Валерий Карпин традиционно оказался одним из самых активных на поле в составе российской сборной. Причем выделялся он не только техническими действиями, но и боевым задором, с которым участвовал в выяснении отношений с французами, когда страсти в матче достигли максимального накала.

— Валерий, по ходу встречи чувствовалось, что воспоминания о вашей предыдущей игре на "Стад де Фрэнс" раздражают французов.

— Не могу так утверждать. Но французские СМИ сделали все, чтобы подогреть ажиотаж к прошедшему контрольному матчу. И даже в телевизионном анонсе этой встречи звучало напоминание о том, что местные болельщики не забыли поражения трехлетней давности.

— Уже в самом начале матча в штрафной хозяев произошел игровой эпизод, после которого возникла стычка между вами и Дезайи. Что все-таки ей предшествовало?

— Там была жесткая борьба за мяч. И в ней никаких нарушений правил я не заметил, так что в этом плане у меня к Дезайи нет претензий. Но после того как я оказался на траве, он наступил на меня. Естественно, я возмутился и ответил ему.

— Арбитр встречи Райли не заметил тот эпизод?

— По-моему, он все отлично видел. Но предоставил нам с Дезайи самим выяснить отношения. Да и затем по ходу матча он неоднократно пропускал мелкие фолы французов, которые далеко не всегда заметны с трибуны или с экрана телевизора.

— Уже в концовке матча у вас произошла еще и стычка с Зиданом. Как считаете, ему на поле позволено больше, чем остальным футболистам?

— Сейчас все действительно так и происходит. Однако я очень надеюсь, что в Японии и Корее участники чемпионата окажутся в равных условиях. И никаких поблажек судьи никому делать не будут.

— А вам из-за чего пришлось выяснять с Зиданом отношения?

— Мне трудно ответить на этот вопрос. У нас возникла небольшая стычка с Лизаразю. А вот зачем туда через полполя прибежал Зидан, я лично так и не понял.

— Во время конфликта с Зиданом в каком качестве он вам представлялся?

— В обыкновенном — как один из соперников, которые для меня все равны. Да, у Зидана много личных и командных титулов, но пусть он их лучше дома оставляет. На поле надо просто играть в футбол.

— После того как тот эпизод завершился, а судья показал вам желтую карточку, трибуны пытались устроить Карпину обструкцию — гудели в каждом эпизоде, когда вы получали мяч. Их прессинг сильно ощущался?

— За свою карьеру при каких только условиях не доводилось играть. Поэтому на трибуны никакого внимания я не обращал. Соответственно и повлиять на меня они никак не могли.

— А игроки французской сборной на вас в конце встречи не охотились?

— Нет, продолжали действовать в прежнем стиле.

— Итоговый счет вас полностью устроил?

— Разумеется, здорово, что мы снова, как и три года назад, не проиграли чемпионам мира на их поле. Но для нас было особенно важно избавиться от груза негативных эмоций, возникшего после двух поражений в контрольных матчах в нынешнем сезоне. И ничья в Сен-Дени в этом смысле меня вполне устраивает. Теперь думаю, что к своей сборной в России будут относиться более уважительно. А то ведь многие забывают, что наша команда в 17 официальных встречах за последние три года проиграла лишь однажды — в Словении.


МЕЖДУ ТЕМ

Страсти, до предела накалившиеся на поле, выплеснулись и по окончании встречи. После финального свистка арбитра Райли, когда несколько игроков еще не покинули газон Сен-Дени, в подтрибунном туннеле произошла стычка между Валерием Карпиным и Патриком Вьейра. Вот как прокомментировал этот эпизод сам Карпин: "В общем-то ничего страшного не произошло — потолкались немного. У Вьейра, видимо, были ко мне какие-то претензии — можно сказать, инициатором столкновения выступил он. Однако скучившиеся футболисты и секьюрити не позволили конфликту разгореться".


ЛЮБОПЫТНО

Сборная России добралась до Москвы только ближе к 11.00 четверга. Неожиданно долго нашу команду продержали сначала в аэропорту Парижа, а потом в самолете. Как объявили в салоне: французские таможенники объявили забастовку и отказывались проверять багаж. Без соблюдения этих формальностей лайнер не мог взлететь. Некоторые игроки начали шутить: уж не мстят ли французы за непочтительное отношение к их идолу - Зинедину Зидану… Таможня дала добро, когда в Москве было уже 6 часов утра.