Появление на чемпионате мира в Швеции капитана золотой молодежной сборной России-99 Романа Ляшенко почти до самого старта турнира было под вопросом. "Нью-Йорк Рейнджерс" не хотел отпускать россиянина, сослав его в фарм-клуб. Только жесткая позиция ФХР, пригрозившей НХЛ судом, заставила заокеанских боссов одуматься и дать Роману добро на поездку в Гетеборг.

САТЕР ПОПРОСИЛ ДОДЕЛАТЬ РАБОТУ

— Роман, так что же у вас случилось в "Рейнджерс"? Зачем его генеральному менеджеру Глену Сатеру понадобилось устраивать скандал?

— Скандала как такового не было. Перед последней игрой регулярного чемпионата наставник "Рейнджерс" Рон Лоу сообщил, что меня отправляют в фарм-клуб. Я возразил: мол, пригласили в сборную России на мировое первенство, я дал согласие и хотел бы поехать в Швецию. Лоу не отрицал, что для меня полезнее будет выступить за национальную команду, чем за фарм-клуб, и на том мы разговор закончили. Сатер включился в дело уже после окончания "регулярки", которую "Рейнджерс" завершил матчем в Филадельфии. В поезде по пути в Нью-Йорк подошел ко мне и сказал: "Тебя ждет машина. Поедешь в "Хартфорд" на плей-офф". — "Но я обещал приехать в сборную!" - попытался сопротивляться. "Сначала доделай свою работу здесь. Тем более что до чемпионата мира еще две недели", — "успокоил" Сатер. Контракт у меня двусторонний, так что ничего не оставалось, как ехать в Хартфорд. К тому моменту плей-офф в АХЛ уже начался. Всего я провел за "Хартфорд" четыре матча, помог ему выиграть серию первого раунда 3-2, набрав 2 (1+1) очка.

— Как же вас все-таки вырвали из трясины фарм-клуба?

— Подробностей не знаю. Всем занимался мой агент Марк Гандлер, постоянно звонил вице-президент ФХР Игорь Тузик. Слышал, что федерация хотела за меня судиться с НХЛ, направила гневные письма-протесты в "Рейнджерс", ИИХФ. Где-то 22-23 апреля босс "Хартфорда" Эл Коутс вызвал меня и спрашивает: "Что ты знаешь о сборной России?" — "Меня пригласили на чемпионат мира, я обещал приехать". Коутс вздохнул: "Что ж, удерживать тебя не имеем права. Но если по окончании чемпионата мира мы еще будем играть в плей-офф, приедешь?" — "Да", — ответил я. На том и расстались. В 6 вечера в Нью-Йорке вместе с Максимом Афиногеновым сел на самолет, и транзитом через Копенгаген 24 апреля мы прибыли в Гетеборг.

УСТУПИЛ МЕСТО ЯШИНУ

— Как на вас вышел главный тренер нашей сборной Борис Михайлов? Стало ли приглашение на ЧМ сюрпризом?

— Безусловно. В марте Борис Петрович вместе с Тузиком приехал в Нью-Йорк, а я как раз проводил за "Рейнджерс" первый матч после перехода из "Далласа". Михайлов сказал: "Если есть желание, мы рады будем видеть тебя в сборной". Я сразу согласился. Давно мечтал выступить на чемпионате мира. В 1999 году, после того, как мы выиграли молодежное первенство, меня и еще нескольких ребят из "молодежки" Александр Якушев пригласил в национальную команду на Шведские игры. С чехами мне в Стокгольме удался дубль в первой же встрече. Я находился в обойме сборной буквально до самого чемпионата мира в Норвегии. Но приехал из НХЛ Алексей Яшин, и я оказался лишним. А вот мои партнеры по "молодежке" Макс Афиногенов и Виталий Вишневский на норвежский чемпионат попали.

— Вы довольны переходом в "Рейнджерс"?

— Да. Первый год в "Далласе" получился так себе, впрочем, в НХЛ дебютировать всегда тяжело. Но затем в "Старз" пришло много опытных, высокооплачиваемых мастеров, и ситуация для меня стала вообще беспросветной. Застрял в фарм-клубе. После же трейда в Нью-Йорк провел за основу все 19 матчей "Рейнджеров". Как правило, в связке с молодым шведом Микаэлем Самуэльссоном. Другое дело, что игрового времени давали немного.

— "Рейнджерс" по праву называют клубом миллионеров. Как вам в компании Линдроса, Мессье, Литча, Рихтера, Буре?

— Нормальная в команде обстановка. Нет никакой дедовщины, если вы это имеете в виду. С Буре и Малаховым я был знаком и раньше. Впрочем, я давно уже освоился в НХЛ и в какой-то особой поддержке не нуждаюсь.

— Когда вы увязли в фарм-клубе "Далласа", не возникало мысли по примеру Сушинского, Антипова, Гусманова, Власенкова вернуться на родину?

— Варианты были. Звали, в частности, обратно в Ярославль. Все зависело от меня. Я, имея на руках трехлетний контракт, решил не дергаться. В этом сезоне он у меня завершается. Что дальше, пока не знаю, всем занимается мой агент. Сейчас для меня главное - как можно лучше сыграть на мировом первенстве.

— Вариант возвращения в Россию не исключен?

— Может, и вернусь. Зовут в "Локомотив", Петр Ильич Воробьев из "Лады" недавно звонил.

ХИЧКОК - МОЯ ПОГИБЕЛЬ

— Сейчас место главного тренера "Рейнджерс" после увольнения Лоу вакантно. Среди главных кандидатов — Хичкок, с которым у вас явно не сложились отношения в "Далласе".

— Да уж. Если он возглавит "Рейнджерс", придется мне, видимо, снова играть за фарм-клуб.

— А если на пост главного придет Вячеслав Фетисов?

— Мне трудно судить, кто сменит Лоу. Давно не был в "Рейнджерс", и о ситуации там знаю только по прессе.

— Вернемся к сборной. Михайлов рассказал, какой он видит вашу роль в команде?

— Нет, персонального разговора не было. Да мне это особо и не нужно. Своя голова на плечах есть. У меня хорошие края - Афиногенов и Гусманов. Главное - им вовремя отпасовать, а они уж разберутся. Борис Петрович дает, как правило, общую установку для всей команды. Например, перед поединком с австрийцами тренеры обратили внимание, что те постоянно держат в обороне четырех игроков. Потому, если не будет получаться индивидуальный или через пас вход в зону соперника, предложили просто вбрасывать шайбу к воротам австрийцев и там за нее бороться.

— Чемпионат вы начали в звене с Афиногеновым. Прежде в связке с ним играли?

— Да. В молодежной сборной до золотого первенства мира выходил вместе с ним и Максом Балмочных постоянно. В Канаде Геннадий Цыгуров перевел меня к Вереникину и Счастливому.

— В матче со Словенией нам показалось, что Афиногенов злоупотреблял индивидуальной игрой, тянул одеяло на себя.

— Не согласен. У Макса талант дриблера, голеадора от бога. Зачем ему сдерживать себя? Я готов отработать за него в обороне. Для меня это совсем не в тягость.