Владимир Юрзинов, принятый в Зал славы ИИХФ 3 мая, стал в нем 15-м представителем России. Из тренеров этой чести прежде удостоились только трое — Анатолий Тарасов, Виктор Тихонов и Аркадий Чернышев.

— Владимир Владимирович, поздравляем вас с вступлением в когорту великих мирового хоккея. Ваши достижения игрока и тренера хорошо известны. А какие бы вехи или события вы сами выделили бы в своей карьере?

— Конечно, попасть в Зал славы ИИХФ приятно. Но сразу хочу сказать, что это награда не моя. Это награда моего поколения. К сожалению, многих из тех, кто добывал славу отечественному хоккею, уже нет в живых. Ушли в прошлое и времена нашего господства в мировом хоккее. Я не могу выделить в своей карьере что-то одно. Лучшие воспоминания у меня связаны с годами, когда мы были сильными и нас все уважали. Был ли я игроком или тренером. Мне выпала честь в 1974 году начинать работать в сборной с Борисом Павловичем Кулагиным, затем посчастливилось много лет провести бок о бок с Виктором Васильевичем Тихоновым. В том числе помогать ему на нашей последней золотой Олимпиаде-92 в Альбервиле, о чем ваша газета в одной из публикаций почему-то не упомянула. Однако невозможно постоянно жить прошлым. Да, нельзя забывать традиции. Но главное - дело, нужно ежедневно совершенствоваться, знать обо всем новом, что происходит в мировом хоккее. То есть работать так, как учили великие Тарасов и Чернышев, Тихонов и Пучков. Впрочем, почему я говорю в прошедшем времени, ведь клубы Тихонова и Пучкова в следующем сезоне выступят в Суперлиге.

— Вот еще бы и вы в Россию вернулись…

— У меня на два года контракт со швейцарским "Клотеном". Понимаете, я сам себе иногда не нравлюсь. Получается, что как бы мечусь с места на место: то консультирую сборную Латвии, то возглавляю на чемпионате мира, на Олимпиаде команду России, то опять становлюсь консультантом или помощником.

— Но вы же никуда не напрашивались. Вас всегда персонально приглашали.

— Я никогда не работал на Петрова, Иванова или Сидорова. Зовут, значит, нужен сборной, и стараюсь сделать все, что в моих силах. Если снова пригласят, будет возможность, обязательно помогу.

— "Клотен" преодолел финансовые трудности, возникшие из-за банкротства швейцарской авиакомпании — главного спонсора клуба?

— Да. Команду купил новый хозяин и погасил все задолженности.

— На ваш взгляд, какой турнир — Олимпиада или чемпионат мира отражает уровень развития хоккея в той или иной стране?

— Оба отражают. Весь вопрос - какого хоккея? С приходом НХЛ на Олимпиаду два последних в ее рамках турнира стали для ведущих сборных иллюстрацией возможностей энхаэловских игроков. По идее, чемпионат мира должен показывать развитие хоккея в стране более точно. Но я за то, чтобы у нас, как у рачительных хозяев, не было никакого разделения, чтобы все россияне, выступающие в НХЛ, в Европе или на родине, чувствовали себя единым целым. Все это наше хозяйство, которое нужно пестовать и лелеять. Я всегда говорил, что при комплектовании сборной необходимо придерживаться определенной стратегии. Скажем, на Олимпиаду формировать команду из 75, а то и из 100 процентов энхаэловцев. На мировом первенстве делать упор на игроков из национального чемпионата, добавляя к ним пять человек из НХЛ и пять из Европы, если, конечно, там найдутся достойные. Из НХЛ же приглашать не скопом, а на конкретные роли и позиции. К примеру, один способен сплотить, воодушевить партнеров, другой укрепить центр, третий добавить скорости, четвертый возьмет на себя диспетчерские функции и так далее. Должно быть четкое индивидуальное планирование работы с энхаэловцами, и вести ее надо весь сезон. По-моему, только в России делят хоккеистов на тамошних и здешних. От этого необходимо уходить. Повторяю, у нас должно быть объединенное, сплоченное хоккейное хозяйство.

— Этому поможет назначение министром спорта Вячеслава Фетисова?

— Надеюсь. С другой стороны, жаль, что мы потеряли единственного российского представителя в тренерском цехе НХЛ. При дальнейшем совершенствовании Фетисов мог вырасти в видного наставника.

— После Олимпиады в Солт-Лейк-Сити прошло уже более двух месяцев. Можете теперь сказать, почему в полуфинале с США наша сборная "проспала" два первых периода?

— Сам чуть ли не ежедневно задаю себе этот вопрос и не нахожу ответа. Может, сказался переезд из холодной арены, где играли перед полуфиналом, в теплую. Может быть, зря, в отличие от американцев, не провели утром раскатку. Когда чемпион определяется в одном матче, все очень тонко, все решают нюансы. Скажу больше, я до сих пор не знаю, почему уступили в финале в Нагано. Ведь до этого чехов на той Олимпиаде мы победили, тоже по ходу проигрывая. Интересно, что тогда перед финалом мы раскатку утром провели, а чехи - нет.