Советские футболисты вступили в ФИФА в 1946 году, однако руководители отечественного футбола не торопились подавать заявку на участие в чемпионатах мира. Скорее всего, это объяснялось неуверенностью в успешном выступлении, особенно после того, как в 1952 году на первых своих Олимпийских играх сборная СССР проиграла югославам и была расформирована, а некоторые руководители и футболисты команды были наказаны.

Но в 1956 году в Мельбурне советская сборная завоевала звание чемпиона Олимпийских игр, и хотя многие понимали, что победа в Австралии была одержана над любительскими сборными, желание увидеть наконец-то советских футболистов в числе участников чемпионата мира пересилило. И в 1958 году сборная СССР дебютировала на мировом первенстве. Рубикон остался позади, правда, ни чемпионами, ни призерами наши игроки не стали, но не было и провала. Сборная СССР успешно преодолела и отборочный турнир, и игры в своей группе уже на финальном этапе в Швеции и в итоге попала в восьмерку лучших команд мира.

Воспоминаниями о первом чемпионате мира с участием советских футболистов делится заслуженный мастер спорта Валентин Иванов:

— Финалы чемпионатов мира, как известно, проводятся один раз в четыре года, но чтобы получить право участвовать в них, необходимо преодолеть барьеры отборочных игр. В предварительном турнире мы выступали в одной группе с финнами и поляками. Сборная Финляндии проиграла все четыре встречи, причем нам — со счетом 0:10. А вот команда Польши после проигрыша в Москве 0:3 осенью в Хожуве взяла реванш. В итоге у нас оказалось по 6 очков, и для выявления единственного обладателя путевки в Швецию потребовалось провести дополнительную встречу, которую было решено сыграть в Лейпциге. Ее мы выиграли, были счастливы, и никто из нас даже не предполагал, что последствия этой победы печально аукнутся через полгода, когда мы завершали подготовку к шведскому финалу.

— Что вы имеете в виду?

— Арест Эдуарда Стрельцова, обвиненного в изнасиловании.

— Но какая связь между матчем в Лейпциге и печальным событием в Тарасовке?

— Считаю, прямая. Нередко жизнь складывается из всякого рода случайностей, которые на самом деле оказываются связаны между собой, как звенья якорной цепи. В данном случае, если бы мы не опоздали на поезд в Лейпциг, мне и Стрельцову не грозило бы наказание в случае проигрыша полякам. И не исключена вероятность того, что Эдик, получив травму в начале встречи, не доиграл бы до конца и не забил мяч, который и предопределил победу. А если бы мы не завоевали путевку в Швецию, то и не было бы в мае тренировочного сбора в Тарасовке…

— А почему вы опоздали на поезд?

— По моей вине. В день отъезда мы с Эдиком отправились погулять в парк "Сокольники", пообедали там в ресторане, но когда вернулись домой, то до отправления поезда оставалось еще несколько часов. Я не спеша собирал вещи, когда позвонил Стрельцов и поторопил с отъездом. Но я его успокоил — мол, на такси доехать от Автозаводской до Белорусского вокзала хватит и получаса. Времени действительно хватило бы, если бы мы выбрали не такси, а метро. Сорок пять лет назад машин в Москве было гораздо меньше, чем сейчас, тем не менее пробок в час пик и тогда хватало. В результате, когда мы выбежали на платформу, наш поезд ушел, и тогда с оставшимся дожидаться нас руководителем делегации мы на такси бросились вдогонку. Поезд опередили в Можайске, но там по расписанию он не останавливался, однако один большой железнодорожный начальник распорядился включить красный светофор, и мы успели вскочить в вагон.

— Сейчас ваше опоздание не вызвало бы такого переполоха — ведь вы могли уехать и на другом поезде или даже улететь на самолете. А тогда это действительно было ЧП. Как на него отреагировали в команде?

— Руководитель делегации сказал старшему тренеру Гавриилу Дмитриевичу Качалину: "Пусть играют, и в зависимости от результата и их конкретного вклада будем принимать решение". Узнав об этом, Эдик сказал мне: "Нам, Кузьма, выигрыша мало, надо будет забить хотя бы один мяч". И он его забил, хотя в самом начале встречи после столкновения с защитником получил серьезную травму. Эдик выполз на беговую дорожку и попросил врача сделать ему все, что угодно, только чтобы он вернулся на поле. А когда вернулся, то забил первый мяч. Но в Швецию мой друг по известной причине не поехал. После досрочного освобождения из тюрьмы Стрельцову два года не разрешали играть в чемпионатах страны, а тем более в сборной СССР. Но когда запрет наконец-то был снят, выяснилось, что семь лет его отлучения от большого футбола не отразились на умении Стрельцова играть. Более того, его талант засверкал новыми гранями и мы убедились в том, какого же Короля потеряли в самый канун чемпионата мира в Швеции.