Покорители Парижа нацелены на олимпийское "золото"


Cупруги Ирина Лобачева и Илья Авербух, ведущий дуэт российской сборной, в этом сезоне своим катанием производят фурор. На днях они с блеском выиграли чемпионат страны, а на ноябрьском этапе "Гран-при" — "Трофей Лалик" в Париже в оригинальном танце обошли чемпионов мира Марину Анисину с Гвендалем Пейзера из Франции. К счастью, ученики Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова преодолели кризис, хотя их, по сути, "похоронили". На то были причины: в минувшем сезоне бронзовые медалисты чемпионата континента 1999 года на чемпионатах Европы и мира смогли занять только четвертые места. Спортсмены и сами так переживали проигрыш, что попытались уйти от тренеров, с тем чтобы обрести второе дыхание.

УХОД К ТАРАСОВОЙ НЕ СОСТОЯЛСЯ

— Мы оказались в тупике, — вспоминают Ирина и Илья. — Многие отмечали, что мы застопорились и нам требуется "свежий взгляд". Поэтому мы пребывали в долгих раздумьях, уходить от наставников или нет. Линичук с Карпоносовым отнеслись к этому с пониманием. И когда летом мы уезжали из Америки, где тренируемся, в отпуск в Москву, сказали: "Спокойно все обдумайте. Как решите, так и будет". Мы до августа никак не могли определиться, но в конце концов пришли к выводу, что лучше всего вернуться обратно. Мы очень рады, что это произошло, и благодарны тренерам за то, что не слышали от них ни слова упрека. И они сделали выводы из неудачного сезона, и мы тоже.

— Вы ведь просились к Тарасовой?

— Верно, у нас были переговоры с Татьяной Анатольевной. Нельзя сказать, что она отказалась работать с нами, она добрейший человек, готова была помочь. Но Тарасова же не резиновая, и, наверное, у нее были свои планы, в которые она нас не посвящала. Однако мы признательны ей за то, что она честно говорила: "Ребята, у меня уже очень много народу".

— Руководители Федерации фигурного катания России упрекали вас в чем-то?

— Нет, поскольку видели, что мы делали все, что могли. А вот в прессе нас нещадно били! Считаем, что чересчур много было нападок на Линичук, потому что она единственный тренер, которая сейчас работает на Россию на таком уровне. Слишком жесткая была кампания, Наталья Владимировна не заслужила этого. Да, у нее, как у любой неординарной личности, есть негативные черты, но российскому спорту она принесла славу, медали. Ее ругали за то, что она набрала несметное количество дуэтов. Но посмотрите, сегодня у Тарасовой такой же "конвейер", какой был у Линичук два года назад. У нее даже Анисина с Пейзера практиковались, постоянно тренируются итальянцы, канадцы, израильтяне, белорусы. То есть те, кто критиковал Линичук, теперь делают то же самое.

КАЖДЫЙ ТЯНУЛ ОДЕЯЛО НА СЕБЯ

— Что же с вами произошло? Чем вы объясняете проигрыши?

— В начале прошлого сезона получилось так, что мы перестали "слышать" Линичук, а она не смогла или, может быть, не захотела, поскольку очень устала себя ломать, искать к нам особый подход. Каждый тянул одеяло на себя! Ей не нравились те программы, которые предлагали мы, нам — ее варианты. В результате разборок мы не успели подготовиться к первому турниру "Скейт Америка", где с треском провалились, проиграв Барбаре Фузар-Поли и Маурицио Маргальо из Италии. А потом наступила паника. Мы начали метаться, менять танцы, работали в два раза больше других, но при этом буксовали. Вконец заблудившись в программах, на чемпионате мира в Ницце вернулись к своему олимпийскому танцу "Иисус Христос — суперзвезда", хотя прекрасно понимали, что в фигурном катании возврат к старым постановкам — шаг назад и на пьедестале нам не быть...

Но все- таки самым тяжелым испытанием для нас были соревнования "Скейт Америка". Мы почувствовали спинным мозгом, что теперь все пойдет кувырком. Просыпались утром, и ничто нам было не мило. В течение месяца не могли прийти в себя. Появилась такая страшная пустота, безысходность. Всякий раз приходилось преодолевать себя.

Вот, например, канадский дуэт Шей-Линн Бурн и Виктор Кратц, проиграв в финале "Гран-при" 2000 года, не поехал на чемпионаты четырех континентов и мира. Сейчас вернулся, получив за это почетный орден от своего руководства.

— А вам что мешало пропустить сезон или хотя бы полсезона?

— Характер! Мы, кстати, и программы меняли потому, что надеялись, что очередная попытка окажется удачной и даст нам шанс бороться за медали. Словно какой-то наркотик себе вкалывали. Сыграло определенную роль и то, что в танцах нельзя выходить из обоймы, очереди, потому что, когда вернешься, тебе скажут: "Вы здесь не стояли". Что и случилось с Бурн — Кратцем, которых выкинули из финала "Гран-при". Мы же при всех неурядицах остались четвертыми, получили хорошие этапы этой престижной серии. Ну а потом, не надо забывать еще одну вещь: если те же канадцы могли вообще закончить и уйти в ревю, то нам это было сделать намного тяжелее — российским фигуристам, не имеющим высоких титулов, сложно пробиваться в профессиональный шоу-бизнес.

— Простите, у вас не развился комплекс: мол, опять проиграем?

— Конечно, мы комплексовали, находились в состоянии нервного стресса до ноябрьского Кубка России в Санкт-Петербурге — нашего старта турнира в этом сезоне. Он был необычайно важен для нас, и если бы там что-то не получилось, скорее всего, мы бы даже не выступали на чемпионате страны. Целый турнир ушел не на борьбу с соперниками, а на реабилитацию. Главное, рядом была Линичук, которая очень сильно изменилась, вернулась на старые позиции и смогла вселить в нас уверенность. Мы катались и впервые ощущали себя лидерами от России. В прошлом году было непонятно, останутся ли в спорте двукратные чемпионы мира Анжелика Крылова и Олег Овсянников. Травмы в итоге не позволили Анжеле выступать в любителях, ребята ушли. Чего греха таить, нас их уход обрадовал. Теперь только мы в центре внимания Линичук.

— Ваш новый произвольный танец — токката Баха признан большой удачей. Кто выбрал это произведение?

— Линичук. Мы поначалу, как всегда, были против, но вспомнив, что экспериментов хватило нам по горло, согласились с выбором тренера. Наталья Владимировна привозила по 40-50 дисков с токкатой, казалось, целые музыкальные магазины скупала. Приглянулся ей только один вариант, который мы и исполняем. Мы поставили танец в жуткой спешке — за десять дней, потому что, повторим, приехали в США в августе, а "нормальные" люди начинают подготовку к сезону на два месяца раньше. И нам еще очень помог новый хореограф Виталий Аркадьев. Все вместе мы искали пути выхода из застоя. Проанализировав прошлогодние выступления, поняли, что в произвольной программе уступали соперникам не в катании, а в том, что немножко потеряли "нить" танцев, оставшись на том же техническом уровне. Полагали, что должны делать акцент на скольжении, скорости, перестроениях, а выяснилось, что больше ценятся элементы ультра-си. К сожалению, наш вид пошел по пути Анисиной — Пейзера: разгон — ультра-си — разгон — ультра-си. В этом сезоне мы, не скрываем, сделали композицию по тому же принципу. И это проходит на ура!

ЛИДЕРОВ В ТАНЦАХ НЕТ

— Ирина, Илья, какие медали вы намерены оспаривать на предстоящих чемпионатах Европы и мира?

— Думаем, в первой тройке мы должны быть. Иначе вся наша работа не имеет смысла! Выигрыш у Анисиной с Пейзера в оригинальном танце в Париже — показатель того, что в танцах сегодня нет безоговорочных лидеров, какими были Пахомова — Горшков, Торвилл — Дин, Грищук — Платов. Конечно, политические, закулисные игры по-прежнему кое-что решают. Но нам они могут сыграть на руку. Просто в прошлом сезоне ведущие дуэты мира уж больно плотно поддерживали друг друга. Сейчас они начали бороться между собой, все хотят быть чемпионами, и, когда двое дерутся, третий может стать первым. Поэтому мы не исключаем любой расклад. Впрочем, если реально смотреть на положение дел, то вряд ли нам удастся быть первыми в этом году, а вот вторыми — вполне, потому что и французы, и итальянцы постараются откинуть подальше своих основных конкурентов.

— А на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити?

— Нам кажется, будет та же самая история. Не забывайте, что есть еще Бурн -Кратц, которые, уверены, еще проявят себя на мартовском чемпионате мира в Ванкувере при поддержке канадских болельщиков. Но нынешний сезон вряд ли станет решающим. Перед Олимпиадой, как показывает практика, многое может измениться. Скажем, за сезон до Игр 1994 года в Лиллехаммере Грищук с Платовым стали серебряными призерами чемпионата мира. И те шесть судей, которые отдали им второе место, вынуждены были писать объяснительные записки, держать ответ, почему так высоко поставили дуэт. А на Олимпиаде ребята обыграли и Усову с Жулиным, и Торвилл с Дином. Так что все может быть. Но, конечно, мы постараемся приехать в Солт-Лейк-Сити в ранге призеров чемпионата мира. Тогда проще будет бороться за главные награды. Однако борьба, как вы сами понимаете, будет сложной. Может быть, Россия потеряет олимпийское "золото".

— В ваших прогнозах почему-то отсутствуют Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас из Литвы, выигравшие у вас бронзовые медали на последних "Европе" и "мире".

— Не хотим никого обижать, уважаем всех, все вкалывают, выкладываются по максимуму. Рита с Повиласом здорово работают, это очень хороший дуэт. Но, считаем, они едва ли будут претендовать на золотые или серебряные медали.