Либеро команды Дмитрий Ананко оказался единственным футболистом основного состава московского "Спартака", кто не смог отправиться во Францию и помочь своим партнерам в завершающем сезон матче Лиги чемпионов с "Лионом". Получив очередную травму в нынешнем году, а также прибавив к этому дисквалификацию, заработанную в матче с "Арсеналом", защитник "Спартака" остался в Москве. А пока команда готовилась к матчу в Виши, Дмитрий успел нанести визит в родные края.

"ХОРОШУЮ ШКОЛУ ЖИЗНИ ПРОШЕЛ В ИНТЕРНАТЕ"

— Воспользовавшись свободным временем, решил навестить своих друзей и знакомых, — говорит Ананко. — Так как я родился в Новочеркасске, отправился туда и очень рад, что мне выпала возможность отдохнуть. Знаете, приятно отрешиться от будничных дел и пообщаться с людьми, которые не связаны с футболом, а также расслабиться в компании простых мужиков на охоте. Всегда испытываешь какие-то особые ощущения, когда идешь по лесу с ружьем наперевес. Охота, с одной стороны, очень хорошо помогает мне отвлечься, а с другой, позволяет проверить себя, чего ты стоишь. Например, интересно было посоревноваться с заядлыми охотниками в меткости.

— Кто же это вас завлек на охоту?

— Хорошие знакомые однажды предложили составить им компанию. Я не стал отказываться, о чем сожалеть пока не приходилось. Но первый блин вышел комом: остался без добычи, и было обидно. Считаю, что если ты пришел с охоты ни с чем, значит, зря ходил. Про свой опыт скажу: кабана завалить мне не удалось, но, сделав правильные выводы из своих промахов, уже во второй раз сумел подстрелить зайца. Не скрою, был доволен.

— Охота - единственная отдушина в вашей жизни?

— Конечно, нет. Всегда приятно с теми людьми, кто действительно тебе дорог и дружбой с кем дорожишь. Все мои настоящие друзья остались со времен учебы в футбольном интернате, куда я попал после шестого класса, и я знаю, что и сейчас могу рассчитывать на их поддержку и доверие.

— В народе бытует мнение, что интернат — довольно суровое место. Вам там не было сложно?

— Согласен, что там проходят хорошую школу жизни. Пришлось привыкать к самостоятельности и отвечать за свои поступки. Бывало, и до драк дело доходило, но в основном с интернатом у меня связаны приятные воспоминания. Делились всем, что имели, спали на одних кроватях. А когда кто-то шел на свидание, каждый доставал самую лучшую вещь из своего гардероба и предлагал ее надеть другому.

— А ваша жена не обидится, если я вас спрошу про первое свидание?

— Думаю, нет. Все через это проходят, и я не был исключением. Тоже испытал на себе, что такое первое свидание, поцелуй и первая влюбленность. Но делать серьезных выводов из тех ощущений не стоит.

— Как к увлечению футболом относились ваши родители?

— Видя, что я действительно на полную катушку отдаюсь футболу и мне это интересно, они не стали чинить препятствий. Наоборот, даже были рады, что их сын не болтается по улицам без дела.

— Казацкая кровь, которая течет в ваших жилах, дает о себе знать?

— Мой отец не был причастен к казачеству, а про маму, честно говоря, мало знаю. Она уже давно умерла, и я раньше как-то не интересовался ее корнями. Но самое интересное, что что-то казачье в себе ощущаю.

Сейчас со мной в Москве живет отец, за что я очень благодарен Олегу Ивановичу Романцеву, который помог мне с решением жилищного вопроса.

УЧИВШИЙ МЕНЯ ФУТБОЛИСТ ИГРАЕТ В КФК

— Кроме футбола у вас были какие-нибудь увлечения?

— Конечно. В то время существовало много кружков, и я ходил в один из них, где научился цирковым трюкам - жонглированию и катанию на одном колесе. Были у меня хорошие перспективы стать бегуном на короткие дистанции: показывал неплохие результаты. Но футбол меня перетянул. Ему я предан. Мой первый тренер Валентин Козловский поражался: я не пропустил без уважительной причины ни одной тренировки, даже когда на нее приходило всего лишь пять человек. Хочу поблагодарить его. Именно ему и Владимиру Нечипуренко, преподававшему мне футбольные азы, я обязан тем, что играл постоянно в юношеской сборной СССР, где меня заметил представитель "Спартака". Помню, когда учился в 9-м классе, был призван в сборную Советского Союза, которую тренировал Александр Пискарев, и вместе с Александром Каратаевым мы поехали в Москву. Там на нас с Каратаевым местные ребята смотрели снисходительно, показывая всем своим видом нашу беспомощность. Однажды один из футболистов подошел к нам и начал учить обращению с мячом. На следующий день мы уехали обратно. А совсем недавно я видел этого футболиста. Он сейчас в КФК играет.

Обидно все-таки, что в Ростове совсем не знали, что у них под носом играют футболисты сборной, и до "Спартака" мне так и не удалось поиграть в местных командах. Областной спорткомитет спохватился лишь тогда, когда на нас пришел вызов из столицы. Местные чиновники пытались давить, призывая остаться, но тренер успокоил меня и Сашку, сказав, что мы должны ехать.

— И какие впечатления остались от встреч с великими футболистами того времени, например с Черенковым?

— Интересно, что мы с ним познакомились только на второй день пребывания на базе, настолько он был неприметным вне поля. Бросилось в глаза, что никто тебя не ругал, если ты в чем-то ошибся на поле. Такая атмосфера сохранилась до сих пор.

НАУЧИЛСЯ ОТЛИЧАТЬ ХИЩЕНИЕ ОТ ГРАБЕЖА

— В Москве тяжело приживались?

— Нелегко пришлось. Столкнулся с другим менталитетом. Не секрет, что в провинции люди проще и более открыты, здесь же увидел обратное. Приехав сюда с женой, мы оказались одни, без родных и близких. Хотя мне было легче, потому что много времени занимали сборы, матчи и тренировки. Моя избранница — тоже из Ростовской области, и женился я в 19-летнем возрасте, когда уже играл за "Спартак".

— А не рано ли решились связать себя узами брака?

— Я уже в состоянии был принимать решения о своей дальнейшей судьбе. Так как моя мама рано умерла, мне не хватало женского тепла. Постоянная, кропотливая работа без отдушины тебя просто съест изнутри, потому что не всегда все получается. Нужно иметь кого-то рядом, кто поможет преодолеть все тяготы. Спустя полтора года после женитьбы у меня родилась дочь Ксения, чему я был очень рад. Не скрою, что мне хотелось бы еще одного ребенка, но, к сожалению, сейчас страшно за детей в нашей стране. Если раньше можно было подойти к милиционеру и попросить отвезти ребенка домой, то сейчас, наоборот, наказываешь ребенку, чтобы он ни с кем никуда не ходил. Очень жаль, что сейчас дети в основном предоставлены сами себе.

Знаете, вот у меня проснулось желание учиться только по окончании школы…

— Ваши два высших образования об этом красноречиво говорят.

— Для меня представлял интерес сам процесс обучения. Когда учился в институте физкультуры, то пытался вникнуть в каждую мелочь. Футбол - это же не двадцать два человека, бегающие по полю за одним мячом, как многие считают. Потом поступил в московский университет потребительской кооперации и получил диплом юриста, причем закончил обучение без троек. Защищал дипломную работу на тему "Частная собственность". Кроме этого, узнал, чем отличается кража от хищения, а хищение — от грабежа. Честно говоря, разобравшись в уголовном праве, пришел к выводу, что наше законодательство абсолютно несовершенно. Это оставило у меня неприятный осадок, ведь многие законы трактуются неоднозначно, и этим нечистые на руку люди пользуются абсолютно безнаказанно.

— Раз стали юристом, значит, уже выбрали профессию, которая будет вас кормить по окончании футбольной карьеры?

— Возможно, мои услуги юриста пригодятся, но из футбола уходить не хотелось бы. Думал поступить в ВШТ, но там слишком большой конкурс. Это меня сначала отпугнуло, но месяц назад я и Мирослав Ромащенко вместе поступили туда на заочное отделение. Диплом об окончании института физкультуры не даст больших дивидендов, если его не подкрепить более глубокими знаниями. Даже если не стану тренером, время, потраченное на учебу, не пройдет даром.

ПОЛЬЗУЮСЬ КРЕПКИМИ СЛОВАМИ

— Дайте оценку своему выступлению в нынешнем сезоне.

— В первую очередь я рад, что просто вернулся в футбол. Второй перелом ноги, причем в том же месте, что и год назад, не способствовал моему хорошему настроению, тем более что кость могла сильно деформироваться. К каждой травме нужно относиться со всей серьезностью и не запускать. Приятно, что смог после долгого отсутствия на поле пробиться в основной состав. Даже испытываю сейчас гордость перед собой за то, что смог доказать свою состоятельность как футболиста.

— За счет чего вам удалось быстро закрепиться в основе "Спартака" и показать нынешней осенью такую грамотную игру?

— Когда я уже завершал лечение, как вы помните, "Спартак" потерпел несколько поражений, в том числе из-за проблем в обороне. Естественно, Олег Иванович пошел на перемены в составе, и как только я был готов выйти на поле, он доверил мне место в числе 11 лучших. Кроме этого, мне довелось встретиться с Виктором Сачко, с которым я прошел весь реабилитационный период, после чего был готов функционально на все сто процентов. После работы с ним я чувствую себя на 18 лет, хотя мне уже 27. Но и я не сидел сложа руки. Готовил себя к будущим нагрузкам. Дома даже тренажер не выдержал — сломался. Встав на ноги, понял простую истину - как бы тебе сложно ни было, ты всегда должен бороться и не сдаваться.

— Как жена реагировала на ваши проблемы со здоровьем?

— Естественно, ей не доставляло радости, что ее муж ходит на костылях. Она очень переживала за меня.

— Доводилось слышать мнение, что, если бы вы отказались выйти на матч с "Арсеналом" будучи нездоровым, то Романцев мог бы вас обвинить в попрании интересов клуба, и у вас, по сути, не было выбора.

— Не хотел бы распространяться на эту тему. Скажу лишь, что в 98-м году я играл с трещиной, о чем свидетельствовал сделанный снимок, поэтому считаю, что не заслужил плохого мнения о себе.

— А может ли профессиональный футболист отказаться выйти на поле?

— Конечно, может. Другое дело, поймут ли его поступок в клубе. Если говорить о здоровье, то никакие просмотры доктора не могут дать точного ответа о твоей готовности. Только ты сам способен оценить свою форму. В моем случае получилось так, что свои амбиции я не ставил выше интересов клуба: все, что у меня есть, дал мне "Спартак".

— Ваша команда очень часто выигрывает. Пресыщения от побед не чувствуете?

— Удивляюсь, когда мне задают такой вопрос. Как можно устать от того, что ты сильнее других? Я даже когда с дочкой играю в игры, не могу спокойно проиграть, хотя иногда приходится.

— Вы производите на поле и вне его впечатление очень скромного и спокойного человека. Неужели не приходилось пользоваться своим положением или повышать на кого-то голос?

— Знаете, я никогда никуда не прихожу и не говорю: "Вот, мол, я футболист московского "Спартака" Дмитрий Ананко". Не вижу в этом смысла. А мое спокойствие резко улетучивается, когда встречаюсь с предательством и ложью.

— Крепкие слова в таких случаях используете?

— Когда дело касалось оскорбления моих родных и близких, то не стеснялся в выражениях и впредь не постесняюсь.

— Пусть у вас немного свободного времени, но хотелось бы узнать, как вы его проводите?

— Чаще всего нахожусь дома, в семье. Но, кроме этого, люблю встречаться с людьми, не связанными с футболом, и общаться с ними. Например, меня связывают теплые приятельские отношения с Игорем Николаевым. Мы с ним быстро нашли общий язык и поддерживаем отношения до сих пор.

— Значит, и музыку любите?

— Да, но предпочитаю больше всего шансон. Слушаю Круга и Шуфутинского, нравится Розенбаум.

— Вы верующий человек?

— Каждый во что-то верит. Я верю в Бога, но, извините, не хотел бы распространяться на эту тему. Пусть это останется только со мной.

ЭПИЛОГ

К сожалению, партнерам Дмитрия Ананко не удалось завершить сезон на мажорной ноте. В матче Лиги чемпионов с французским "Лионом" спартаковцы потерпели поражение со счетом 0:3. Но либеро "Спартака", наблюдая за матчем в Москве, тоже ощущал себя причастным к неудаче своего клуба.

— Я не отделяю себя от команды. Мы всегда вместе радуемся победам и переживаем неудачи. Знаю, что сейчас многие считают, что, если бы играл на месте последнего защитника футболист по фамилии Ананко, то и проблем не возникло бы, но это заблуждение. Считаю, что подвел команду в матче с "Арсеналом", получив предупреждение, хотя, не оправдывая себя, замечу, что мой фол не тянул на желтую карточку.

Сейчас же необходимо поддержать Евгения Бушманова, потому что такое могло случиться с каждым. Он играет на такой позиции, где ошибки видны невооруженным глазом, но не стоит списывать весь груз поражения на Женю. Он хороший футболист и не сказал еще последнего слова в футболе.

Надеюсь, что поражение от "Лиона" послужит для нас хорошим уроком. Мы сделаем правильные выводы и, гарантирую, отдадим все силы, чтобы пробиться в четвертьфинал Лиги чемпионов.