Распределение игровых номеров на футболках национальной сборной перед крупными турнирами у футболистов разных поколений происходило всегда по-разному. От назначения цифр заранее самим тренером до вполне демократичного выбора, полагающегося на предпочтения игроков. Мы попросили футболистов сборной, выступавших на разных чемпионатах мира, рассказать о традиции распределения номеров и о последствиях судьбоносного решения.

Александр БУБНОВ, полузащитник сборной СССР на чемпионате мира 1986 года:

— Обычно основные игроки сборной выбирают те номера, под которыми они выступают в клубах. Они же, как правило, и в стартовый состав попадают. Но в 86-м году возникла неразбериха. Ведь тогда и главный тренер в последний момент поменялся, и соответственно состав Валерий Лобановский перед отлетом в Мексику обновил по своему видению. Вот и получилось, что, к примеру, Василий Рац, в последний момент попавший на чемпионат, выходил в основе под 22-м номером. А его динамовский шестой номер заранее закрепили за мной. В "Спартаке"-то, правда, я играл с "пятеркой" на спине, но в сборной она, естественно, досталась ее капитану Анатолию Демьяненко — он ведь и в Киеве с ней выступал. Кстати, после чемпионата свою футболку с шестым номером я подарил Рацу.

Сергей РОДИОНОВ, нападающий сборной СССР, участвовал в чемпионатах мира 1982 и 1986 годов:

— Если честно, сейчас не могу вспомнить, под каким конкретно номером играл и в Испании, и в Мексике, по-моему, на одном из турниров он был четырнадцатым. А вот другую цифру не припомню — возможно, под той же самой. В принципе не делал тогда из выбора номера на спине чего-то особенного — соглашался на тот, который предлагали. Хотя, конечно, ведущие игроки старались взять себе знакомое по клубу число. Никто, наверное, не мог представить, что одиннадцатый номер достанется кому-либо, кроме Олега Блохина. Да и цифры в первой десятке тогда считались признаком некоей приближенности к основному составу. Так что, думаю, те, кому они доставались, могли чувствовать себя игроками основы.

Александр БОРОДЮК, нападающий сборной СССР и России на чемпионатах мира 1990 и 1994 годов:

— У меня с выбором номера на одном из мировых форумов случилась целая история. Причем я застал два способа их распределения. В 90-м в Мексике Валерий Васильевич Лобановский сам определял, кому какой номер достанется. Мне выпал двенадцатый — обычный для полевого игрока, не связанный с чем-то интересным. А вот в 94-м с распределением номеров на футболке получилась интересная ситуация. Я вначале взял двадцать первый, но потом кто-то попросил поменяться, и поскольку к цифрам всегда относился спокойно и не видел в них мистических предназначений дальнейших неудач, отдал его и взял свободный. А свободным был уже только тринадцатый (надо ли говорить, что от него предпочитали отказаться многие?), который я и хотел в принципе получить на фарт. Получается, я как бы шел по порядку: в Италии — двенадцатый, в Америке — тринадцатый. В итоге же вышло, что номер и вправду оказался несчастливым: во второй игре чемпионата против сборной Швеции порвал паховые кольца и турнир на этом для меня закончился. А вот Олег Саленко, который изначально боролся за свою "девятку", оказался настойчив и все-таки поймал удачу — вспомните его гол шведам и сразу пять камерунцам! Поневоле подумаешь, что с любимой цифрой на спине и играется легче. Вообще я считаю, что номера должны распределяться тренером. Каким образом? Исходя из личных предпочтений, кого из состава он видит в основной обойме, те и должны получать первые одиннадцать номеров по списку. Так будет спокойнее и обойдется без обид.