СТРЕЛЯЕТ РЕДКО, ДА МЕТКО!

Давыдов забивает не так часто. В прошлом сезоне, сменив питерскую прописку на московскую, он забил за "Динамо" в чемпионате лишь одну шайбу. До январского преображения Марат в нынешнем первенстве забросил тоже лишь однажды - в матче с "Амуром", когда впервые на тренерский мостик бело-голубых заступил Владимир Семенов. Правда, на предсезонном турнире в августе в Швейцарии, куда москвичи выезжали еще под руководством тренерского корпуса Билялетдинова, Давыдов стал …лучшим бомбардиром состязаний и даже получил специальный приз. Не удивляйтесь, защитник тогда в трех матчах забросил две шайбы, но зато адресовал партнерам пять(!) голевых передач-конфеток. К тому же одну шайбу Давыдова, влетевшую в сетку со скоростью ракеты и мгновенно отлетевшую в поле, не засчитали. А ведь, по словам его партнеров и самого героя, заброшена она была чисто…

Помните, в 60-70-х годах в составе столичного "Динамо" выступал крепкий защитник оборонительного плана - нынешний вице-президент клуба Виталий Давыдов. Так вот, он тоже забивал нечасто, зато пройти его считалось делом наисложнейшим для любого, пусть и самого острого форварда. Не случайно Виталий Семенович считался столпом обороны сборной СССР, становился трехкратным олимпийским чемпионом. Его однофамилец — ныне достойный продолжатель динамовской фамилии, ведь пройти динамовскую "двойку" сейчас ой как непросто (кстати, и Давыдов-старший играл в сборной под вторым номером, а вот в "Динамо" - под третьим).

В карьере Марата весомых титулов пока нет, однако у него, несмотря на 28 лет, все впереди, да и в сборную России он привлекался, выступал на двух чемпионатах мира - в 1997 и 1998 годах, в играх Евротура. Как знать, может быть, нынешний ее тренер Борис Михайлов вспомнит о Давыдове, вместе с которым он работал не только в СКА, но и в главной команде страны.

СЧАСТЛИВЫЙ МАРШРУТ ПИТЕР - МОСКВА

— Летом 1999 года вы переезжали из Питера, в котором родились, выросли и долго играли в хоккей, в практически чужую Москву. Как вас приняли в "Динамо"?

— Болельщики бело-голубых меня тогда почти не знали, не то, что сейчас. А вот с половиной ребят из прошлогоднего чемпионского состава я был знаком еще до переезда в столицу, встречались в сборной на этапах "Евротура". Тяжело, конечно, было уезжать из родного города. Тем более, это случилось в первый раз, ведь я 10 сезонов отыграл в Петербурге, начинал еще в сезоне-1989/90 во второй команде. Провел тогда в чемпионате 4 игры, а ведь мне едва исполнилось 17 лет.

Уезжал в Москву с единственной целью - выиграть, наконец, что-то серьезное. И, представляете, удалось в "Динамо" стать чемпионом с первой же попытки! Спасибо огромное Зинэтуле Билялетдинову — поверил в меня, пригласил, научил многому — он ведь защитник, а уж я постарался оправдать доверие. Не скрою, приглашали тогда и в "Ак Барс", и в "Северсталь", но "Динамо" -именитый клуб, и было бы глупо отказываться от этого предложения. Да и Москва - столица, а я привык к большому городу. Что и говорить, команда-монолит у нас была в прошлом сезоне, любо-дорого смотреть.

— Сейчас выступления клуба окрашены в минорные тона… В чем причины?

— Неудачно стартовали в первенстве, в атаке что-то не совсем получалось, да и мы, защитники, не всегда выдерживали критику. Однако с появлением в клубе свежей струи дела наладятся. Владимир Семенов развязал ребятам руки, у нас открылось второе дыхание. Очень хочется попасть во вторую шестерку. Вот тогда, уверен, будем бороться и за попадание в плей-офф. Все ребята знают, что отступать некуда, позади Москва. Пока у нас есть теоретические шансы, будем биться до конца не щадя сил. Болельщики! Приходите в пятницу на нашу игру с новокузнецким "Металлургом", увидите все воочию! Правда, у меня не все в в порядке с коленями, даже в перерыве не тренировался, только выступал в контрольных встречах. В среду еду в ЦИТО к хирургу…

— Не секрет, что вы собирались покинуть "Динамо" после чемпионского сезона. Что вас остановило?

— С президентом "Динамо" Сергеем Сидоровским мы достигли взаимопонимания и договорились, что я остаюсь в команде. Прикипел к "Динамо", к Москве, куда уж тут уезжать… Да и зная, что много ребят покидают коллектив, я не имел права его оставлять.

— Чувствуете внимание поклонников на играх, или по сравнению с прошлым сезоном оно поубавилось?

— Есть немного, но, думаю, это временное явление. Сейчас наши почитатели после игры в кулуарах часто подбадривают всех игроков, независимо от исхода матчей. Очень переживают за нас, и это заметно. Взгляните только на гостевую книгу нашего официального сайта, где мы с супругой Юлией частые гости, и сразу все поймете. Там от желающих поддержать нас, а зачастую и покритиковать, отбоя нет. Только бы пошло на пользу.

— Где вы познакомились с Юлией?

— Будущей супруге впервые представился в Питере летом 1994 года. Она оказалась подругой девушки, с которой встречался один из моих товарищей. Собрались тогда у меня дома, родители уехали на дачу. Через полтора года сыграли свадьбу, на которой по-настоящему погуляла вся наша команда. Да и Юлю знали все прекрасно - ведь ее квартира, в которой мы жили, находится …на улице Марата, рядом с базой СКА. Вместе мы уже шестой год… В семье у нас живут еще два кота — Баксик и Бонифаций. Валерьянку любят - прямо-таки качаются от счастья. А вот наследников пока нет, но у нас же все впереди!

ДРАЛСЯ ДАЖЕ СВРАТАРЕМ

— Где начинался ваш спортивный путь?

— В Питере, конечно. Был такой клуб "Аэрофлот", в нем я и сделал первые шаги: у Григория Козьмина и Владимира Лебедева в дворовом хоккее. Потом перешел в детскую школу СКА к тренеру Шилову, было это в пятом классе. Кстати, сразу стал защитником. Почему? Тренер так решил, а мне понравилось, не стал сопротивляться (смеется). Оттуда плавно и попал в тогда еще ленинградский СКА, играл в этом клубе до весны 1999-го. Кто поставил на коньки? Наверное, отец. Он у меня мастер спорта по лыжным гонкам, постоянно подтрунивал, невольно вдохновляя на ледовые подвиги.

— В сборной вы, кстати, дебютировали именно в нападении…

— Да, и это стало для меня полной неожиданностью. Тогда, на ЧМ-97, у нас оказалось много травмированных, и я по заданию тренеров вышел в атаке, сыграл так два матча, после чего занял свою привычную позицию. В нападении у меня отбили тогда все желание появляться у чужих ворот. После того понял, как нелегко приходится форвардам от наших силовых приемов.

— Спортивная жизнь полна взлетов и падений. У вас на пути были неожиданные ситуации?

— Конечно, бывали. Когда играл в городе на Неве, жесткий был, но за грань дозволенного переступал редко. Вообще-то я в жизни очень мягкий человек, спросите Юлю. Тогда кто-то задел меня, да так, что не сдержался и при первом же удобном случае устроил потасовку, отомстив обидчику. С тех пор он меня стороной объезжал. Был случай, когда пришлось подраться и с вратарем - Олегом Шевцовым, с которым по иронии судьбы мы теперь оказались в одном клубе. Уж очень он был на льду настойчивым…

— В жизни подобных ситуаций не происходит?

— Почти никогда, ведь к хоккеистам, сами понимаете, пристают редко, особенно летом, когда только от одного их вида драчунов уносит в сторону. Однако летом пришлось подраться. Отдыхая в Испании, на Тенерифе, вместе с женой и другом, Павлом Евстигнеевым, с которым мы долго выступали вместе в СКА, нарвались на аборигенов, принявших моего приятеля за американца (он два года выступал в Америке). Те решили покуражиться, но потом поняли, что не на тех напали. Правда, без синяков и мы не обошлись…