Форвард сборной России стал самым лучшим по результативности в российской сборной на финском этапе Евротура. Он забросил три шайбы в трех матчах, подтвердив свои снайперские качества, однако на ЧМ в Швеции такой результат (один гол в среднем за матч) его не устроит.

Если на ЧМ-2000 в Санкт-Петербурге Максим играл не самые важные роли, а год назад накануне первенства мира в Германии из-за перелома ноги и вовсе в последний момент выбыл из строя, то сейчас он один из лидеров сборной. В Гетеборге от Су-33, как прозвали форварда болельщики, ждут действительно многого.

— На Кубке "Карьяла" удалось полностью реализовать задуманное или все основные задачи вы перенесли на ЧМ?

— Считаю, мы заняли достойное место, а сам турнир принес объективные результаты. В Евротуре в целом Россия стала второй после финнов, отстав всего на три очка. Если бы мы более удачно сыграли на этапе в Москве, то вполне могли бы замахнуться и на общее первое место. Ключевым стало поражение в Белокаменной от чехов (0:4), в котором именно наше звено уступило микроматч — 0:3. Свою игру в Финляндии оценил бы на "троечку". Нет, это не потому, что забил лишь три шайбы. Просто я люблю отдавать результативные передачи партнерам, а на этот раз их не было ни одной.

— Что вы видите самым сложным на ЧМ?

— Хотелось бы, чтобы вообще не было сложностей. Шучу, конечно, ибо так просто не бывает. Равных по силам команд предостаточно, и никого нельзя обыграть, как говорят у нас, хоккеистов, "на одном коньке". Вспоминая Питер-2000, я четко понимаю, что никогда нельзя обольщаться. Ныне я обязан в атаке вести за собой ребят, так как от меня ждут результата. Два года назад я находился в тени наших звезд. Хотя и забросил три шайбы французам, большую часть времени сидел в запасе. Вышел потом лишь в ничего не значащем поединке против шведов, который мы выиграли.

Сложностей я не боюсь, ибо знаю, что сейчас тренеры мне доверяют. Когда играешь, то находишься в тонусе. Никакая ответственность на меня не давит, и я действую свободно, раскованно. Сидеть на лавке не привык, даже изредка. Ощущаю дискомфорт. Может быть, поэтому и уехал из НХЛ.

— 33-й номер, похоже, принес вам не только лавры истребителя, но и удачу, которую вы не хотите спугнуть…

— Вообще-то я действительно не собираюсь менять номер. Это раньше, когда выступал за родной питерский СКА, носил и 8-й, и 28-й, и 29-й… Так что, наверное, вы правы. Хотя, как говорит наш защитник Дима Рябыкин, "не там ищете", когда речь заходит о приметах. Он говорит, что не верит в них. Хотя, как мне кажется, все-таки немного лукавит.

— Какие компоненты должны совпасть, чтобы из Швеции сборная России вернулась с медалями?

— Мне кажется, в первую очередь должен быть единый коллектив, собранный в кулак. Только тогда сможем чего-нибудь добиться.