После четырех чемпионатов мира сборная СССР впервые не попала в финальную часть, хотя и выиграла групповой турнир. Однако на решающем этапе сыграла вничью с командой Чили. По политическим соображениям на ответный матч в Сантьяго она не вылетела, поскольку тогдашний старший тренер наших футболистов Евгений Иванович Горянский не гарантировал победу на поле соперников. В результате нашей команде было засчитано поражение. О том, как это было, вспоминает лучший футболист страны в 1972 году защитник Евгений Ловчев, сыгравший в сборной СССР 52 матча.

— Евгений Серафимович, проигрывать всегда обидно. А то, что произошло в 1973 году, наверное, обиднее вдвойне - ведь вы лишились возможности участвовать в чемпионате мира в ФРГ, скорее всего, по вине чиновников, испугавшихся возможного поражения сборной СССР от команды диктатора Пиночета?

— Политика, безусловно, сыграла важную роль. Напомню в первую очередь молодым любителям футбола, что незадолго до наших квалификационных встреч с чилийцами у них произошел военный переворот и к власти пришел диктатор Пиночет, уничтоживший демократическое правительство Сальвадора Альенде, превративший, кстати, главный стадион Сантьяго в концлагерь. И симпатии советских людей, как это всегда случалось у нас, были отданы простому народу. Они проявились, разумеется, в отказе играть ответный матч с командой Чили на ее поле, что позволило соперникам получить право выступать в ФРГ. Но наше нежелание встречаться с футболистами страны, которую возглавил диктатор Пиночет, было не проявлением солидарности с противниками нового режима, а скорее, самое обыкновенное опасение руководителей ЦК КПСС и Спорткомитета о возможности нашего поражения. К игрокам же сборной СССР этот отказ никакого отношения не имел. Наоборот, мы готовы были лететь в Чили, хотя и понимали, что выиграть в Сантьяго будет нелегко. Но спортивно-партийные чиновники расценили ситуацию иначе, лишив нас шансов побороться за путевку в ФРГ.

— Наверное, потому, что ваши непосредственные руководители, в первую очередь главный тренер Евгений Горянский, не гарантировали победу в Сантьяго?

— Для этого у них были веские причины. Дело в том, что после предыдущего чемпионата мира в Мексике положение сборной страны резко изменилось. В национальной команде с приходом каждого нового тренера сильно обновлялся состав, и получалось, что тренеры руководствовались не государственными идеями, а преследовали скорее интересы своего клуба. Например, в 1970 году чемпионат СССР выиграли армейцы, и через год их старший тренер Валентин Николаев, переведенный из ЦСКА в сборную, сделал откровенную ставку на футболистов из своей команды, пригласив 12 армейцев. В 1972 году первое место заняла "Заря", и одним из тренеров национальной команды стал Герман Зонин, который, в свою очередь, пригласил 5 игроков из ворошиловградского клуба. Затем очередь дошла до Евгения Горянского, который собрал разноплановых футболистов. Я был приглашен в сборную в 1969 году, за год до чемпионата мира в Мексике, и таких новичков, как я, остались единицы. Если Гавриил Дмитриевич Качалин вел точечный подбор, умело добавлял к старожилам молодых игроков, то его преемники, повторяю, к комплектованию подходили иначе, в результате монолитной команды, способной добиться высокой цели, у нас просто не стало. И яркий пример тому — московская встреча с чилийцами. Мы, естественно, не были уверены в том, что обязательно переиграем их на своем поле: в памяти свежи были и чемпионат мира в Чили, состоявшийся в 1962 году, и проигрыш там именно хозяевам. А тут добавилась и политика - ведь встречались с футболистами не из стран соцлагеря, а с командой, защищавшей интересы уже фашистского режима. Правда, не в лучшем положении оказались и соперники. Ведь в Европу чилийцы прилетели до военного переворота и мало знали о том, что происходит у них в это время в стране, беспокоились за родных и близких. По крайней мере, когда мы выходили на поле в "Лужниках", я обратил внимание на напряженные, а у некоторых игроков явно испуганные лица.

— Тем не менее выиграть у перепуганных чилийцев вы не смогли?

— Игра получилась простой. Мы почти беспрерывно атаковали, а соперники собрались у своих ворот и заботились только о том, как не пропустить. И не пропустили, хотя еще в первом тайме к двум чистым нападающим Блохину и Онищенко Горянский добавил Кожемякина и Гуцаева. Но все наши попытки взломать оборону оказались напрасными, и нулевая ничья, естественно, нас не устроила. Я еще тогда понял: если бы мы выиграли с минимальным перевесом, то наверняка полетели бы в Чили. Недавно я был в останкинской телестудии на передаче "Как это было" и впервые увидел кадры 29-летней давности, снятые на стадионе в Сантьяго. Несмотря на то, что было известно о нашем отказе играть ответный матч, на стадионе собралось примерно 30 тысяч зрителей, на поле выбежали почему-то не 11, а 22 футболиста, затем по свистку судьи чилийцы неторопливо приблизились к пустым воротам и без помех отправили мяч в сетку. После этого им была присуждена победа. Вот по такому сценарию без нашего участия сборная Чили получила право выступать в финале.

— В победу сборной СССР не верили руководители страны, тренеры. А как вы сами представляли свои возможности в случае поездки в Чили?

— Понятное дело, никто из нас не мог быть уверенным в выигрыше, особенно после первого матча в "Лужниках". Я, признаюсь, был в числе сомневающихся.

— Но ведь вы выиграли отборочный турнир в своей европейской группе?

— Да. Мы действительно заняли первое место, но стоило это нам большого труда. Напомню, что мы начали отборочные соревнования в 1972 году с поражения от сборной Франции в Париже, затем с разницей в 1 мяч победили в Дублине команду Ирландии. На следующий год, правда, мы выиграли дома и у французов, и у ирландцев, однако содержание игры, мягко говоря, оставляло желать лучшего. Сборная СССР переживала непростой период обновления состава, что лишний раз подтвердили 4 товарищеских матча, сыгранных летом 1973 года в Москве: мы проиграли Англии, Бразилии, ФРГ. И только встречу со сборной Швеции завершили вничью. Эти результаты не придали нам уверенности. Наоборот, поражения еще больше ее подорвали.

— Итак, в финале в ФРГ сборная СССР не выступала, но уроки того чемпионата мира, на котором голландцы продемонстрировали так называемый тотальный футбол, не прошли бесследно?

— Не могу сказать о всех советских командах. Но лидеры многое взяли на вооружение. В первую очередь это относится к киевским динамовцам, которых возглавил Валерий Лобановский. Именно в год чемпионата в ФРГ началась эра этого тренера, который досрочно привел киевлян к золотым медалям. Правда, мы, спартаковцы, во втором круге обыграли будущих чемпионов, и нас после той победы назвали "летучими голландцами". К сожалению, играть так же, как играли в те годы голландцы, многие наши команды, в том числе и "Спартак", все же не могли.


Технические результаты

В отборочном цикле сборная СССР сыграла пять матчей: проиграла Франции — 0:1, выиграла у Ирландии — 2:1 (мячи забили Федотов, Колотов) и 1:0 (Онищенко), и у Франции — 2:0 (Блохин, Онищенко), а на следующем этапе завершила первую встречу вничью с Чили — 0:0.

В отборочном турнире сборная СССР выступала в таком составе: Рудаков — 3 матча, Пильгуй — 2, Дзодзуашвили — 5, Хурцилава — 4, Ловчев — 5, Капличный — 5, Колотов — 3 (забил один мяч), Иштоян — 1, Еврюжихин — 2, Семенов — 2, Федотов — 4 (1), Ольшанский — 3, Блохин — 4 (1), Пузач — 2, Мунтян — 4, Кузнецов — 3, Андреасян — 3, Онищенко — 3 (2), Васенин — 1, Фоменко — 1, Долматов — 1, Гуцаев — 1, Кожемякин — 1.