Путь в Мексику сборная СССР начала в Белфасте, где в первом отборочном матче сыграла вничью с командой Северной Ирландии. После этого она одержала верх в трех матчах над той же Северной Ирландией и Турцией. Нулевая ничья была зафиксирована в стартовой встрече с хозяевами на финальном этапе, но уверенные победы над Бельгией с Сальвадором вывели наших футболистов в 1/4 финала. Однако дальше они не прошли — этому помешал проигрыш уругвайцам, в чем были и заслуга победителей, и вина как голландского арбитра, так и самих футболистов сборной СССР, которые в конце встречи взяли на себя функции судьи. О том, что же случилось в Мексике в 1970 году, вспоминает лучший бомбардир нашей сборной Анатолий Бышовец, забивший в Мексике четыре мяча.

НЕСБЫВШИЕСЯ НАДЕЖДЫ

— Анатолий Федорович, вы единственный в России специалист, участвовавший в чемпионатах мира в качестве игрока и тренера, а началось все в Мексике 32 года назад. Хорошо помните тот чемпионат?

— У меня были более удачные, чем в Мексике, соревнования — и победная Олимпиада в Сеуле, и чемпионат мира в США, где я был тренером сборной Южной Кореи, и чемпионат Европы в Швеции. Тем не менее дебют на самом высоком уровне 32 года назад в Мексике оставил незабываемое ощущение. Это был первый в моей жизни большой футбольный праздник, который наверняка сохранится в памяти навсегда, хотя после четвертого места в предыдущем чемпионате в Англии и наши любители футбола, и мы сами рассчитывали выступить еще удачнее. Но все надежды рухнули за две минуты до конца дополнительного времени в матче с уругвайцами, когда мы пропустили нелепейший мяч. Это был второй ключевой момент в той встрече. А первый случился в основное время, когда я после передачи Владимира Мунтяна отправил мяч в сетку уругвайских ворот, однако арбитр посчитал, что у кого-то из нас якобы было положение "вне игры". Тем удивительнее, что на исходе матча арбитр из Нидерландов почему-то не заметил, что Кубилла сделал передачу в нашу штрафную после того, как мяч чуть ли не на полметра вышел за пределы поля, что хорошо видели наши защитники и вратарь и поэтому "выключились" из игры. Но у уругвайцев было на этот счет другое мнение, и Эспарраго, воспользовавшись нашей растерянностью, поразил ворота. Этот гол решил судьбу и матча, и нашего дальнейшего выступления в чемпионате мира.

— Если бы сборная СССР выиграла, то в полуфинале вам пришлось бы встретиться с бразильцами. На ваш взгляд, наша команда могла оказать им достойное сопротивление?

— Бразильцы были главными фаворитами, и мы понимали, что выиграть у двукратных чемпионов мира будет практически невозможно. Однако робости перед ними мы не испытывали. Наоборот, мечтали проверить себя в игре с самыми титулованными соперниками, тем более в полуфинале, когда никто силы не экономит.

— Ну, это, как вы сами понимаете, из области предположения, а что вы скажете о состоявшихся встречах?

— Я считаю, что в Мексике мы показали гармоничную игру, особенно надежно действовали в обороне, пропустив в четырех матчах лишь два мяча. В этом заслуга не только вратаря Анзора Кавазашвили и защитников, но и полузащитников, и даже форвардов. В то же время мы забили шесть мячей в ворота Бельгии и Сальвадора.

ДВОЙНАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ

— Четыре мяча на вашем счету, что сделало вас лучшим бомбардиром нашей сборной в мексиканском чемпионате.

— Забивать мячи, как известно, обязанность любого форварда, но чаще всего это удается все равно с помощью партнеров. Во всяком случае в Мексике я забил четыре мяча во многом благодаря им. Напомню, с какими замечательными футболистами посчастливилось мне сыграть в том чемпионате. Это Владимир Мунтян, Евгений Ловчев, Виталий Хмельницкий, Альберт Шестернев, Кахи Асатиани, Реваз Дзодзуашвили, Анзор Кавазашвили, Валентин Афонин, Геннадий Логофет. А какие великолепные руководители были у нас — Гавриил Дмитриевич Качалин, Андрей Петрович Старостин. В сборной были игроки из разных городов и клубов, тем не менее жили мы дружной большой семьей. Наши руководители, кстати, заранее арендовали в Мехико уютный дом, расположенный, между прочим, неподалеку от галереи знаменитого мексиканского художника Сикейроса, и мы несколько раз посетили его выставку. В свободное от матчей и тренировок время мы выезжали также на природу, и приехавший с нами повар из Москвы жарил шашлыки, а в домашних условиях он готовил нам привычные борщ, пельмени. Так что, несмотря на то что чемпионат мы закончили в 1/4 финала, воспоминания о нем остались самые приятные.

— На ваш взгляд, что этот чемпионат принес мировому футболу?

— Он дал богатый материал для развития футбола в разных странах, в том числе и в СССР. Старший тренер киевского "Динамо" Виктор Александрович Маслов, побывавший в Мексике в качестве наблюдателя, по возвращении в Киев быстро видоизменил тактический рисунок игры нашей команды, сделав акцент на универсализм. На мой взгляд, в Мексике еще не была совершена революция в тактике. Однако этот чемпионат можно смело назвать прелюдией к тому, что голландцы показали через четыре года в ФРГ.

— Как отреагировали руководители советского футбола на ваш проигрыш уругвайцам?

— Реакция была незамедлительной. Слава Богу, что никого из нас не наказали так, как это сделали в 1952 году после поражения сборной СССР на Олимпиаде в Хельсинки. Но с несправедливостью мы столкнулись еще в Мексике, когда нам не выплатили премиальные за выигрыши у Бельгии и Сальвадора, за выход в 1/4 финала. Понятно, что в любом случае из Мексики мы не вернулись бы миллионерами, но все равно было обидно сознавать, что нас обманули не только судьи, но и свои руководители. Любопытно, что с этим столкнулись позже наши футболисты, участвовавшие в других чемпионатах мира. Нам, повторяю, досадно было проигрывать уругвайцам только из-за очевидных судейских ошибок, но вдвойне обидно, когда нас обманули свои руководители, которые, между прочим, были заинтересованы в получении премиальных не меньше игроков. Но Бог с ними. Судьба все равно распорядилась так, как считала нужным.

Технические результаты

В отборочном цикле сборная СССР сыграла 4 матча и набрала 7 очков. После нулевой ничьей с Северной Ирландией она выиграла три встречи: у Турции — 3:0 (мячи забили Мунтян — 2, Нодия), 3:1 (Асатиани — 2, Хмельницкий), у Северной Ирландии — 2:0 (Нодия, Бышовец). В финальном турнире сборная СССР также провела 4 встречи: Мексика — 0:0, Бельгия — 4:1 (Бышовец — 2, Асатиани, Хмельницкий), Сальвадор — 2:0 (Бышовец — 2), Уругвай — 0:1.

В Мексике сборная СССР выступала в таком составе: Кавазашвили — 4 матча, Логофет — 2, Шестернев — 4, Капличный — 3, Ловчев — 2, Серебряников — 2, Пузач — 2, Асатиани — 4 (забил один мяч), Мунтян — 4, Нодия — 1, Хмельницкий — 4 (1), Бышовец — 4 (4), Еврюжихин — 4, Дзодзуашвили — 3, Киселев — 3, Хурцилава — 3, Афонин — 3. Кроме того, в отборочном цикле играли Рудаков, Хусаинов, Гершкович.


ДОСЛОВНО

Бразильцы были главными фаворитами, и мы понимали, что выиграть у двукратных чемпионов мира будет практически невозможно. Однако робости перед ними мы не испытывали. Наоборот, мечтали проверить себя в игре с самыми титулованными соперниками, тем более в полуфинале, когда никто силы не экономит.