18-летний форвард ярославского "Локомотива" Павел Воробьев на минувшем молодежном чемпионате мира запомнился болельщикам уже после игры со швейцарцами, став автором первой шайбы россиян на турнире. Да и в последующих встречах Павел был чуть ли не самым активным в нашей сборной. Причем выделялся он как индивидуальным мастерством, раз за разом в одиночку вскрывая оборону противников, так и в подыгрыше. Достаточно вспомнить два его суперпаса в заключительном матче со словаками, когда Станиславу Чистову оставалось только не промахнуться по пустым воротам. Потенциал Воробьева по достоинству оценил "Чикаго", выбрав Павла в драфте-2000 под общим 11-м номером.

ЕСЛИ "СЫН", ТО ПОЧЕМУ РОДИЛСЯ В КАРАГАНДЕ?

— Вы сами родом из Караганды. Как же оказались в Ярославле?

— В родном городе я играл до 13 с половиной лет. Но потом настали трудные времена для карагандинского хоккея. Распалась команда, закрылся Дворец. Тренироваться и играть было негде, а бросать хоккей не хотелось. Я не один был такой. Собрались вместе с другими ребятами и отправились пытать счастья в Омске. Там я долго не задержался, провел в местной школе всего полгода — условия не позволяли. Сезон отыграл в Тюмени, а потом получил приглашение из Ярославля. Вот уже четвертый год там выступаю. В этом сезоне за основу только два матча пропустил, да и то из-за травмы.

— Не страшно ли было покидать родной город в столь юном возрасте?

— Нет. Главное для меня было играть. Зато родители сильно боялись. Я же задался целью и готов был на все.

— Павел Воробьев под руководством Петра Воробьева… Наверняка возникают некоторые недоразумения?

— Не то слово. В одной спортивной газете даже недавно написали, что я его сын. В принципе, у меня часто спрашивают: правда ли это? Приходится всем объяснять, что никакие мы не родственники, просто так получилось, что оказались в одной команде. Я благодарен Петру Ильичу за доверие. А в основу он ставил меня отнюдь не из-за фамилии.

— Вы относительно долго поиграли под руководством Воробьева. Стала ли его отставка в "Локомотиве" неким потрясением?

— Нет. И я, и команда в целом восприняли это спокойно. Главное, что задачи клуба не поменялись. Несмотря на неуверенное выступление до новогоднего перерыва в чемпионате, мы все же надеемся завоевать одну из медалей.

СЧИТАЮ ЯРОСЛАВЛЬ СВОИМ ГОРОДОМ

— Четыре года — это срок. Видимо, Ярославль для вас уже как родной город?

— Во многом да. Я давно не живу на базе. Сейчас снимаю квартиру рядом со стадионом. Поочередно приезжают родители. В Ярославле у меня много друзей. Я не прочь с ними сходить куда-нибудь, погулять.

— На что еще уходит свободное время?

— Да его практически нет! У нас по две тренировки в день. Если вечером время и остается, то очень мало… Конечно, стараюсь отдохнуть, восстановить силы. Могу телевизор посмотреть или книги почитать.

— Друзья, телевизор, книги… А девушки?

— А как же? Точнее, девушка. Одна. Как познакомились? Летом в кафе. Она пришла с подругой, я был с друзьями. Мы подошли, разговорились. Так постепенно, встреча за встречей…

— Как отнеслась к тому, что в хоккей играете?

— Поездки, сборы, игры — она все это понимает. Да и сама на матчи приходит поболеть. Поверьте, это очень воодушевляет.

УСТАНОВКА — ИГРА ОТ ОБОРОНЫ

— Жаль, что родные стены российской молодежной сборной не помогли.

— Перед стартом первенства все ребята понимали, что иной результат, кроме "золота", будет провалом. Мы действительно верили в победу и надеялись, что родные стены помогут. Не получилось.

— Многое предопределил старт. Швейцария действительно сильный соперник или причина такого результата в чем-то другом?

— Думаю, эта ничья на совести всей нашей команды. Конечно, это была первая игра турнира, поэтому присутствовало определенное волнение. Но как показалось вначале, мы его сумели перебороть, забросив две шайбы в первом периоде… Увы, эти быстрые голы только расслабили команду. В результате пошли досадные ошибки. В обороне действовали крайне несобранно. Враз растеряли свое преимущество. Швейцарцы вообще могли победить, забей буллит. Хорошо, шайба угодила в штангу. Но вечно везти не может…

— Сложилось ощущение, что против россиян настрой у всех команд был особый.

— Ну а как же! Ведь сколько перед чемпионатом говорили и писали о том, что Россия — главный фаворит, что нам под силу все. И каждой сборной, независимо от ее уровня, хотелось нас укусить. Швейцарцы сумели отобрать очко, а потом в матче за 5-8-е места они и обыграли нас. Белорусов, канадцев мы прошли. Зато шведы в четвертьфинале отыгрались на нас сразу и за всех.

— Как вы объясните постоянные стычки и излишнюю грубость на льду?

— В каких-то моментах нас захлестывало желание, не совсем соизмеримое с возможностями. Все эти фолы — следствие большого груза ответственности. Но игра в неравных составах пользы не приносит. Удаления в установку Петра Ильича не входили.

— Что же входило?

— В первую очередь игра от обороны. Мы должны были предельно строго действовать в защите и ловить соперника на контратаках, его собственных ошибках. Как свидетельствует итоговый результат, на сей раз эта тактика не сработала.