ДВУКРАТНАЯ ЧЕМПИОНКА МИРА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ПРЕОДОЛЕВАЕТ БОЛЬ


В эксклюзивном интервью корреспонденту "Советского спорта" двукратная чемпионка мира в танцах на льду Анжелика Крылова, прилетевшая на несколько дней из США в Москву, призналась, что сегодня счастлива как никогда. Раскрылись новые грани ее таланта. Летом прошлого года Анжела и ее партнер Олег Овсянников ушли в профессионалы, работают тренерами в Ньюарке, штат Делавэр, выступают в шоу. В конце декабря заняли второе место на чемпионате мира среди профессионалов в Вашингтоне, уступив американцам Элизабет Пунсалан — Джерод Своллоу, но опередив бывших товарищей по команде Майю Усову и Евгения Платова.

Правда, в голосе знаменитой фигуристки звучат грустные нотки. Она ведь не сказала своего последнего слова в спорте — не сумела стать олимпийской чемпионкой в Нагано. Планировала завоевать "золото", да больная спина не позволила. Весь прошлый сезон Крылова мужественно боролась с травмами, но боль не проходила, поэтому спортсменка больше не могла тренироваться по максимуму.

БЕЗ БОЯЗНИ ЗА ЗАВТРАШНИЙ ДЕНЬ

— Спина все еще болит, — рассказывает Анжелика. — Я постоянно нахожусь под наблюдением врачей, катаюсь на уколах, так что правильно сделала, что ушла из любителей — напряженный график тренировок, соревнований просто не выдержала бы. У меня целый "букет" диагнозов, например грыжа межпозвоночного шейного отдела, поясница побаливает, бедро — из-за смещения крестца. Однако я не хочу много об этом говорить, потому что медицинские термины народ пугают!

— Но прогнозы врачей оптимистичны?

— В принципе да. Они считают, что аккуратно я кататься могу. Их вердикт окрылил меня, ведь я безумно соскучилась по выступлениям. Был у меня период, когда я, в очередной раз выйдя из больницы, настроилась на то, что буду работать тренером, чувствовала в себе такую "жилку", поэтому абсолютно не боялась будущего. Овсянников просил меня, мол, давай все-таки попробуем покататься, быть тренером и получать гроши — тяжкая участь. Вышли на лед, и — о счастье — боль в спине не причиняла мне неудобств: я же не рвалась исполнять акробатические трюки, давала себе разгрузку, сама себя контролировала. Так, потихонечку, мы стали тренироваться почти ежедневно.

— Как вам удалось пробиться на профессиональный чемпионат мира? Многие наши известные фигуристы жалуются, что попасть на этот турнир невозможно.

— Серьезно? Мы с Олегом давно хотели выступить на этих соревнованиях, подготовили две программы, это "Цезарь и Клеопатра" на музыку Питера Габриэля из кинофильма "Гладиатор" и "Кармина - Бурана". В постановках нам помогал мой приятель, итальянский хореограф Джузеппе Арена. Когда композиции были отшлифованы, мы связались с агентами, много лет работающими с нашими коллегами, в частности, с известным в прошлом фигуристом Андрешом Шаллаи, и пригласили посмотреть наш прокат. Они приехали, увидели, как мы выглядим, и подписали с нами контракт, за что мы им очень благодарны.

Агенты нами уже лет пять интересовались, но только теперь я понимаю, что мы должны были заключить с ними контракт гораздо раньше, потому что, во-первых, такое сотрудничество гарантировало бы нам рекламу в американских и европейских журналах, которую мы практически не имели, и, во-вторых, они обеспечили бы нас приглашениями на коммерческие шоу. Посмотрите, все те, кто подписал контракт, сейчас — на высоте, а те, которые по каким-то причинам этого не сделали, пребывают в безвестности где-то на "задворках" профессионального бизнеса. Линичук ведь не могла нам дать всего, однако почему-то не желала, чтобы мы имели контракт. Не хочу ни в коем случае ее обидеть, но уверена, что если стану тренером, не буду запрещать своим ученикам самим решать подобные вопросы.

Так вот, наши агенты связались с организатором чемпионата мира Диком Баттоном. По-моему, он даже обрадовался нашему возвращению на лед, поскольку в прошлом году на этих соревнованиях выступили всего два дуэта — Пунсалан — Своллоу и Усова — Платов, а на этот раз все-таки было три пары. Такая малочисленность в нашем виде объясняется тем, что многие уже состарились, ушли, а новое пополнение можно будет ждать только после Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. Если честно, я каталась, не думая о местах, медалях. Главное, у меня открылось второе дыхание, я дважды смогла войти в одну и ту же реку! Но, конечно, было приятно выиграть у Усовой — Платова, потому что они приехали с тренером, у бортика за них переживала Татьяна Тарасова, могла им что-то подсказать, подкорректировать программу.

С ЛИНИЧУК РАССТАЛИСЬ ПО-ХОРОШЕМУ

— Почему у вас сегодня нет тренера?

— Пока я не вижу в нем необходимости. Я свободна в выборе. Если понадобится, смогу за определенную сумму взять урок у Линичук или у Тарасовой. На мой взгляд, нет смысла продолжать сотрудничество исключительно с Линичук.

— Вы же собирались уйти от нее еще после чемпионата мира 1999 года, если не ошибаюсь, к Елене Чайковской. Так?

— Не могу сказать, что мы хотели уйти. И тем более не обращались к Елене Анатольевне с просьбой взять нас, просто, когда находились в Москве в ожидании "грин-кард" и два месяца не тренировались, спросили у нее: "Можно у вас на катке хоть на коньках постоять?". Но, повторю, не было разговоров о переходе в ее группу. Не знаю, зачем Чайковская этот эпизод так распропагандировала, я почти во всех газетах читала о нашем уходе к ней. Или к Тарасовой — появилась информация, что я брала уроки у Татьяны Анатольевны. Не было этого! Представляю себе Линичук, читающую такие статьи. Естественно, она была зла на меня, хотя я, наверное, единственный человек, который расстался с ней нормально. Считаю, что принесла ей меньше боли, чем все другие ученики за всю ее тренерскую карьеру.

— Вы общаетесь?

— Нет, хотя живем в одном маленьком городе и наши катки находятся рядом. Один раз столкнулись в продуктовом магазине, другой — на катке, на одном шоу. Поздоровались, расцеловались, хотя распростертых объятий не было. Линичук, чувствуется, относится ко мне с прохладцей. Может, видит во мне соперницу? У меня такое впечатление. Ко мне же ушли ее ученики, выступающие за Армению, — Тиффани Хайден и Вазген Азроян, у них не было денег, чтобы платить ей, а я взяла их за символическую плату, просто ради интереса. К слову, они потом и от меня ушли. Очень ленивые были, а я заставляла их работать. На таком уровне, наверное, всех надо заставлять, потому что в 18 — 20 лет не понимаешь, что расслабляться нельзя. Я, например, стала профессионально относиться к делу и составлять план тренировок только в 23 — 24 года. И Линичук нас с Овсянниковым, конечно, много на себе "тащила". Сейчас я очень признательна ей за это, хотя она порой так мучила нас на тренировках, что я ее в какие-то моменты, может, даже ненавидела. Но она сделала из меня чемпионку мира!

ОЛИМПИАДА В НАГАНО — ПРЕКРАСНОЕ ВРЕМЯ

— Уже на чемпионате Европы 1995 года в Дортмунде Линичук не скрывала, что нацеливает на победу в Нагано-98 именно вас с Олегом. Однако вы проиграли Грищук — Платову. Интересно, а могли бы выиграть?

— Могли, потому что по катанию были не хуже своих основных соперников, а в чем-то даже лучше. Многие об этом говорят до сих пор. Но, видимо, руководители Федерации фигурного катания России, участвовавшие каким-то образом в "закулисном" распределении мест, решили придержать нас до следующей Олимпиады. Нацеливали нас на то, чтобы мы еще одно четырехлетие провели в спорте. Мы были молоды и, на первый взгляд, полны сил. Никто же, кроме тренера и партнера, не знал о моей травме, а я, между тем, испытывала дикие боли в спине, они преследуют меня с 1996 года. Я очень переживаю, что мы не сможем выступить в Солт-Лейк-Сити, получается, подвели свою страну, потому что ушли внезапно и смену нам не успели подготовить. В прошлом году я присутствовала на чемпионате мира в Ницце в качестве гостьи. Тяжеловато было смотреть на то, что происходило на льду. Наши танцоры проигрывали, и мне так хотелось надеть коньки и помочь им, выступить. Внутренняя энергия переполняла меня, но тело мне больше не "принадлежало", отказывалось выполнять мои желания, устремления. Надо было с этим смириться, что я и сделала.

— Кто, на ваш взгляд, станет главным претендентом на победу в Солт-Лейк-Сити в танцах?

— Очень сложно делать прогноз на Олимпийские игры. Я даже не представляю себе, кто выиграет чемпионат Европы в Братиславе, стартующий через неделю! Конечно, хотела бы, чтобы Лобачева с Авербухом заняли высокое место, тем более что в этом сезоне программа у них приличная, и в техническом отношении они превосходят Анисину — Пейзера из Франции и Фузар-Поли — Маргальо из Италии. Желаю им всего самого лучшего. Что касается остальных, то французы остались на прежнем уровне, хотя танцы у них неплохие. Они же всех подряд в постановщики приглашают, все свои козыри использовали, скажем, шикарные волосы партнера, "отпущенные" до плеч. С другой стороны, у итальянцев новые программы похуже, чем были в прошлом году, поэтому им, вероятно, будет непросто "выскочить" вперед. Все будет зависеть от того, хватит ли у Анисиной сил, характера бороться. Ничего более конкретного сказать не могу.

КАРТИНА — ЛУЧШИЙ ПОДАРОК

— Анжелика, вам нравится жить в Америке?

— Нравится работать, я бы сказала. Вся моя жизнь там заключается в работе. Я встаю в 5.30 утра, первый урок у меня начинается спустя час. Зато мы, к счастью, не катаемся по ночам. Сижу у телевизора в 8 вечера и думаю: "Хорошо, что не надо идти на каток". Мы же шесть лет тренировались до половины первого ночи, потому что лед в это время дешевый. Расписание было безумное, но так мы готовились к Олимпийским играм, чемпионатам мира, можете себе представить?

— Не хотели бы в дальнейшем переехать к Джузеппе Арене в Милан?

— Нет, не люблю этот город. Может быть, в Рим. Джузеппе мечтает, чтобы мы жили в Италии, строит какие-то планы. Вообще мужчины, как я заметила, на редкость мечтательны, начинают строить планы, воздушные замки. А я живу по принципу: день прошел и — слава Богу!

— Когда вы познакомились?

— В 1997 году — на чемпионате Европы. Я знала, что он помогал швейцарской паре Линичук ставить программы в Женеве. Мне были интересны его идеи, мы познакомились. Оба почти не говорили по-английски, но поняли, что близки друг другу по духу. Пообщались два дня, потанцевали на заключительном банкете, а перед отъездом Джузеппе сказал: "Я приеду к тебе в Америку". И приехал. Потом я летала к нему в Италию. Все получилось ровно, гладко, потому что когда знакомишься с человеком, надо к нему привыкать, а в Джузеппе мне нравилось все. Только через год я разглядела в нем те "черты", к которым надо было приспосабливаться. Мы оба — артистические натуры, у него свои фантазии, у меня — свои. Терпение всегда необходимо.

— Джузеппе раньше был танцовщиком Ла Скала. Видели балеты с его участием?

— К сожалению, нет. Он же намного старше меня. Когда танцевал, балеты особо на видеопленки не записывали. Джузеппе — не только замечательный танцовщик и хореограф, но и талантливый художник, у него собственная галерея картин. Я очень хочу, чтобы он написал мой портрет, но на это не хватает времени.

— Кого он, как правило, изображает на своих полотнах?

— Танцоров, танцовщиц.

— Прямо как Тулуз Лотрек!

— У Джузеппе свой стиль — классический. Он и мне картину подарил, на которой запечатлены танцоры: мужчина и три женщины. Это очень дорогой для меня подарок!

— Замуж пока не собираетесь?

— Пока нет, поскольку еще не готова к столь ответственному шагу, хотя Джузеппе был бы счастлив видеть меня своей женой. Но я очень люблю и уважаю Джузеппе. Другие мужчины меня не интересуют.

Анжелика Крылова. Фигуристка. Выступает в танцах на льду. Родилась 4 июня 1973 года в Москве. Рост — 171 см, вес — 58 кг. Серебряный призер Олимпийских игр 1998 г., чемпионка Европы 1999 г., чемпионка мира 1998 — 99 гг. в дуэте с Олегом Овсянниковым. Тренировалась у Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова. С 2000 г. выступает в профессионалах. Серебряный призер чемпионата мира среди профессионалов в дуэте с Овсянниковым. Живет в США.