Около недели назад в гостях у "Советского спорта" побывал известный спортивный комментатор ОРТ Виктор Гусев. Не так давно он был назначен пресс-атташе сборной России по футболу, поэтому многие вопросы читателей, дозвонившихся на "горячую линию", были связаны с выступлением нашей команды на полях Японии и Кореи. Кроме этого, болельщиков очень волновала тема телетрансляций ближайшего мирового первенства.

1-й тайм
Вопросы читателей

СМЕНИТЬ НАЗВАНИЕ ПЕРЕДАЧИ ПОПРОСИЛ ЭРНСТ

— Алло, здравствуйте, Виктор! Это Андрей Строков из Москвы. У меня один вопрос: собираются ли ОРТ и РТР показывать матчи чемпионата мира по футболу и в каком объеме?

— Мы собираемся транслировать все 64 матча. 32 покажет ОРТ, и 32 — РТР. Матчи поделены слепо. РТР покажет финал, потому что между нашими каналами в этом плане существует очередность. Мы будем транслировать все нечетные матчи, а эртээровцы — четные. Причем показывать все игры мы собираемся в прямом эфире.

— Алло, это Анатолий из Москвы. Я хотел бы спросить, почему ОРТ не транслирует матчи чемпионата России по футболу?

— У ОРТ в этом году довольно насыщенная спортивная программа. Мы показали Олимпийские игры, все товарищеские матчи сборной по футболу, собираемся транслировать чемпионат мира. В планах — показ отборочных матчей чемпионата Европы с участием сборной России, а они начинаются уже осенью. Будем транслировать финал Кубка России, финал Кубка УЕФА. Поэтому наше высшее руководство посчитало, что спорта и футбола на ОРТ достаточно. Я в какой-то мере с ним согласен. Чемпионат России мы оставили на откуп другим. По-моему, недостатка в трансляциях матчей премьер-лиги сейчас нет. Я даже иногда не знаю, что смотреть, выбираю.

— Виктор Гусев? Здравствуйте, меня зовут Тарас, мне 46 лет.

— Добрый день, Тарас. Мне тоже 46.

— Очень люблю вашу передачу "На футболе с Виктором Гусевым". Но эта программа — детище великого комментатора Николая Озерова. Раньше она называлась "Футбольное обозрение". Может, не стоило менять название?

— Стоило. Наступило время, когда эта передача уже перестала ассоциироваться с именем Озерова. Ее критиковали и в конце концов закрыли.

Сначала мы приняли другое название — "Время футбола". Но от него пришлось отказаться, потому что почти в тот же момент появилась программа Владимира Познера "Времена". И руководство посчитало, что слишком много в нашей сетке телепередач со словом "Время". Мне позвонил Константин Эрнст и сказал: "Виктор, нужно поменять название. Придумай что-нибудь другое. Но при этом нужна преемственность, необходимо "что-то с Виктором Гусевым". Единственное, что я мог придумать в рамках этой задачи — "на футболе". Так что это не совсем мой выбор.

НА ТЕЛЕВИДЕНИЕ ПОПАЛ В АЛЬБЕРВИЛЕ

— Здравствуйте, Виктор! Я из Ростова, ваш коллега, работаю в одной из местных газет. Очень хотел бы попасть на Центральное телевидение. Как это сделать?

— Тут сложно дать какой-то совет. Есть целый комплекс необходимых для комментатора компонентов — знания, культура речи. Нужно, кстати, и везение, чтобы попасть на телевидение.

— А как сами попали?

— Пришел из так называемой пишущей журналистики. Я окончил Институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Потом отслужил в армии. Пришел в ТАСС политическим редактором, переводчиком (английский и французский языки). Но все время хотел попасть в спортивную редакцию. Довольно долго мне это не удавалось, наверное, лет шесть. Наконец все-таки попал. И именно оттуда начался мой путь. В качестве корреспондента ТАСС я побывал на Олимпийских играх в Альбервиле. И там телевизионщики из "Останкино" предложили мне вести спортивную передачу под названием "Спорт уик-энд". Попробовал, а потом, по ходу дела, мне, как внештатнику, сделали предложение заодно прокомментировать какие-то матчи. Я прошел тесты, вел записанные игры "под картинку". Так и пошло.

— Вы считаете, что работа на телевидении престижнее, чем в газете?

— Абсолютно нет. Я вообще считаю, что все начинается с пишущей журналистики. Когда ко мне на программу приходят пробоваться молодые ребята в качестве корреспондентов, мне не важно, знают ли они телевизионные технологии. Этому я их научу в течение двух недель. Мне важно, чтобы они работали в газете или журнале, знали, например, как закольцевать материал. Если человек это умеет, телевидению его можно научить очень быстро.

— Не возражаете, если я приеду к вам, попробую свои силы?

— Нет. Но это большой риск.

— Все понимаю. Готов рискнуть.

С РОЛАНОМ ГУСЕВЫМ ДРУЖИМ СЕМЬЯМИ

— Добрый день, Виктор! Беспокоит тезка из Медведково. Сейчас вы находитесь в редакции газеты "Советский спорт". А когда ведете репортажи, все время цитируете другое издание. А почему не "Советский спорт"?

— Существует просто договор о взаимной информационной поддержке. Достигнут он был задолго до того, как я пришел в редакцию.

— Добрый день, Виктор! Хотел бы задать вопрос о сборной. Романцев берет туда своих людей — Гончарова, Сычева. А других игроков, хороших игроков — Овчинникова, Гусева — не берет. Почему?

— В первую очередь хочу отметить, что ставка на чемпионате мира очень велика. По сути, на кону тренерская карьера Романцева. Что же — он враг себе?

Что касается Овчинникова и Гусева, то тут имеют место две разные ситуации. В первом случае существует некий морально-психологический подтекст. Речь идет о единстве команды. И тренеры сделали выбор, они отдали предпочтение Нигматуллину. И он, возможно, в результате этого уверенно себя чувствует как вратарь номер один. Что касается Гусева, тут ситуация иная. Никакого подобного подтекста здесь нет. Он один из кандидатов, и лично мне нравится. Более того, это мой хороший друг. Мы с моей женой Олей часто общаемся с ним и его супругой Инной. Это одна из немногих спортивных семей, с которыми мы дружим. Но это мне глаза не закрывает. Я говорю совершенно откровенно: Ролан — один из кандидатов в сборную. И я очень хочу, чтобы он туда попал.

— Здравствуйте, Виктор! Беспокоит Сергей из Москвы. Будет ли во время чемпионата мира выходить передача "На футболе"?

— Нет. План выхода этой передачи следующий. Последнюю программу мы показываем 13 мая. Кстати, она будет сотой, это наш маленький юбилей…

— Заранее поздравляю…

— Спасибо. После этого в чемпионате России наступает перерыв. И показ передачи возобновится уже в июле, после окончания чемпионата мира. Мы будем выходить по средам, так как туры в это время будут по понедельникам, вторникам и средам. А потом снова вернемся на понедельник…

— Добрый день, Виктор! Это Сергей из Санкт-Петербурга. Очень люблю вашу программу и с радостью вспоминаю те времена, когда она выходила по воскресеньям. Нельзя ли вернуть это эфирное время?

— Мы бы очень хотели это сделать. Но, к сожалению, требования эфира таковы, что мы должны были перенести передачу на понедельник. По воскресеньям показывают более рейтинговые передачи — фильмы, ток-шоу. Спорту очень трудно с ними конкурировать.

— Виктор, добрый день, беспокоит Алексей Михайлович из Москвы.

— Добрый день. Я, кстати, тоже Михайлович.

— Вам не кажется, что футбольные телекомментаторы должны быть так же незаметны, как и судья на поле? А они порой забывают обо всем на свете и реализуют свою личность.

— А Озеров вам нравился?

— Очень. Озеров и Котэ Махарадзе.

— Неужели вы считаете, что они был незаметными?

— Они не мешали восприятию игры, вписывались в ее ход. А то, что сейчас творится, — слов нет. Матчи комментируют по два-три человека. Куда это годится? Человек должен встречу комментировать, а тут волей-неволей получается диалог. А это отвлекает от игры.

— Я с вами согласен. Сам не люблю парные репортажи. Мне об этом сказал мой отец, к мнению которого я прислушиваюсь. Он привел любопытный пример: "Заметь, куски твоих репортажей включают в рекламу. Ведь не берут же куски парных репортажей? Нет. А почему? Потому, что только в одиночных репортажах проявляется эмоциональность".

— По эмоциональности, по-моему, равных нет Елагину с REN-TV.

— Это точно. Он, кстати, актер. Играет в театре Марка Розовского. На мой взгляд, он очень хороший актер.

ИГРАЮ В ФУТБОЛ С "СОВЕТСКИМ СПОРТОМ"

— Алло, Виктор? Это Алексей из Егорьевска. Хотел бы задать вам вопрос. Вы когда-нибудь сами играли в футбол?

— Только на любительском уровне. В институте я играл в баскетбол за сборную своего вуза. А в футбол только для себя, с друзьями продолжаю поигрывать. Как правило, это получается два раза в неделю. По средам я гоняю мяч в составе команды ОРТ, причем мы довольно часто встречаемся с "Советским спортом". А по субботам играю со своими школьными и институтскими друзьями.

— Здравствуйте, Виктор! Говорит Марина Абрамова из Зеленограда.

— Первый женский голос за сегодняшний день. Здорово!

— Вы мне очень нравитесь как комментатор. А как вы отработали на игре Россия — Швейцария — это вообще блеск!

— Спасибо. Очень забавно, что отмечают все время репортажи с выигранных матчей. Бывает, проиграют наши, и ты при этом считаешь, что классно отработал, но тебя критикуют, говорят, что не "обеспечил" победу. А выиграет сборная, и, как бы ты ни провел репортаж, тебя хвалят. Самый большой вызов для комментатора — отработать на скучном матче так, чтобы всем было интересно.

— Спасибо за ответ. Хочу пожелать вам и нашей сборной удачи на чемпионате мира и, уж простите за плагиат, берегите себя.

— Спасибо, Марина. Берегите себя тоже.


2-й тайм
Вопросы журналистов

А ПОЧЕМУ ЭТО Я НЕ НА "МЕРСЕДЕСЕ"?

— Виктор, хотелось бы остановиться на этом самом "берегите себя". Как родился этот вариант окончания репортажей и передач?

— На телевидении есть такое понятие, как "фишка". Этой фишки, кстати, очень не хватало "Футбольному обозрению". Все шло как-то строго, извиняюсь за слово, кондово. Поэтому, когда создавалась новая программа, ее хотелось как-то разнообразить — какими-то рубриками, словами, неожиданными заходами. Я думал, как заканчивать передачу. "Берегите себя" — это калька с английского "take care". Мне показалось, что в условиях нашей жизни это звучит очень актуально.

— В последнее время вы добились большой популярности. Часто узнают на улицах?

— Да. Тем более я частенько езжу в метро. Бывают смешные ситуации. Стоит человек, смотрит на меня и говорит: "О, Гусев! А почему не на "Мерседесе?" А сам с золотыми цепями. А я говорю: "А вы почему не на "Мерседесе"?"

— Ни разу не пожалели, что сделали свой выбор в пользу спортивной журналистики?

— Нет. Альтернативой тогда была журналистика политическая, что мне и предлагалось. А я, выражаясь высокопарно, не захотел идти на сделку со своей совестью. При том, что и у спортивной журналистики свои ограничения были. Работая в ТАСС, мы не могли упоминать фамилию Корчного. И, рассказывая о шахматах, так и говорили: тот сыграл с тем-то, этот — с тем-то и еще одна партия закончилась вничью. Потому что участником этой партии был Корчной.

ПОБЕГ ОВЧИННИКОВА - ЕДИНСТВЕННЫЙ СКАНДАЛ В СБОРНОЙ БЫШОВЦА

— Освоились со спецификой работы пресс-атташе?

— Работа действительно очень специфическая. Фактически пресс-атташе я буду только в период чемпионата мира, начиная с нашего отъезда 25 мая и до последнего дня выступления там сборной. Это совпадает с тем, чем я занимаюсь на телевидении. Функции пресс-атташе для меня не в новинку. Я работал в сборной, когда ее возглавлял Анатолий Бышовец. Тот цикл, к сожалению, получился для нас очень неудачным, команда потерпела шесть поражений. Впрочем, это отдельный разговор.

В Японии моя работа будет в основном связана с английским языком. Она будет включать в себя общение с представителями ФИФА, местными журналистами. Помните, как у Высоцкого про гармошку: "Меня и пригласили за нее". (Улыбается.) Меня пригласили за язык.

Вообще нынешний чемпионат будет особенным с точки зрения открытости команд для прессы. Этого требует ФИФА. Команды будут иметь право только на одну закрытую тренировку — накануне матча. Все остальные тренировки будут открытыми, поэтому обеспечен большой наплыв журналистов, которых, как говорит мой коллега Александр Львов, надо будет "разруливать". Я, правда, не совсем понимаю, что он имеет в виду.

— А если говорить о вашей работе во времена Бышовца, когда атмосфера в сборной была лучше — тогда или сейчас?

— При Бышовце атмосфера была прекрасной. Единственный конфликт случился перед матчем со сборной Украины, который мы проиграли 2:3. Тогда с базы под покровом ночи уехал вратарь Сергей Овчинников. В сборной на тот момент было два голкипера кроме него — Харин и Черчесов. И Овчинникову перед матчем сказали: "Нет гарантий, что ты выйдешь в основном составе". Он собрался и уехал. Потом его долго разыскивали, потому что надо было ехать с тремя вратарями. Но это единственный конфликтный случай, который я помню во времена сборной Бышовца.

Что же касается этой сборной, то я еще не успел в полной мере прочувствовать атмосферу. Если же судить по каким-то отрывочным ощущениям, которые у меня сложились, на мой взгляд, проблем в коллективе нет. Нам повезло и с Бышовцом, и с Романцевым.

МЫ ПОТЕРЯЛИ ЭФФЕНБЕРГА

— Во время чемпионата мира во Франции на ОРТ выходила передача "Парижские таймы". В течение предстоящего первенства планируется нечто подобное?

— Повторить ее хотелось бы. Но, скорее всего, такой передачи не будет. Мы собираемся делать сюжеты, которые станут показывать в программах "Время", "Доброе утро", в перерывах матчей. Что касается "Парижских таймов", то она запомнилась зрителям в том числе и благодаря удачному и броскому названию. А программы, которые мы делали с чемпионата Европы в Бельгии и Голландии, были не хуже.

— Кто автор названия?

— Его придумал я.

— А кому пришла в голову мысль пригласить участвовать в передаче бывшего кавээнщика Комара?

— В погоне за рейтингом нас ориентируют на то, чтобы передача была привлекательной для большего круга людей, нежели просто футбольные болельщики. Нужны вот такие "смешинки", которые могли бы развлечь публику. Пытаемся придумывать. К этому ряду относится рубрика "Заметки на полях"…

Хотя отношение ко всему этому абсолютно разное. Некоторые зрители приветствуют, а другие, напротив, звонят и говорят, что нам, мол, ничего лишнего не нужно, давайте побольше отчетов о матчах, нас интересуют голы. И мы пытаемся лавировать, находиться где-то посередине этих дискуссий.

— В "Футбольном обозрении" была рубрика "Лучший гол месяца". Почему вы не введете ее?

— Я уже говорил, что "Футбольное обозрение" много критиковали. И когда мы начали делать свою передачу, мы хотели в максимальной степени уйти от того, что делали наши предшественники. Именно поэтому мы не стали вводить конкурс на лучший забитый мяч, пусть это и выглядит немножко глупо. Была рубрика "Я пас", посвященная лучшим пасам тура. Она была немного смешной и потом закрылась, потому что там было не все однозначно. Может, когда-нибудь мы вернемся к конкурсу голов, возможно, в другой форме, например введем интерактивный опрос болельщиков.

Но опять же надо понимать, что у нас очень мало времени. А так мы все считаем по секундам. Идет программа, а мне говорят: ты должен рассказать зарубежные новости, немного о перестановках тренеров и у тебя на все про все — семь секунд. Я говорю: за семь секунд я не управлюсь. А мне в ответ: ну хорошо, давай девять секунд.

— У вас есть фирменная вещь, когда игроки говорят в камеру: "На футболе с Виктором Гусевым". Можете вспомнить какие-либо курьезные ситуации, связанные с этим?

— Курьезные? С ходу сложно вспомнить. Был интересный случай с Эффенбергом. Мы очень жалеем, что не сняли, как он репетировал эту фразу. Он попросил время специально для этого, повторил фразу раз пять, а потом сказал, что у него не получается и он не будет говорить в камеру. Сказал только: "На футболе". Так мы потеряли Эффенберга.

ЛЮБЛЮ СОЛОМАТИНА ЗА ЕГО ДУХ

— Какой ваш любимый игрок в сборной России?

— Как это ни странно, любимого игрока в сборной у меня нет. Хотя по своему духу мне очень нравится Соломатин. Не знаю, можно ли его называть игроком сборной России на данный момент. Он боец и вообще приятный парень.

— А за какой клуб болеете?

— Сейчас я ни за кого не болею. А в детстве был ярым поклонником московского "Динамо". Но все болельщицкие чувства исчезли, как только я начал писать о футболе. Помню, играли "Динамо" и "Локомотив". Я передавал небольшой отчет в ТАСС. За пять минут до конца, когда этот отчет уже был по большей части написан, железнодорожники вели 1:0. В этот момент я поймал себя на мысли, что не хочу никаких изменений в счете. И понял, что с этой секунды я перестал быть болельщиком "Динамо", а стал футбольным журналистом.


КСТАТИ

У Виктора Гусева две дочери — 15 и 13 лет. Младшая занимается волейболом.


ДОСЛОВНО

(о рекламе пива, где используется голос Гусева)

— Рекламщики меня подставили. Во-первых, никто не спросил моего согласия. Во-вторых, по картинке там идет матч "Сельты", а фрагмент моего комментария взят из игры сборной России. А так как гол там забивается практически с одного метра, все это смотрится очень бредово. Вот когда я комментировал ролик с Бекхэмом, все было совсем по-другому. Там меня пригласили специально, и я просто озвучил этот ролик. За эту озвучку существуют гонорары.

(о своих ошибках в эфире)

— Я переживаю из-за своих ошибок в эфире. Ситуацию, когда во время олимпийского турнира по хоккею я назвал Хабибуллина Нигматуллиным, обязательно надо было отыграть. По-моему, я оговорился тогда раза четыре. И после этого одну из передач "На футболе" я завершил клипом с двумя словами "Нигматуллин — Хабибуллин".


ЛЮБОПЫТНО

Хобби Виктора Гусева — коллекционирование компакт-дисков. "Их счет в моей коллекции уже идет на сотни, — говорит Гусев. — Люблю старый, классический рок. "Beatles", "Deep Purple", "Led Zeppelin", "Doors". При этом стараюсь ходить на все концерты, в том числе и на наши группы — "ДДТ", "Сплин", "Крематорий".

Во время службы в армии Виктор Гусев участвовал в боевых действиях в Эфиопии — в качестве военного переводчика. "Меня призвали в армию в 1977 году, после окончания института, — рассказывает Гусев. — Оформили в Ирак — тогда совершенно благополучный регион. Там были наши военные советники, которые обслуживали советскую технику. Уже стояла иракская виза. И вдруг начинается война между Эфиопией и Сомали. Мне быстро все переделали и нас бросили туда. В Эфиопии я служил с 1977 по 1979-й год, со всеми прелестями войны — окопами и так далее. Было ли страшно? Конечно. Меня все время не покидала мысль о нелепости всего этого. Заденет тебя пуля, погибнешь, а за что?"