В "Раздевалке" побывали двукратная олимпийская чемпионка по синхронному плаванию Ольга Брусникина и ее супруг — известный ватерполист, воспитанник столичного клуба "Динамо-Олимпийский" Сергей Евстигнеев. Они познакомились восемь лет назад на чемпионате мира по водным видам спорта в Риме. Поженились 1 сентября 2001 года. И вскоре исчезли с российского спортивного небосклона. Как-то незаметно, по-английски, они уехали в Италию, где Евстигнееву предложили контракт в одном из местных клубов. Недавно Оля и Сергей вернулись в Москву, где проведут четырехмесячный отпуск.

ВСТРЕТИМСЯ У ФОНТАНА

Сергей ЕВСТИГНЕЕВ: В последние годы я утратил перспективу вернуться в сборную и уже давно топтался на месте. Надо было что-то менять в жизни. Тут руководители ватерпольного клуба "Ашина" из провинциального городка Анцио, что в получасе езды от Рима, предложили мне контракт. Мы уехали. Вообще "Динамо-Олимпийский" восемь игроков разом покинули. Сегодня все они за границей, к примеру, Саша Ерышов и Рома Балашов — в Италии, Юра Ярцев — в Испании, Серега Гарбузов — во Франции. Если смириться с тем, что ты переживаешь закат карьеры и ставишь во главу угла исключительно меркантильные цели, то деньги лучше всего зарабатывать в итальянских клубах. Недаром ведь сюда съехалась вся мировая элита: югославы, хорваты, испанцы. Все они спортсмены в возрасте, но играют классно, поэтому в Италии самый сильный национальный чемпионат. Даже за наш, весьма средненький клуб, удержавшийся, впрочем, в высшей лиге, выступал двукратный олимпийский чемпион Игорь Гоченин из Югославии. Наш тренер тоже выдающаяся личность — югослав Радженович. А легендарный испанский игрок Эстиарте ныне президент клуба "Пескара". Правда, эту должность он занял по блату, поскольку был женат на дочери бывшего президента.

— Ольга, ты сразу решила, что уедешь с Сергеем?

Ольга БРУСНИКИНА: Я поначалу сомневалась, несмотря на то что твердо знала: в этом сезоне тренироваться не буду. Мне было страшно "обрывать" все то, что я имею здесь, расставаться с родителями, друзьями. Но без меня Сергей, скорее всего, никуда не поехал бы, поскольку раньше у нас времени для встреч практически не оставалось: то он был на сборах, то я. Сколько же можно жить в разлуке! Кроме того, я у Сережи в долгу. Пока готовилась к Олимпиаде в Сиднее, он ждал меня, отказываясь от заманчивых контрактов.

— Итак, вы окунулись в мир древней цивилизации...

О.Б.: Собственно, мы и сами не из деревни, а из города Москвы, который занимает не последнее место в европейской истории. Сначала да, Рим завораживал, у нас появились любимые уголки, например фонтан "Тревиль".

С.Е.: Мороженое тут вкусное.

О.Б.: И пицца тоже. Так вот, ощущение восторга быстро проходит, особенно когда надо вкалывать, у Сергея — по две тренировки в день. Жители Анцио гордятся гротами Нерона из песка и огромных валунов — уникальной достопримечательностью, расположенной на берегу Тирренского моря. По преданию, великий император прятался тут от нашествия, уж не помню кого. В Анцио — замечательные пляжи, рыбные рестораны с большим ассортиментом полезных для здоровья морепродуктов. Туристы специально приезжают сюда из Рима поесть рыбки и лобстеров.

— Вы какими рыбными деликатесами оздоровляетесь?

О.Б.: Если честно, я предпочитаю обычную пасту "Помадора" с сыром.

С.Е.: А я — мясо. Рыба в Италии очень вкусная, но немножко надоедает.

— Сергей, ты что, завершил выступления в "Ашине"?

С.Е.: Нет. Почему вы так подумали?

— Клуб отпустил тебя в отпуск до сентября.

С.Е.: Это естественно, потому что чемпионат страны длится восемь месяцев. Дальше итальянцам невыгодно оплачивать легионерам квартиры и машины, ведь, скажем, в курортный сезон аренда даже самой скромной квартирки обходится в две тысячи долларов ежемесячно. Нам предоставили двухкомнатные апартаменты (для сравнения — в Москве у нас однушка) и автомобиль "Сеат Кордоба". Удобная машинка и, главное, с маленьким двигателем, то есть, простите, мало горючего жрет, которое безумно дорогое — доллар за литр берут. За бензин-то мы сами платим.

— По возвращении займете ту же казенную квартиру?

С.Е.: Можно, наверное, было бы об этом договориться. Но без знания языка особо ничего не выпросишь. Вот мы приехали в Анцио, а по-итальянски ни бэ ни мэ. Мне еще повезло, что до этого я год играл в Хорватии, хорошо говорю и по-сербски, и по-хорватски, так что свободно общался с игроками-югославами и тренером. Потихонечку мы выучили разговорный итальянский, но грамотность, разумеется, хромает, поэтому сейчас, в Москве, берем уроки у одного профессора. Дороговато, конечно, 25 долларов занятие. Оля, например, недавно обучалась английскому за десятку.

— В любом языке быстрее всего усваивается ненормативная лексика.

О.Б.: На ватерпольных матчах я, ругаясь на судей, без запинки выкрикиваю крепкие словечки типа "стронце" и "вафанкуле", которые не отважусь перевести на русский. Но там все кричат, никто выражений не выбирает.

— Итальянцы очень эмоциональный народ?

С.Е.: Невоспитанный, я бы сказал. Спортсмены нашего клуба, которые в общем-то разобщены (каждый играет сам за себя ради денег), для поддержания командного духа иногда собираются в ресторанах. Когда выпьют, начинают веселиться: швыряться едой — хлебом, осьминогами. Для нас это дикость — кинуть на пол кусок хлеба!

МАФИЯ БЕССМЕРТНА

— Ольга, ты работаешь?

О.Б.: Я тренирую синхронисток на Сицилии, в Катании. Десять дней провожу с ученицами, десять — с мужем в Анцио. Авиаперелеты мне оплачивают. Слышала, боссы итальянского синхронного плавания мечтали, чтобы я работала со сборной командой, но они настолько нищие, что не смогли оплатить мой труд. Я ведь, как олимпийская чемпионка, хотела бы иметь зарплату не ниже определенной планки. Однако до обсуждения конкретных сумм дело не дошло. Вскоре я случайно познакомилась с тренером из Катании, которая пригласила меня в свой клуб.

— Ощущается, что Сицилия — родина мафии?

О.Б.: Тренер мне сразу сказала: "Ты можешь работать в каких-нибудь других клубах, но учти, все итальянские деньги сосредоточены на Сицилии, поэтому хорошо платить тебе могут только здесь". По-моему, это основной показатель того, что мафия существует. Конечно, мафиози с пистолетами не гуляют по улицам в открытую. Однако нам показали замок в центре Катании — частную собственность, которая передается из поколения в поколение. И все родственники занимаются одним и тем же "ремеслом". Город мне очень нравится. Единственное что, там грязновато, нет такой чистоты, как в Северной Италии или даже в Риме. Стены зданий разрисованы, но с "художниками-оформителями" бесполезно бороться. А в целом город очень красивый, с множеством архитектурных памятников, таких, как, к примеру, дом композитора Беллини, что напротив небольшого оперного театра, который находится глубоко под землей. Мы, к сожалению, в нем не были, но говорят, что парижская Опера по сравнению с этой по составу исполнителей и репертуару может отдыхать.

Из окон дома, в котором я живу, виден вулкан Этна — сорок минут до него на машине. Однажды я сильно испугалась. Раздался щелчок, похожий на выстрел, и из кратера повалил дым. "Все, хана, — подумала я, — сейчас начнется извержение, и мы погибнем". Но, к счастью, обошлось.

— Твой контракт предполагает четырехмесячный отдых?

О.Б.: У меня нет контракта. Неопределенность меня, признаться, беспокоит. Я уже добилась каких-то результатов: в соло моя воспитанница переместилась с одиннадцатой на вторую позицию, две мои спортсменки попали в юношескую команду страны. Но что будет дальше? Конечно, это не мой уровень — тренировать в местечковом клубе. Мне тяжело понять руководителей национальной федерации синхронного плавания. Если бы, например, в России мы занимали седьмое-восьмое место в мире и к нам приехала бы олимпийская чемпионка, я думаю, наше руководство в лепешку бы расшиблось, но сделало все возможное для того, чтобы привлечь ее к подготовке сборной. Но, видимо, они не очень-то и хотят, поэтому и я не буду на этом настаивать, напрашиваться. Безусловно, я хотела бы быть тренером в России. Здесь мне интереснее, лучше "материал" и намного серьезнее относятся к спорту.

— В России тебе было бы легче пробиться в сборную как тренеру?

О.Б.: Легче работать! У меня сейчас нет цели обязательно тренировать российскую элиту. Я осознаю, что это нереально. Впрочем, к чему строить воздушные замки? Без Сергея я в России не буду жить. Просто мы сопоставляем, что предлагают мне здесь и что ему в Италии. И понимаем, что нам придется вернуться в Анцио. На данный момент мне предложили только тренироваться. Я нахожусь в раздумьях, но на девяносто процентов убеждена в том, что, вероятно, закончу карьеру. У Сергея неплохой контракт, неплохие деньги. А меня пока в России, увы, ничто не держит.

МУЖЧИНЫ ИЗ ГРУППЫ ПОДДЕРЖКИ

— Сергей, у тебя появилась возможность делать супруге дорогие презенты? Оля, напомни, о каком подарке ты мечтала, когда полтора года назад приходила к нам в редакцию?

О. Б.: О посудомоечной машине.

С.Е.: Мы ее уже давно купили. В Италии у нас аналогичный агрегат. Но что удивительно, мы по-прежнему спорим, кто будет мыть посуду. Зато никогда не конкурируем за место у плиты — в роли стряпухи традиционно выступаю я. Уже итальянскую кухню освоил.

— Золотые украшения Оля у тебя не просит?

С.Е.: Она спокойно относится к драгоценностям. И даже вообще никак. Вид изящного колечка не вызывает у нее дрожи в коленях, как у некоторых женщин. Оля и сама ярче любого бриллианта! Вы не представляете, какой фурор производит ее появление на соревнованиях по синхронному плаванию. Арбитры на ее учениц другими глазами смотрят, оценки им повыше ставят.

— Тебя как на этих турнирах представляют? Как мужа звезды — "господина Брусникина"?

С.Е. Нет, как федорцато — дружка сеньориты Ольги. Почему-то думают, что мы не женаты.

— Ну и как тебе такое прозвище?

С.Е.: Мне все равно. Мы очень долго живем вместе, и Ольга всегда была на ведущих ролях. Я к этому привык.

— У якобы незамужней Ольги, наверное, много кавалеров?

С.Е.: При мне никто не пристает!

— А за тобой фанатки бегают?

С.Е.: Там фанаты в основном. В нашем клубе, как и в любом другом, существует группа поддержки, но она состоит из мужчин. Девчат я в этих рядах не заметил. И слава Богу, а то у них воспитание пуританское. Семья, отец, братья — чуть что не так, придут, застрелят. Это же Италия. Люди горячие. Впрочем, может, в каких-то регионах страны девушки за спортсменами и бегают. Может, на севере или, например, на юге нравы попроще. Просто надо узнать их культуру получше.

О.Б.: Что значит получше? Только попробуй! Я Сережку ревную. Причем абсолютно без повода. Я по натуре ревнивая и еще собственница и максималистка. Как говорится, узнаю — убью!

С.Е.: Нет, Оля, ты не ревнивая, разве что самую малость. У тебя вообще нет недостатков. Ты только немножко забывчивая. В Риме мы проезжали мимо того отеля, где познакомились. Я его Ольге показал, она не узнала.


НАША СПРАВКА

Ольга БРУСНИКИНА. Родилась 9 ноября 1978 г. в Москве.

Рост 170 см, вес 55 кг. Спортом начала заниматься в 1985 г. В сборной выступает с 1993 г. Чемпионка Олимпийских игр 2000 г. в дуэте и группе, чемпионка мира 1998 г. в дуэте и группе, чемпионка мира 2001 г. в соло, девятикратная чемпионка Европы (1993-2000 гг.). Тренер Е. Полянская. Хобби — печь пироги. Живет в Москве и Анцио (Италия).

Сергей ЕВСТИГНЕЕВ. Родился 17 января 1974 г. в Москве.

Рост 191 см, вес 94 кг. Спортом начал заниматься в 1983 г. Выступал в сборной команде с 1992 по 1999 г. Воспитанник клуба "Динамо-Олимпийский", Москва. Бронзовый призер чемпионата мира 1994 г., победитель Игр доброй воли 1994 и 1998 гг., бронзовый призер чемпионата Европы 1997 г. Тренировался у А. Стрелкова, Л. Тищенко и М. Рийсмана. Хобби — рыбалка. Живет в Москве и Анцио (Италия).


ВИНО ДЛЯ МАШИ

— Ольга, в дуэте Брусникина — Киселева лидером была ты. Сегодня Мария — известная телеведущая, а ты ушла в тень. Обидно?

О.Б.: Маша для того и училась на факультете журналистики МГУ, чтобы затем устроиться на телевидение, стать знаменитой. Пока она завоевывала зрительские симпатии, я выступала, выиграла золотую медаль в соло на чемпионате мира 2001 года в Фукуоке. Я рада за Машу. Но, мне кажется, пойти работать на телевидение — самый легкий способ прославиться. Самый трудный — растить спортсменок с малых лет и доводить их до вершины олимпийского пьедестала. Но я не ищу сложных путей, а просто намерена заниматься тем, что мне нравится, — тренерством.

— Смотришь игру "Слабое звено", которую ведет Маша?

О.Б.: Да. Очень стильная программа.

— Не слишком ли ведущая жестока по отношению к игрокам?

О.Б.: Она специально такой образ создает. Я бы так не сыграла — актерских данных не хватает.

— Если бы Киселева по знакомству пригласила тебя поиграть, ты согласилась бы?

О.Б.: Наверное, мои интеллектуальные возможности не позволили бы мне принять участие в программе. Впрочем, неважно. Я бы в любом случае отказалась, потому что не азартный человек.

— Вы с Машей по-прежнему дружите?

О.Б.: Конечно. Перезваниваемся и очень скучаем друг по другу.

— Что ты привезла ей из Италии?

О.Б.: Ничего особенного — бутылку вина и оливковое масло.

ШОУ ИЗ КОМБИНАЦИИ

— Ольга, что может заставить тебя вернуться к выступлениям?

О.Б.: Даже не знаю. Я с теплотой вспоминаю годы, проведенные в сборной, но наступает момент, когда ты понимаешь, что по горло сыта всем этим. И тогда, наверное, лучше остановиться. Через себя перешагивать глупо. У нас творческий вид спорта, и если ты не будешь получать удовольствие от работы, то не сможешь ничего выразить в своем творчестве.

— Может, тебя смущает, что команда абсолютно новая, к тому же тебе придется вклиниться в уже слаженные дуэт и группу?

О.Б.: Нет, все дело в моей физической и психологической усталости. Я не хочу больше засыпать и просыпаться с мыслями о тренировках.

— Без тебя россиянки сохранят лидерство в мировом рейтинге?

О.Б.: Распределение по местам состоится на предстоящем Кубке мира в Швейцарии. В соло мы, судя по всему, проиграем. Что касается дуэта, то он уступил японкам на последнем чемпионате мира. Такое еще раз может случиться.

— Новый вид синхронного плавания — комбинацию, когда одновременно выступают солистка, дуэт и группа, может пополнить олимпийскую семью?

О.Б.: Все к этому идет. Я не совсем понимаю, для чего это задумано. Нас и так упрекают в излишней театральности. А комбинация уж больно напоминает шоу. Мы дождемся, что синхронное плавание вылетит из программы Олимпиад.

— Как ты относишься к тому, что Анастасия Ермакова, выигравшая чемпионат России в соло, выступала с программой "Кармен"? Ведь еще не так давно ты блистала в этой постановке, и сравнение не в пользу Насти.

О.Б.: Не понимаю, почему Ермакова сделала такой выбор. Я считаю, ей немножко рановато исполнять эту партию, хотя программа неплохая как по технике, так и по набору элементов. С другой стороны, спортсменке и ее тренеру виднее, к какому произведению обращаться. В последнее время многие потянулись к классике, потому что, к примеру, музыка из кинофильмов приедается. Как ни крути, она однообразна. Но только классические программы ставить нежелательно, стили должны быть разными. Скажем, я своей ученице сделала короткую программу на музыку из "Реквиема" Альбиони, а произвольную — на мелодии из боевика "Вампир".

ОДИН ДОМА

О.Б.: Если я захочу вернуться в сборную, то, думаю, Сергей не будет возражать.

С.Е.: Верно, все зависит только от Ольги. Тем более она такой человек, что советы ей давать невозможно. Вот скажешь ей "да", а она тут же спросит, мол, почему не "нет". И наоборот. Я иногда даже злюсь, когда ей что-то объясняю.

— Но тебе хочется, чтобы твоя жена еще раз стала олимпийской чемпионкой?

С.Е.: Разумеется. Но скольких трудов это стоит! Вспоминаю, как Оля мучилась — у нее спина болела, руки, ноги, по утрам она еле-еле с кровати сползала. А после Олимпиады в Сиднее даже попала в больницу, после на уколах тренировалась. Она до сих пор испытывает боль в спине, которую снимает физическими упражнениями. Нужно ли ей повторять такой подвиг?

— Может, вы планируете завести ребенка?

С.Е.: Я — да. Сижу один дома, когда жена на Сицилии, и планирую. Но Ольга считает, что ей рано становиться мамой. Понятно, она молодая, не отдохнувшая. А мне, видимо, уже поздно заводить детей: еще чуть-чуть — и, боюсь, не успею стать дедушкой.


ДОСЛОВНО

Сергей ЕВСТИГНЕЕВ: "Оля считает, что ей рано становиться матерью. Понятно, она молодая, не отдохнувшая. А мне, видимо, уже поздно заводить детей: еще чуть-чуть — и, боюсь, не успею стать дедушкой".

Ольга БРУСНИКИНА: "Однажды я сильно испугалась. Раздался щелчок, похожий на выстрел, и из кратера вулкана повалил дым. "Все, хана, — подумала я, — сейчас начнется извержение, и мы погибнем".