Согласитесь, редко случается, чтобы в один день в одном родильном доме появились на свет два мальчика, которые позже не просто увлеклись хоккеем, а стали чемпионами мира, заслуженными мастерами спорта. Но однажды такой случай произошел. Было это в Москве 18 апреля 1937 года, когда родились будущие звезды Вениамин Александров и Юрий Волков. В молодости они выступали в разных клубах — один был динамовцем, второй — армейцем, но случалось, что оказывались в одной команде — сборной СССР. Первый раз это случилось в 1963 году на чемпионате мира в Стокгольме. В последнем матче наши хоккеисты встречались с канадцами, и для того, чтобы стать чемпионами мира, им надо было выиграть с разницей не менее двух шайб. Сборная СССР победила со счетом 4:2, в чем была заслуга и Александрова, сделавшего голевую передачу Альметову, и Волкова, забросившего третью шайбу. К сожалению, до своего 65-летия Вениамин Александров не дожил, а Юрий Волков по-прежнему чувствует себя превосходно. С Волковым я побеседовал на днях, а об Александрове придется поделиться собственными впечатлениями.

ЗВЕЗДА АЛЕКСАНДРОВА ВСПЫХНУЛА В 18 ЛЕТ

Вениамин Александров еще играл в юношеской команде ЦДСА, а ему уже тогда предсказывали большое будущее. И его появление в команде мастеров мало кого удивило, хотя Вениамин в первой тройке лучшего клуба страны заменил легендарного Всеволода Боброва. Было это весной 1955 года, когда Александрову не исполнилось и 18 лет. Правда, справедливости ради стоит сказать, что он оказался в одном звене с чемпионами мира Бабичем и Шуваловым в какой-то степени потому, что Бобров в это время залечивал в госпитале травмы.

— С Вениамином Александровым подружился на чемпионате мира в 1961 году в Швейцарии, — вспоминает трехкратный олимпийский чемпион Александр Рагулин. — Тогда я дебютировал в форме национальной сборной, а у Вениамина за плечами были уже три чемпионата мира, Олимпиада в Скво-Вэлли. Александров был на четыре года старше меня, да и играл он в ЦСКА, а я в "Химике". Тем не менее это не помешало нам сразу найти общий язык. И не случайно через год, когда Тарасов приглашал нас, братьев Рагулиных, в армейский клуб, на переговоры со мной приезжали второй тренер Кулагин и Александров. По возможности он опекал меня и в Швейцарии, и в ЦСКА. Более того, считал это своим долгом, необходимостью поддержать новичка, как в свое время поддержали его Бабич и Шувалов. Более опытные партнеры, чемпионы мира сразу дали понять, что Александров для них равный игрок, а Виктор Григорьевич неоднократно говорил ему не стесняться — шайба, мол, застенчивых не любит — и почаще брать ответственность на себя. А если что-то не получится, то ругать его за это никто не будет. Но Шувалов и Бабич подсказывали, старались, чтобы он обрел уверенность, и делали передачи, не реализовать которые было трудно. В итоге в дебютном матче — в полуфинале Кубка с "Крыльями Советов" — Вениамин забросил три шайбы из пяти. Эти уроки он запомнил на всю жизнь и старался также поддерживать новичков, как в 1955 году его поддерживали Бабич и Шувалов. Кроме меня помощь от Александрова получали и хоккеисты более молодого поколения — Борис Михайлов и Владимир Петров, которые играли с Вениамином до возвращения в ЦСКА из Чебаркуля Валерия Харламова. Так что величие Александрова было не только в высоком индивидуальном мастерстве, но и в том, что он старался научить играть в хоккей и более молодых партнеров.

ОТ БОБРОВА ДО ПОЛУПАНОВА

Александров появился на хоккейном небосклоне, когда еще играли первые чемпионы мира — Бобров, Шувалов, Бабич, Гурышев, Хлыстов, Крылов и другие звезды, а закончил, когда на смену его сверстникам пришло более молодое поколение — Полупанов, Викулов. Хоккей за эти годы, конечно же, сильно изменился. "Во времена Боброва я мог спокойно отыграть без смены две-три минуты, а сейчас и одну минуту трудно выдержать, — рассказывал в беседе со мной Вениамин Александров накануне последней в его жизни Олимпиады в Гренобле. — И я стал уставать быстрее не потому, что мне 31 год, объяснение в другом — игра стала более интенсивной, и это зависит не только от скорости катания одного конкретного игрока, а от передвижения всей команды. Раньше можно было передохнуть на площадке, потому что было больше индивидуальной игры, а сейчас звено находится в постоянном движении". Изменения общекомандного темпа и действий всех игроков явились, пожалуй, одной из главных причин ухода Александрова из большого хоккея в 32-летнем возрасте. Вениамин был одним из лучших бомбардиров отечественного хоккея, однако в конце 60-х годов результативность его бросков упала по сравнению с его же меткостью в 50-е годы. К тому же закончили играть его постоянные партнеры по звену Локтев и Альметов.

ГРОССМЕЙСТЕРСКАЯ ТРОЙКА

А ведь других таких сыгранных троек в советском хоккее было немного. В лучшем армейском звене были собраны хоккейные гроссмейстеры, и каждый старался сполна проявить свое высокое мастерство, тем не менее это не мешало армейцам показывать удивительную сплоченность, умение подчинить свое "я" командной игре. Неудивительно, что после ухода Константина Локтева и Александра Альметова Вениамину Александрову не просто было найти общий язык с новыми партнерами. И, видимо, поэтому его игровая карьера завершилась далеко не так ярко, как началась за 14 лет до последнего матча. Не все получилось у Александрова и на тренерском поприще, один сезон он поработал в ленинградском СКА. Умер Александров в 1991 году после сердечного приступа.


НАША СПРАВКА

Вениамин Вениаминович Александров родился 18 апреля 1937 года в Москве. Заслуженный мастер спорта, 14 сезонов играл в армейском клубе. Десятикратный чемпион СССР, трехкратный серебряный призер и обладатель одной бронзовой медали. В чемпионатах СССР сыграл около 400 матчей и забросил 351 шайбу. Семикратный обладатель Кубка СССР, шестикратный чемпион мира, двукратный олимпийский чемпион. Дебютировал в чемпионате мира в 1957 году, в официальных матчах забросил 68 шайб. В сезоне-1973/74 был старшим тренером СКА (Ленинград). Умер в 1991 году.