Да и меня помнит, сразу назвал мой игровой номер. Говорит: "Двацать адын" (последние слова Глинка вновь произнес по-русски. — Прим. ред.). Вообще, люди в Омске оставили самое приятное впечатление. Сразу видно, что они готовы серьезно работать. И выигрывать тоже хотят по-серьезному.

— Сибирские морозы вас не пугают?

— Ха-ха-ха… Пока я не имел возможности с ними познакомиться, поскольку ни разу не был в Сибири зимой. Сейчас же там достаточно теплая погода, как и во всей Центральной Европе.

— Наставник ярославского "Локомотива" Владимир Вуйтек, вместе с которым вы возвращались в среду из Москвы, рекомендовал принять приглашение "Авангарда"?

— Он сказал: "Если согласишься, работа в России здорово омолодит тебя. Там ты вновь почувствуешь вкус к хоккею".

— Это правда, что вы уже успели пообщаться с сыном Вуйтека, выступающим в финском ХПК?

— Когда Владимир-старший перед вылетом из Шереметьево-2 звонил в Хямянлинну Владимиру-младшему, он дал мне трубку. Тогда-то я и спросил, что хоккеист думает по этому поводу. "Я даже не знаю, пан Глинка", — ответил тот.

— Почему выбор пал именно на Вуйтека-младшего?

— Я тренировал его на чемпионате мира-97 в Хельсинки. Тогда Владимир здорово вписался в тройку с Патерой и Прохазкой, которые сейчас выступают в Омске. Впрочем, руководство "Авангарда" пообещало, что, если мы договоримся о контракте, я смогу пригласить в свою команду лучших игроков.

— Отношения с "Питсбургом", где вы работали в прошлом сезоне, прекратили полностью?

— В отличие от Омска, руководство "Пингвинов" во мне абсолютно не заинтересовано и старается всячески затянуть с выплатой компенсации за досрочно разорванный контракт. Видимо, там меня считают полным дураком.