Постоянные читатели этой колонки знают, что мы постепенно продвигаемся от первых лет футбольной истории к современности. Сегодня, однако, нарушая это правило, хочу обратиться к нашим дням. Дело в том, что в бразильском футболе происходят весьма интересные события, и было бы неплохо подумать об использовании этого опыта и у нас в России.

Речь идет о росте влияния клубных торсид. Проявления этого самые разные. В марте, протестуя против поражений, фаны совершили налеты на клубный музей "Сантоса" и на штаб-квартиру "Фламенго". "Молодая торсида Васко" затравила Ромарио, требуя изгнания его из команды. На каждом матче скандируются лозунги "Долой Коротышку!". Это примеры отрицательные. В то же время недовольная выступлениями своей команды торсида "Флуминенсе" потребовала и добилась встречи с тренером Освальдо де Оливейра, а в "Ботафого" представители торсиды в правлении клуба настояли на увольнении не справлявшегося со своими обязанностями директора департамента футбола Бебето де Фрейтаса. Это примеры положительные.

Торсиды существуют в бразильском футболе с первых лет его существования, и в ближайших колонках буду рассказывать об их возникновении и эволюции. Поначалу это было спонтанное и ничем не управляемое проявление эмоций. Но в октябре 1942 года (об этом тоже речь впереди) появилась первая организованная торсида "Фламенго". Вслед за ней и в других клубах стали возникать объединения болельщиков. Сейчас у каждого клуба по десятку и больше "организованных торсид": "Молодая сила", "Верные ястребы", "Красно-черная Раса", "Поклонники Огня" и т. д. и т. п. Каждая из них - со своими названиями, флагами, эмблемами, лидерами, штаб-квартирами, вывесками, адресами, телефонами и даже визитными карточками. Каждая - с квотой бесплатных билетов на стадион и местами в автобусах, идущих на матч в соседний город. Они играют все более важную роль. С ними считаются. Они стали добиваться включения своих представителей в руководство клубов. 20 парней из "Torcida Jovem" ("Молодая Торсида") вошли в состав состоящего из 150 членов президентского совета "Ботафого". (А всего в число членов этого клуба входят 300 торседорес.) Они участвуют в обсуждении клубных проблем и влияют на решения чиновников по покупкам-продажам игроков и найму тренеров.

Отсюда вопрос: не пришло ли время и нам подумать о такой же организации болельщиков и их более тесной привязке к командам? Можно было бы объединять их в клубы типа "Молодые спартачи" или "Спецназ ЦСКА", "Зеленый свет Локо" или "Планета Сатурн". Выделять им на трибунах специальные сектора, ограждая соперничающие торсиды от контактов. Включать их лидеров в общественные советы футбольных клубов. Чтобы контакты футболистов и торсиды не ограничивались формальными "встречами" пару раз в год. А превратились бы в постоянные связи с участием представителей торсид в обсуждении клубных дел. Эта колонка ждет ответа от болельщиков и руководителей клубов.

* 21 апреля исполнилось 75 лет со дня открытия "Сан-Жануарио" - клубного стадиона "Васко-да-Гама". Именно "Васко" стал в 20-е годы главным борцом против расизма в бразильском футболе. Именно здесь начинали свой путь многие звезды бразильского футбола. Об этом - в одной из следующих колонок.


* Из рубрики "ОНИ СКАЗАЛИ ЭТО":

"У них неплохая команда, но голландцы не имеют опыта участия в мировых чемпионатах. Поэтому Голландия меня не беспокоит. Я сейчас думаю о том, как нам играть в финале против Германии". (Из высказывания тренера бразильской сборной Загало на чемпионате мира 1974 года перед матчем с Голландией, который был проигран 0:2).

"Футбол - это не выбор между жизнью или смертью. Это куда более важная вещь". (Билл Шенкли, бывший тренер "Ливерпуля").