Технический директор "Спартака" — клуба, которому с недавних пор принадлежит Левицкий, не сомневался, что Максим будет оправдан и сможет выступать за красно-белых.

— Когда "Спартак" покупал Левицкого у "Сент-Этьена", он шел на определенный риск. Ведь над игроком висела угроза дисквалификации не только на участие во французском чемпионате, но и в любом другом. Тогда вы думали об этом?

— Раз подобная ситуация возникла, значит, она должна была каким-то образом разрешиться. Естественно, мы отдавали себе отчет в том, что финал у всей этой истории мог получиться печальным для игрока, а следовательно, и для клуба. Но, выслушав Максима и убедившись в его невиновности, мы подписали с ним контракт на четыре года. Внутренне я был готов к любому повороту событий, хотя практически не сомневался, что все закончится хорошо.

Что касается возможной дисквалификации Левицкого, то теперь об этом нет смысла говорить. Федерация футбола никаких вердиктов по делу Максима не вынесла и вопрос об отлучении его от футбола не поставила. То есть французы претензий к Левицкому не имеют.

— Чем же тогда вызвана его задержка во Франции?

— "Сент-Этьен" в ходе разбирательства обнародовал имена людей, занимавшихся оформлением паспортов, таким образом, что те попали в разряд обвиняемых, а Максим в связи с этим оказался привлечен французской полицией в качестве свидетеля. Футболист был обязан дать свидетельские показания, что он и сделал.

— Как вы прокомментируете информацию, согласно которой во вторник вечером Левицкий был взят под стражу?

— Ни под какую стражу его не брали! Просто Максим сразу же после заседания юридической комиссии Национальной футбольной лиги Франции в сопровождении полицейских проследовал в Центральное управление полиции, расположенное в пригороде Парижа, для дачи показаний. Вот и все.

После этого Левицкий был вызван в суд города Сент-Этьена, где пробыл большую часть вчерашнего дня. Так что, надеюсь, уже сегодня игрок прилетит в Израиль, в расположение "Спартака", и будет продолжать подготовку к новому сезону. Существенно и то, что 16 января вопреки первоначальным сведениям ему не нужно присутствовать на повторном заседании французской лиги вместе с не приехавшим на этот раз бразильцем Алексом (латиноамериканский нападающий "Сент-Этьена" проходил по делу о поддельных паспортах вместе с Левицким. — Прим. авт.).

— В общем, имя украинского голкипера "Спартака" не запятнано?

— Мы не могли допустить, чтобы в отношении Максима было принято ошибочное решение. Этим делом занимались многие люди, здорово работали адвокаты. Еще раз обращаю внимание на то, что мы не сомневались: все будет нормально!

— Тем не менее какой-то осадок от всей этой истории у руководства "Спартака" остался?

— В дергании пацана, да еще в период интенсивной подготовки к новому сезону, нет ничего хорошего. "Спартак", который вообще не имел никакого отношения к делам "Сент-Этьена" и к паспорту Левицкого, оказался вовлечен во все это и вынужден был просто-напросто вытаскивать ситуацию. Я, например, в течение всего вчерашнего дня регулярно созванивался с людьми, которые этим занимались, в том числе с агентом Максима (Константином Сарсания. — Прим. авт.).

— А с президентом и главным тренером москвичей Олегом Романцевым держали связь?

— Подобные проблемы решаем мы — технические работники клуба. Олег Иванович сейчас занят тренировочным процессом, просмотром новичков. Отвлекать лишний раз его не стоит. Обычно мы созваниваемся с ним, когда уже известен конечный результат.

— Каково настроение у Левицкого после такой нервотрепки?

— Человек так устроен, что независимо от того, виновен он или нет, общение с инстанциями, пытающимися тебя в чем-то уличить, крайне неприятно. Так что психологическое состояние Максима сейчас далеко не идеально. Успокаивает то, что все неприятности позади, впереди любимая работа.