Российские теннисистки, не побеждавшие на турнирах ВТА с 1999 года, успели уже вселить в сердца наших болельщиков определенную долю скептицизма - а смогут ли наши девушки в XXI веке вообще завоевать хотя бы один титул? Ведь ни Дементьевой, ни Курниковой, несмотря на их огромный опыт, этого до сих пор сделать так и не удалось. И вот наконец черная полоса прервана. Победив в минувшее воскресенье на кортах Варшавы словачку Генриэту Надьову, 19-летняя Елена Бовина завоевала чемпионскую корону, указав тем самым верную дорогу для всех наших спортсменок.

ПОБЕДЫ ВАЖНЕЕ ТИТУЛОВ

— Лена, прежде всего поздравляем с первым титулом! Для вас эта победа была важна или же прошла незамеченной, как само собой разумеющееся событие?

— Я бы не сказала, что это было незначительное событие, но, с другой стороны, там, в Варшаве, я особо не задумывалась о том, какой это у меня титул - первый или десятый. Мне было важно просто хорошо выступить на турнире. Я хотела хорошо сыграть не ради того, чтобы иметь титул, а для того, чтобы выиграть все свои матчи.

— Как настраивались на решающий поединок? Не было опасения, что не хватит моральных и психологических сил? Ведь был же уже в прошлом году финал в Эшториле, где победу одержать так и не удалось…

— Специально на этот поединок я не настраивалась. Я очень хорошо себя чувствовала перед финалом и была на 100 процентов уверена в своих силах - не было ни скованности, ни волнения. Вышла спокойно на корт и сыграла без особых проблем.

— Почему я акцентирую на этом внимание... Просто так получается, что с 1999 года российские теннисистки не выигрывали профессиональный турнир, и создается такое впечатление, что у наших девушек выработался какой-то определенный комплекс…

— Вы знаете, про эту статистику я первый раз слышу на самом деле. Поэтому лично у меня не было никакого комплекса. Но может, именно это как раз и помогло мне, ведь когда слишком много думаешь о таких вещах, выступать бывает гораздо тяжелее.

— Со своей соперницей по финалу вы не так давно играли в паре на турнире в хорватском Боле. Это как-то помогло вам в Варшаве подобрать к Надьовой ключи?

— В принципе, конечно, помогло. Ведь до этого я с ней ни разу не встречалась в одиночке, и, когда мы выступали в паре, я смогла узнать кое-какие ее сильные и слабые стороны. Не то чтобы именно это обстоятельство стало решающим фактором победы, но определенную роль все-таки сыграло.

— У вас отношения не испортились с ней после этой встречи?

— Нет, все нормально. Она поздравила меня с победой, а потом пошла играть в финале парного разряда с другой девочкой и в итоге завоевала титул.

— Вообще парная игра - это скорее тренировка перед одиночкой или же вы рассматриваете ее как отдельное серьезное соревнование?

— Естественно, это серьезное соревнование, и выигрывать в парном разряде также очень престижно. Но я рассматриваю пару еще и как дополнительную игру, где могу попробовать какие-то ходы, которые потом буду применять в одиночке. В паре очень хорошо можно, например, поработать над подачей, над ударами с лета.

— Если посмотреть статистику парных встреч, окажется, что вы очень часто меняете своих партнерш. Может, надо остановиться на одной спортсменке и выступать с ней постоянно на всех соревнованиях?

— Можно, конечно, остановиться. Но для меня это не проблема. Я очень быстро нахожу взаимопонимание со всеми, и с кем я не играла пару, у меня был нормальный контакт. А однажды с одной теннисисткой мы даже с первого раза выиграли турнир. Но вообще я понимаю, что лучше все-таки выбрать одну партнершу. Я уже договорилась с чешкой Даей Бедановой, что мы будем выступать вместе в этом году на всех крупных соревнованиях, в том числе и на "Ролан Гаррос", который стартует в конце мая.

ИГРАЮ В СВОЙ ТЕННИС

— Говорят, у вас после турнира в Варшаве возникли какие-то проблемы со здоровьем. Надеюсь ничего серьезного?

— Нет, к счастью, ничего страшного. Я провела много игр, и после финального матча у меня заболел локоть. Но я была у врача, и он сказал, что ничего серьезного нет. Надо всего лишь отдохнуть пару деньков.

— Как известно, "Ролан Гаррос" проходит на грунте. Вы вообще отдаете предпочтение какому-то определенному покрытию или считаете себя универсалом?

— Я люблю играть и на грунте, и на харде, и на траве. На траве вообще мне очень интересно выступать, это самая необычная и сложная поверхность. На всех покрытиях есть что-то свое, интересное, к каждому из них надо привыкать, но меня это не пугает.

— Я слышала, что у вас новый тренер. Как давно вы работаете с ним?

— Мы работаем с марта, зовут моего нового наставника Джо Джулиано — он американец из Нью-Йорка. Джо помогает мне сейчас больше в плане тактической игры и кардинально в техническом отношении ничего пока не ломал и не менял. Еще я должна сказать, что очень много для меня сделал тренер по физподготовке Игорь Завьялов, и за те полгода, что мы с ним сотрудничаем, я добилась значительного прогресса.

— Лена, если говорить о тактике, наверное, преимущество имеют более опытные теннисистки, которые мастерски владеют всеми тактическими уловками. Как вам удается обходить эти ловушки?

— Конечно, молодым девочкам, которые только вышли из юниоров, очень сложно противостоять опытным спортсменкам. Здесь в ход может пойти все что угодно, - и врача станут приглашать, и меняют ритм игры, и шнурки завязывают в самый острый момент, чтобы сбить тебя с атакующего настроя. Словом, надо научиться противостоять этим хитростям. Бывает, что я теряюсь.

— А сами используете эти методы?

— Нет, я предпочитаю просто играть в свой теннис, а что там, с той стороны корта, меня мало интересует.

БУДУ ПЕРЕЖИВАТЬ ЗА НАШИХ ФУТБОЛИСТОВ В ЯПОНИИ И КОРЕЕ

— Вы считаетесь одной из самых высоких теннисисток в туре (189 см). Это преимущество или недостаток?

— Если это правильно использовать, то высокий рост, конечно, огромный плюс для теннисистки. А если "разъесться" до 100 кг, то ни о каком преимуществе не может быть и речи. Девочке с высоким ростом надо много работать над телом, над координацией, и тогда это принесет успех.

— Сестры Уильямс, помимо тенниса, еще успевают учиться в колледже и всерьез задумываются о своем будущем. А вы в свои 19 лет не думаете еще о том, чем будете заниматься после окончания теннисной карьеры?

— Конечно, думаю. Для любого человека важно не только заниматься спортом, но еще и накопить какой-то интеллектуальный багаж. И несмотря на то что совмещать учебу с теннисом мне тяжело, я все-таки стараюсь находить для этого время. Сейчас, когда есть возможность, я хожу на подготовительные курсы факультета журналистики в Университет имени Патриса Лумумбы.

— То есть в принципе в будущем вы можете стать нашей коллегой?

— Возможно. Во всяком случае, мне это интересно, я с удовольствием там слушаю лекции и изучаю испанский язык. А с другой стороны, эти занятия еще и помогают расслабиться и отвлечься от тенниса. Такое переключение для спортсмена тоже крайне необходимо.

— Ваш папа в прошлом серьезно занимался водным поло и даже в 1968 году в составе нашей команды участвовал в Олимпийских играх. А вы через два года не собираетесь продолжить олимпийские традиции семьи Бовиных?

— Естественно, каждый спортсмен мечтает принять участие в Олимпийских играх. Не говоря уже о том, чтобы выиграть там. Но что будет через два года, не знает никто. В любом случае, борьба среди наших девушек за право представлять Россию в Греции будет острейшая. И я приложу все силы, чтобы завоевать эту путевку.

— А вас интересуют какие-то другие виды спорта, кроме тенниса?

— Понемногу, хочешь не хочешь, а следишь за всеми видами спорта, но особое предпочтение я отдаю бейсболу и футболу. Я стараюсь, например, смотреть каждый матч с участием мадридского "Реала". Очень импонирует мне эта команда. Что касается наших игроков, то здесь я болею за Руслана Нигматуллина. Я видела несколько матчей, где он один спасал всю команду. 10 человек там практически отдыхали, а он отдувался за них, стоя в воротах.

— Скоро стартует чемпионат мира по футболу. Собираетесь болеть за наших ребят в Японии и Корее?

— Да, обязательно! Прямо с кортов "Ролан Гаррос" буду бежать к телевизору, чтобы переживать за наших.


ДОСЛОВНО

Из разговора с папой Елены - Олегом Бовиным:

"Мои дочери, а у меня кроме Лены есть еще и старшая девочка, Ирина, начали заниматься теннисом в Марокко, где я работал несколько лет. И когда я их привез в Россию, то думал, что они станут настоящим подарком для любого наставника, - мало того, что они натренированы, так они еще и высокие не по возрасту. Но оказалось все наоборот. Тренерам легче работать с низкорослыми ученицами, так как они более координированны и подвижны, и поэтому быстрее осваивают технику. До какого-то определенного возраста такие дюймовочки выигрывают все подряд за счет техники, но после 16-17 лет уже не могут противостоять физически более мощным спортсменкам. А некоторым тренерам больше ничего и не надо, потому что они опять набирают новую группу невысоких теннисисток и работают с ними, пока те побеждают".

Из разговора с Олегом Бовиным:

"При поступлении в советскую спортшколу тренер стал тестировать моих дочерей, давая им задания типа бросить мяч на дальность. Но дело в том, что в Марокко мы жили в посольстве и там было запрещено что-либо бросать - мяч, палку или камень. Поэтому девочки выполнить это задание не могли. "Тогда вы нам не подходите", — говорит тренер, не обращая внимания на другие факторы. Мне пришлось взять на месяц отпуск и поехать с дочками в подмосковный пансионат, где я и изучал с ними все эти тесты".


КСТАТИ

Руслана Нигматуллина удалось застать перед самым отъездом нашей сборной на базу в Бор. Узнав, что он является любимым футболистом Елены Бовиной, Руслан сказал: "Теперь буду следить за успехами Елены. Так и напишите. Удачи ей!"