Первую часть сезона нападающий россиян провел за океаном. Вот и на ЧМ тренеры определили Равиля Гусманова в звено к энхаэловцам — Ляшенко и Афиногенову.

— Над нами в стартовой трети поединка со словаками довлела какая-то растерянность, — вспоминает Равиль Гусманов. — Не понимаю, почему ребята не стали сразу действовать во всю силу, настраивались ведь биться. В хоккее в игре с равными соперниками редко получается в одной встрече отдохнуть, а на следующий день собраться и стать совсем другой командой. Лишь после того, как в перерыве Михайлов сказал очень жесткие слова, мы покатили, стали действовать собранно и предельно жестко. Счет-то, правда, к тому времени уже был 0:3! Впрочем, Борис Петрович и его помощники и перед матчем говорили все, что нужно, старались настроить ребят, так что тренерской ошибки я не вижу. Как не стоит винить и вратарей, на двоих пропустивших шесть шайб. Все-таки у словаков броски были не из легких. У нас по ходу всего ЧМ всегда возникали шансы спасти матчи. Однако подводила старая болезнь: не можем довести комбинацию до точного завершающего броска.

Что нам надо изменить? Наверное, стоит действовать проще, в атаке больше бросать, а в обороне играть как можно строже. Ясно, что все это очевидные вещи, но на льду порой хочется сделать все красиво и о чем-то иногда забываешь.