Час "Х" для создателей сборной России-2002 наступил 20 мая в 21 час по московскому времени. Ее генеральный конструктор Олег Романцев в прямом эфире общероссийского телеканала обнародовал список из двадцати трех игроков своей команды, сделав его окончательным.

На первый взгляд, удивительно, что, по сути, при минимуме пространства у тренерского штаба сборной для последних маневров с составом его решающий выбор вызывал массу предположений, оставаясь все-таки труднопредсказуемым. Объяснение же такому парадоксу найти на самом деле несложно.

Стоит задаться вопросом: а много ли в нашей национальной команде по-настоящему "неприкасаемых"? Пожалуй, на стартовый состав их наберется. Но и только (вратари Филимонов и Черчесов получили гарантированные места в сборной лишь в силу известных обстоятельств). Вот и получается, что еще четырнадцать претендентов на остальные десять вакансий имели если не одинаковые, то вполне сопоставимые шансы на поездку в Японию. Естественно, что в такой ситуации даже при минимальном выборе кандидатов принять окончательное решение не так-то просто.

По словам старшего тренера сборной Михаила Гершковича, ее участие в турнире на Кубок LG оказалось весьма полезным именно на завершающей стадии селекции. Не случайно в полуфинальной игре с белорусской командой на поле выходили исключительно те футболисты, чье попадание в заявку на чемпионат мира находилось под большим вопросом. Что ж, та встреча сама по себе дала достаточно пищи для размышлений. И, к сожалению, создалось впечатление, что длинной "скамейки запасных" у нашей сборной в Японии не будет (дело, разумеется, отнюдь не в результате, а в содержании игры).

Ну а решающий выбор тренерам российской команды, судя по всему, в определенной мере пришлось делать методом исключения. К примеру, дебютант сборной Денис Лактионов, неплохо проявивший себя в матче с белорусами, оказался отцеплен от состава из-за обнаружившихся проблем с паховыми мышцами. Одаренному Аршавину, разумеется, не удалось выдержать конкуренцию на правом фланге полузащиты с Карпиным. Каряка сыграл на своей левой бровке менее убедительно, чем даже номинальный плеймейкер Семшов. Ну а Тетрадзе просто оказался "лишним" защитником.

Есть в этих утверждениях логика? Убежден - да. Она небезупречна? Возможно. Но сейчас уж едва ли не любой выбор тренеров был обречен предстать и обоснованным, и спорным одновременно.

Однако гораздо важнее, что накануне отлета в Японию руководству национальной команды удалось прочувствовать и отразить "своеобразие момента". Сделано это было без пафоса и обыденности одновременно. Хотя волновались, безусловно, все: и тренеры, и болельщики, и уж тем более сами футболисты. Они-то ведь узнали в Бору свою судьбу только на час раньше, чем телезрители ОРТ…

Четыре игрока, не услышавшие свои фамилии в "списке 23-х", разъезжались по домам, конечно же, с тяжелыми чувствами, но в своих интервью они подчеркивали, что не ощущают себя отторгнутыми от команды. Тем самым они подали пример многим своим соотечественникам. Ведь сейчас, безусловно, важно, чтобы свою сопричастность к судьбе сборной в Японии ощущал каждый неравнодушный к футболу гражданин России.