Председатель коллегии футбольных арбитров Николай Левников, побывавший в гостях у "Советского спорта", поведал журналистам и читателям как о забавных, так и неприятных случаях из своей судейской карьеры. Из традиционной "горячей линии" вы сможете узнать, как Левников нашел управу на Кантона и Гаскойна, а также почему уровень судейства в России стал ниже по сравнению с союзным первенством.

1-й тайм:
вопросы читателей

ОДНАЖДЫ ПРИШЛОСЬ РАЗДЕТЬСЯ ДО ТРУСОВ

— Здравствуйте, Николай. Меня зовут Дмитрий, я из Королева. Как и почему вы решили стать арбитром?

— Так распорядилась судьба. Сначала я сам играл в футбол, потом в двадцать четыре года я как-то отсудил один матч. Видевшие его специалисты сказали, что получилось довольно неплохо и из меня может вырасти неплохой арбитр. Собственно, с этого все и началось.

— Тренерская работа вас никогда не привлекала?

— Не поверите, но в детстве у меня была именно такая мечта. Это связано еще и с тем, что мои родили также тренеры: отец — по футболу, мать — по волейболу.

— У меня еще один вопрос: можете ли вы вспомнить самый курьезный случай из вашей практики?

— Во время игры именно курьезных случаев не припомню с моим участием — были сложные, в которых я принимал неверные решения. Что касается курьезов… Однажды по окончании матча в одной из наших бывших республик меня с помощниками раздели до трусов — думали, мы что-то хотим вывести за пределы страны.

— С вами говорит Сергей Давыдов из Екатеринбурга. Скажите, вам приходилось судить договорные матчи, в которых команды разыгрывали нужный им результат?

— В моей практике действительно случались странные матчи, но, к счастью, их было мало. Может, арбитра Левникова умышленно не посылали обслуживать "договорняки". Хотя подозрения на некоторых есть. Помню, в начале своей карьеры на юношеском турнире в Харькове встречались украинцы и белорусы. Последние при различных исходах могли обеспечить себе как первое, так и четвертое место. Тогда я впервые испытал чувство, что на футбольном поле я совершенно не нужен — команды открыто играли на ничью. Когда я подошел к капитану белорусской сборной и спросил, зачем они это делают, тот спокойно ответил, что их вполне устроит второе место. Украинцы же у себя дома становились первыми.

ХОТЕЛ, ЧТОБЫ "РОТОР" НЕ ЗАБИЛ

— Николай, здравствуйте. Я Роман Ляхов из Нижнего Тагила. Как вам кажется, уровень судейства в России соизмерим с союзным?

— Твердо могу заявить, он на порядок ниже, и на то есть несколько причин.

— Кто сейчас является лучшим арбитром России?

— Одного назвать не могу, но пятерку — пожалуйста: Валентин Иванов, Юрий Баскаков, Николай Иванов, Юрий Чеботарев. Пожалуй, хватит и четверки.

— Кстати, Чеботареву однажды досталось от руководства "Динамо". На чьей тогда стороне вы были?

— Как я могу быть на стороне людей, дошедших до рукоприкладства! Это уже неправильно. Если иметь конкретно назначение пенальти, то я поступил бы по-другому.

— Скажите, какой у вас рекорд по числу желтых и красных карточек в одном матче?

— В небезызвестной по накалу встрече во Владикавказе в 1995 году между хозяевами и "Спартаком" я показал восемь желтых и четыре красных карточки.

— Можете назвать самый сложный для вас матч?

— Да, это произошло в 1999 году в Волгограде, где "Ротор" отыгрался на последней минуте в матче со "Спартаком" благодаря неверно назначенному свободному удару. Я так хотел, чтобы хозяева не реализовали его, но… Жаль, характер не позволил мне отменить то решение до пробития.

— С вами говорит Михаил, болельщик ЦСКА. Меня интересует, вы справедливо и честно отсудили финальный матч Кубка России между "Локомотивом" и ЦСКА?

— Я всегда судил справедливо и честно. По правилам, так как знаю и понимаю футбол.

— Неназначенный пенальти, удаление Бокова на первых минутах…

— А какая разница! Это же фол последней надежды. Одно дело — наблюдать матч с трибуны, другое — на поле, где решение необходимо принять в считанные мгновения. Когда я удалял Бокова, да и в других моментах нисколько не сомневался в правильности. В этом я убедился и после просмотров записи. То, что ругали потом болельщики, — неудивительно, на то они и фанаты, чтобы поддерживать своих.

Ответив на звонок, Левников добавил журналистам следующее:

— Другое дело, как этот матч подали в принципе. Подлили масла в огонь газеты, ажиотаж царил необыкновенный. Дело дошло даже до моей дисквалификации. Мне пришлось год пропустить на международном уровне, из-за чего я не поехал на один из важнейших турниров, а именно: чемпионат Европы в Бельгии и Голландии. Самое обидное, что в УЕФА признали мою правоту по всем эпизодам, но поезд уже ушел…

— Почему в России с вами так поступили?

— Это интересный вопрос, и я часто над ним задумывался. В нашей стране не любят независимых людей, а в футболе — арбитров, достигших какого-то успеха. Знали, что у меня все хорошо за рубежом, да и в целом все благополучно… В свое время подобные проблемы были у Сергея Хусаинова, Валерия Бутенко. Да и вообще в судейском мире есть такое качество — прощать все, кроме успеха. Если ты вдруг чего-то достиг, обязательно найдутся люди, готовые столкнуть с вершины.

ЗАГОВОРА ПРОТИВ РОМАНЦЕВА НЕТ

— Вас беспокоит Сергей Иванов из Москвы. Вы достаточно жестко реагируете на ошибки судей и потом их отстраняете. С чем это связано?

— На протяжении последних лет существует Дисциплинарный кодекс, который до сих пор не претерпел никаких изменений. На его основании после допущенных ошибок арбитры отстраняются. Чтобы изменить кодекс в сторону смягчения, а это необходимо сделать, необходимо вернуть доверие к судьям.

— Правильно ли лишать судью своей работы по ходу сезона, если он на самом деле квалифицированный арбитр, но ошибся неумышленно?

— Нас просто не поймут, если после ошибки, повлиявшей на результат, не последует наказаний. Хотя я с вами полностью согласен — нельзя принимать жесткие санкции по ходу сезона.

— Алексей, болельщик ЦСКА вас беспокоит. Был ли пенальти в матче "Спартак" — ЦСКА, когда сбили Семака?

— Мяч был в игре, а Гончаров зацепил ногу Семака. Так что арбитр прав, назначив одиннадцатиметровый.

— Нижний Новгород на связи, Антон Щукин. Как можно стать арбитром?

— Сколько вам лет?

— 24.

— Еще не поздно. Вам надо прийти в федерацию футбола, где есть судейская коллегия. Пройти семинар, после чего можно начинать судить игры детских команд. С этого года мы в регионах открываем школы молодого арбитра. Чтобы получить разрешение судить первенство области, необходимо закончить это заведение. Для перехода на более высокий уровень требуется пройти школу талантливого арбитра. И, наконец, для судейства высшей лиги надо успешно отучиться в академии футбольного арбитра, которые будут созданы при московском и питерском институтах физкультуры. Дерзайте!

— Здравствуйте, Николай. Вас беспокоит болельщик "Спартака" Валентин Николаевич. Почему вы не рассмотрели протест, поданный командой после матча с "Локомотивом", за отмененный пенальти?

— Почему же, мы рассмотрели, но только не протест, а жалобу. Помощник главного арбитра Лукашин был наказан: в сложном моменте он не должен был ошибаться. За это он пропустил очередную игру. Главного арбитра Баскакова мы строго предупредили.

— Из-за того пенальти "Спартак" в "яму попал"…

— Думаю, не из-за этого спартаковцы "попали в яму".

— (Перебивая). Или у вас там заговор против Романцева?

— (Смеется). Поймите, ошибка в том эпизоде носила чисто человеческий характер. Эпизод был очень сложный. Так что извините. Проблемы же у вашей любимой команды, наверно, все-таки в другом. Уверен, она в этом году еще себя покажет. Заговоров же у нас против Романцева нет и не было никогда.

— Была такая хорошая народная команда, всеми любимая, а сейчас сброд какой-то…


2-й тайм:
вопросы журналистов

СОРОКАЛЕТНИЕ ПЕНСИОНЕРЫ

— Николай, чем занимается председатель Коллегии футбольных арбитров?

— Выражаясь футбольным языком, приходится выполнять огромный объем работы. Перед началом нынешнего сезона удалось в Сочи провести сборы для судей. Я сам познакомился со ста двадцатью арбитрами. Представляете, перед КФА стояла задача из 509 арбитров отобрать 350. Почему так мало? Потому что каждый должен иметь постоянную игровую практику. Если судить по одному-двум матчам в месяц, можно потерять квалификацию. Также в мою обязанность входит личный просмотр. Стараюсь посетить как можно больше различных матчей с целью выявления молодых, перспективных судей, чтобы работать с ними дальше и вывести их на самый высокий уровень.

— Насколько известно, на мировое первенство от нас никого не будет?

— В свое время мы не задумались об этом вопросе и не подготовили арбитров. Единственная кандидатура — Валентин Иванов. Мог поехать в Японию, но по некоторым обстоятельствам ему не хватает двух лет, чтобы попасть в список кандидатов. Конкретнее, ему надо было отсудить на Олимпийских играх либо молодежном чемпионате мира плюс четвертьфинал и полуфинал Лиги чемпионов.

— Есть предпосылки к тому, что на следующих крупных турнирах ситуация изменится?

— В этом плане ведется большая работа. В Сочи перед сезоном прошел специальный сбор, на который мы пригласили сорок арбитров до тридцати лет. Я заметил будущее только у десяти из них. При должной работе они могут вырасти в классных специалистов, готовых судить на чемпионатах мира.

— Возрастной ценз должен быть у арбитра?

— Все зависит от психологии и профессионализма конкретного человека. Если вы посмотрите сейчас на Валерия Бутенко, которому шестьдесят, то он должен был закончить года два тому назад. К сожалению, есть обратные примеры. Некоторым далеко до пенсионного возраста, но по физическим кондициям и отношению к делу они уже не готовы обслуживать матчи на высоком уровне. Так что дело не в паспорте. Кстати, в Голландии возрастной лимит отменен. Если арбитр сдает нормативы и правила игры, то судит до тех пор, пока может это делать на высоком уровне.

МНЕ ХОТЕЛИ ПОДКИНУТЬ ОБРЕЗ

— Если проследить вашу карьеру, то можно заметить, что до 1995 года у вас особых проблем не было.

— Да, это так. Знаете, почему? Никто тогда не видел во мне серьезного конкурента. Я же добился права судить на чемпионате Европы 1996 года в Англии, чемпионате мира во Франции через два года. Горжусь 21 лигочемпионской игрой.

— Всегда ли здоровая конкуренция среди арбитров?

— Я считаю, не будь в Санкт-Петербурге такого арбитра, как Тарас Безубяк, мне навряд ли бы удалось достичь высокого уровня. Я всегда считал его своим конкурентом и старался быть лучше него. Вместе с тем уверен: соперничество было не всегда здоровым. Приходилось слышать про себя много грязи и различных слухов. Это самое страшное. Сами знаете, как у нас все распространяется по стране. Человек в разговоре с кем-то кинул невзначай компромат на тебя, а сам вроде ни при чем. Больно такое слышать, особенно незаслуженно. Люди по-разному к этому относятся, я же переживаю болезненно. Зато с москвичом Сергеем Хусаиновым всегда были хорошие отношения, хотя он также был не меньшим конкурентом для меня.

— История с ограблением квартиры в 1997 году из той же серии?

— Трудно сказать, но посудите сами. За три дня до одного матча в Санкт-Петербурге мне звонят на работу и сообщают об ограблении квартиры. Я мчусь домой и застаю связанными жену и ребенка. Интересно, что практически ничего не взяли, зато подкинули обрез, находящийся тогда в каком-то "мокром" деле. Прикоснись я тогда к нему и оставь отпечатки пальцев, точно влип бы в историю. Главное для меня было восстановиться психологически перед матчем. Мне это удалось, и я прекрасно отсудил встречу, получив последнюю рекомендацию перед чемпионатом мира во Франции.

КОМУ СУДИТЬ ФИНАЛ КУБКА?

— Как вы собираетесь бороться с нечистоплотными судьями? Наверняка у вас есть на каждого досье?

— Опять-таки вспомню про сборы, где я всем сказал: "Ребята, может быть, что-то раньше и было, ходят какие-то слухи. Давайте все забудем. Сейчас пришли руководители, которые хотят, чтобы все решалось на зеленом поле, а не в закулисных играх. Если вы профессионалы, забудьте о "дядьках-покровителях". Так что в дальнейшем, надеюсь, ситуация изменится к лучшему. Но как только о чем-то узнаю, этот судья моментом вылетит из обоймы.

— На ваш взгляд, распад СССР сильно сказался на качестве судейства?

— Еще бы, ведь раньше стать арбитром высшей лиги было неимоверно сложно. Сейчас же ворота раскрылись: "Заходи, кто хочет". Две игры в первом дивизионе отсудил — давай в высшую. Разве это правильно?!

— 12 мая состоится финал Кубка России. Встречаются московская и питерская команды. Кто, в таком случае, будет обслуживать матч?

— Велосипед изобретать не будем, и процедура назначения пройдет следующим образом. Пригласим на заседание президента премьер-лиги Мутко, представителя РФС, президентов обоих клубов и представим свои кандидатуры. Дальше существует два варианта. Если захотят полный нейтралитет, то калиточка сузится, скорее всего, до одного арбитра. Лучший на данный момент не москвич и не питерец — это краснодарец Чеботарев. Может получиться и так, что география не будет иметь значения. Тогда путем жребия выберем из трех лучших арбитров.

— Как вы относитесь к тому, чтобы арбитры после матчей давали интервью?

— Резко отрицательно. Мы специально запретили судьям и инспекторам давать комментарии по отдельно взятым эпизодам. Вы прекрасно знаете, что порой вырывается из уст футболистов и тренеров в отношении арбитров. Существует подобная рекомендация в ФИФА и УЕФА. Там даже есть специальный пресс-атташе при судейском комитете, который ваш вопрос передаст судье, получит на него ответ и вам передаст. В остальном у нас запретов нет. Я сам не раз говорил: "Не отказывайтесь от интервью, расскажите о себе, своей семье. Покажите, что вы такие же люди, как и все".

ПРОБЛЕМНЫЙ ЮРАН

— За свою карьеру вы пересекались на поле со многими известными футболистами. Тяжело приходилось?

— Была категория игроков, с которыми приходилось очень тяжело. На первом месте у меня по проблемности Юран. Постоянные апелляции, разговоры. Самая запоминающаяся встреча — "Алания" — "Спартак" в 1995 году. Еще на разминке я почувствовал, что футболистов чем-то напоили перед матчем. Они вышли не в футбол играть, а бороться. Глаза у всех бычьи были. Видимо, Газзаев, с одной стороны, а Романцев — с другой хорошо накачали своих. Юран же тогда только приехал из-за границы.Он никак не мог понять, что, владея мячом, нельзя толкать соперника в корпус. Вы же помните, какая у него манера игры. Из-за этого постоянно возникали конфликты с ним. Также тяжело было с владикавказцами Тетрадзе, Тедеевым, Джиоевым. Может, их на меня специально так настраивали?

— Что-то интересное из общения с зарубежными звездами можете вспомнить?

— В одном из первых международных назначений мне предстояло судить на "Олд Траффорд" "Манчестер Юнайтед". Естественно, знал, что за эту команду играет Эрик Кантона. Признаться, я испытал боязнь: "Справлюсь ли я с ним?" Заметил, что у него футболка всегда была выпущена. У меня же принцип один для всех, а он просьбы судей все время игнорировал. И все-таки мне удалось подобрать к Кантоне такие слова, после которых он заправился до конца матча. Более того, после его окончания он подошел ко мне и пожал руку.

Еще один великий футболист, которого удалось оградить от выходок, — Пол Гаскойн. Весь матч он провел как шелковый, но один раз я за ним не уследил. Забив гол, он подбежал к своим болельщикам и высунул язык. А он у него большой, сантиметров десять. Наказывать его не стал за это, все-таки не чужим он его показал.

В какой-то мере мне повезло: за 71 международный матч у меня ни разу не возникло конфликта с игроками. Почему? Не знаю, может быть, мой менталитет совпадает с зарубежным. Многие футболисты после матча по своей инициативе дарили мне футболки. Коллекция приличная набралась. Заммер, Виалли, Фло и многие другие приходили в судейскую и делали презент. Я учил на английском языке, как правильно заполнять рапорт в случае необходимости. Думал, когда-нибудь пригодится. Ни разу не потребовалось!

— Судя по всему, с английским у вас порядок…

— На бытовом уровне общаться могу. Самое интересное, я считаю его слабым, но люди в УЕФА хвалят, говорят, хорошо знаю.

Кстати, язык — важная составляющая хорошего арбитра. В последнее время наши сталкиваются с серьезными проблемами в этой области. Коля Иванов, Ключников, Тюмин недавно выезжали за границу судить, а знаний языка — ноль. Это большой минус. Поэтому предупредили всех: кто хочет попасть в списки УЕФА, обязан выучить английский и в сентябре сдать экзамен.

Расскажу забавный случай по этому поводу. В 1994 году вместе с талантливым тогда белорусским арбитром Шмолем был в Ирландии на чемпионате Европы до шестнадцати лет. Он хорошо себя проявил, и на одном из обедов его руководитель по-английски попросил подать вилку. Тот подумал, что его попросили представиться, и ответил: "Меня зовут Сергей Шмоль". Все хохочут вокруг, а он не поймет, в чем дело. Так человек остановился в росте.

— Как вы относитесь к тому, чтобы ввести переговорные устройства судьям?

— На этот счет у меня есть забавная история. После чемпионата Европы такой прибор мне подарили. Так называемая "бип-система", разработанная англичанами, очень помогает. Особенно в тех случаях, когда в штрафной площади идет борьба за мяч и нет возможности кинуть взгляд на помощника, есть ли офсайд. Датчик располагается в кармане, а микрофон — в ухе. У лайнсмена же он встроен в флажок. В первой игре эксперимент прошел удачно, все работало. На второй раз слышно было плохо, хотя все разбирал. В один из моментов ко мне подбегает динамовец Андрей Кобелев и говорит: "Судья, вы еще и плохо слышите?!" Пришлось потом отказаться от электроники.

— Иногда случаются казусы, когда мяч попадает в судью. Случалось ли с вами такое?

— Да, могу привести два случая, когда после таких попаданий одна из команд забивала гол. Впервые такое произошло в 1998 году, едва я только приехал с чемпионата мира. В Тюмени хозяева играли со "Спартаком". Москвичи на голову сильнее соперника, но никак не могут забить гол. Во время одной из атак хозяев шел прострел с фланга, и я вижу, мяч летит прямо в меня. Но у меня поехали в грязи ноги, и я не мог увернуться. После соприкосновения со мной мяч подобрал кто-то из спартаковцев, последовало два-три паса, и счет открыт. Закончилось же дело разгромом "Тюмени". Второй случай произошел в Воронеже. За месяц до матча мне сделали операцию, и первое время я не мог делать ускорения. Так получилось, что защитник "Факела" случайно угодил в меня, кто-то из динамовцев подобрал мяч и отдал голевую передачу. Вот так я дважды косвенно влиял на результат матча, причем оба раза не в пользу хозяев (улыбается).


ДОСЛОВНО

— Приходилось слышать про себя много грязи и различных слухов. Это самое страшное. Сами знаете, как у нас все распространяется по стране. Человек в разговоре с кем-то кинул невзначай компромат на тебя, а сам вроде ни при чем. Больно такое слышать, особенно незаслуженно.


ЛЮБОПЫТНО

Датский университет провел исследования и установил, что в 48 лет у мужчины теряется острота восприятия. Основываясь на этих данных, ФИФА установила именно этот возраст как критический. Также установлено, что при начале судейской карьеры в 30 лет пятнадцати вполне хватает, чтобы устать психологически.


КСТАТИ

По мнению Николая Левникова, самым-самым арбитром в мире является Хью Далас из Шотландии. Также очень высоко котируются Урс Майер из Швейцарии, Маркус Мерк из Германии, Пьерлуиджи Коллина из Италии.