После того как Титов закончил отвечать на вопросы читателей, к "допросу" приступили журналисты "Советского спорта".

УМЕЮ ОТЛИЧАТЬ ИСКРЕННОСТЬ ОТ ЛЕСТИ

— Вы постоянно находитесь в центре внимания общественности, слышите уйму комплиментов в свой адрес. Умеете различать, когда человек говорит искренне, а когда льстит, кто вам действительно друг, а кто нет?

— Теперь — да. Со временем научился. Но пусть это останется моей тайной.

— С бывшим партнером по "Спартаку" Андреем Тихоновым до сих пор поддерживаете дружеские отношения?

— Конечно. Все-таки 9 лет в одной команде проиграли, это не шутка. Постоянно с ним созваниваемся, общаемся.

— Советовался ли с вами Романцев, когда принималось решение о том, что Тихонова в команде больше не будет?

— Спрашивать меня в данной ситуации не было смысла. Тем более, всей сути проблемы я не знал. И не знаю до сих пор. Видимо, просто пришло время. Это жизнь.

— Вы унаследовали от Тихонова капитанскую повязку. Как ощущаете себя в этой роли?

— Прежде всего, я помощник Романцева. Если возникает какой-то вопрос, он вызывает меня и Дмитрия Парфенова, и мы обсуждаем возникшую проблему. Если есть какие-то претензии, он высказывает их нам. А мы, в свою очередь, передаем слова главного тренера, что называется, "по инстанции".

— В "Спартаке" капитана выбирают или назначают?

— Здесь у нас существует преемственность. Последний раз капитана мы выбрали в 1996 году, им стал Андрей Пятницкий. У него было два так называемых заместителя или вице-капитана — Юрий Никифоров и Илья Цымбаларь. Когда Пятницкий покинул команду, капитаном стал Никифоров, а вслед за ним — Цымбаларь. Вице-капитаном в тот момент был уже Тихонов. А когда он стал капитаном, его "заместителем" начал именоваться уже я.

— Значит, если вы покинете "Спартак", капитаном станет Парфенов?

— Наверное, да.

"ПРЕССОВАТЬ" - ЭТО НЕ ПО МНЕ

— Вы можете высказать претензии Романцеву?

— Можем. Но лучше этого не делать. Романцев за 11 лет работы главным тренером в "Спартаке" 9 раз выиграл "золото". И ему просто будет обидно.

— А может ли любой другой игрок, кроме вас, прийти к Романцеву и поговорить с ним, если чего-то не понимает или чем-то недоволен?

— Конечно. Другое дело, что ребята немножко боятся нашего тренера. Они думают, что мне можно общаться с Романцевым, а им нет. На самом деле, можно всем. Дверь у главного тренера открыта.

— Бушманову за последнюю неудачу в Лионе сильно досталось от Романцева? Был какой-то индивидуальный разговор?

— Конечно, что-то такое было.

— А лично у вас во время матча возникает злость на партнеров, если они играют "спустя рукава"?

— Если игрок допустил ошибку, надо не кричать на него, а, наоборот, поддержать. Сегодня ошибся он, а завтра — я. Если же говорить о том злополучном матче с "Лионом", Женька тогда ужасно расстроился.

— Может, ему самому тогда следовало попросить замену? Уже после первой ошибки. Вы как капитан могли посоветовать ему?

— Что, я буду каждого прессовать ходить? Есть люди, которые "варятся" в футболе гораздо больше, чем я. Тот же Бушманов, например. Что, я буду его жизни учить? Или футболу? У нас в команде этого не было и, надеюсь, не будет.

МОЙ ЛЮБИМЫЙ ИГРОК - ЭТО ЖЕНА

— Вам уже сегодня одно за другим сыплются предложения из зарубежных клубов. Однако вы по-прежнему выжидаете.

— Я надеюсь, предложения еще будут.

— Не боитесь опоздать с отъездом?

— Не раз задумывался над этим. Сначала Пятницкий вовремя не уехал, и в итоге остался не у дел. Вслед за ним — Цымбаларь. Теперь вот — Тихонов… Так что маленький страх есть. Однако все зависит от меня, и я это осознаю.

— Вы уверены, что за границей сможете стать там равным среди равных?

— Не уверен. Надо сначала в эту жизнь окунуться. Пройдет месяц, год, два — тогда будет видно.

— Кто будет выбирать, куда уехать, — вы или клуб?

— У меня есть личный агент. Правда, пока он неофициальный.

— Как вы на него вышли?

— Друзья помогли. Прежде всего, Игорь Шалимов.

— В свое время Шалимов много поиграл в Италии. Значит, не исключено, что вы отправитесь туда же?

— Не факт. Самый предпочтительный вариант — Испания.

— А есть ли у вас какая-то любимая команда или игрок?

— Я не в том возрасте, чтобы здесь были какие-то предпочтения. Мой любимый игрок — это жена (улыбается).

— Но сами вы — кумир многих. Наверняка некоторые спартаковские фанаты уже прознали, где вы живете. У подъезда не стоят, не караулят?

— Некоторые детишки даже домой приходят. Приносят кипы бумажек, чтобы я расписался на них.

— Наверное, весь подъезд изрисовали спартаковской символикой?

— У нас это строго-настрого запрещено. Если какой-то "художник" и найдется, его сразу охранники вяжут.

Я ЗАНИМАЛ ДЕНЬГИ НА РЕМОНТ

— По российским меркам вы обеспеченный человек?

— Нет. Недавно деньги в два банка вложили — там так и "сгорели". А недавно в квартире ремонт делали, я вообще занимал деньги.

— Неужели в "Спартаке" так мало платят?

— Платят нормально. Но ведь надо и родным помощь оказывать. Родителям, родственникам жены. Плюс на ребенка огромные суммы уходят. Так что считать себя сверхобеспеченным человеком не могу. Хотя на хлеб хватает.

— А недавно вы обзавелись персональным водителем. С чем это связано?

— С чем? С пробками в первую очередь. С нашими, московскими.

— Некоторые "звезды" позволяют себе раскатывать на "Феррари". Вы можете позволить себе купить такую машину?

— Вполне. Но только для этого надо сначала продать свою машину, а также квартиру (улыбается). Может, тогда я и куплю "Феррари". Подержанный, этак года 91-го выпуска.

— То есть машины вы не коллекционируете.

— Нет, я футболки коллекционирую. Вся квартира увешана. Тесть гвоздики прибил, а я маечки на них вешаю.

— И большая у вас коллекция?

— Вам все перечислять? Пожалуйста. Футболка Карпина, Аленичев в четырех экземплярах, Тихонов, Ребров, Шевченко… С Зеедорфом махнулись, когда он играл в "Реале", с Рекобой из "Интера"… Французских маек навалом.

— Перед игрой ставите цель обменяться с конкретным игроком?

— Нет, просто прошел парень мимо, и мы обменялись.

— А хватает места в комнате на все эти майки?

— У меня комната большая. А закончится место, новую осваивать буду (улыбается).

Я - ТЕННИСНЫЙ ЧЕМПИОН

— Помимо футбола вы любите теннис. Часто берете в руки ракетку?

— В основном во время отпуска. В других ситуациях просто нет времени и возможности.

— А кто-нибудь еще из Спартака" любит отдохнуть на корте?

— А как же? Парфенов, Писарев, Булатов.

— И кто у вас чемпион местного значения?

— Как кто? Я, конечно. Булатова в последний раз разделал "под орех" — 6:0, 6:1, 6:0.

— Значит, жизненный девиз — быть чемпионом во всем?

— Стараюсь (улыбается). Недавно играл в гольф. Кстати, с тем же Булатовым. Обыграл его.

— Гольф — игра гораздо менее динамичная, чем футбол. Не скучно?

— Наоборот, интересно. Тем более в гольф я играл в первый раз, и эмоции били через край.

ЧУЖИЕ ГОЛЫ НЕ ВОСХИЩАЮТ. ИСКЛЮЧЕНИЕ - ЕВСЕЕВ

— У каждого футболиста есть какие-то неудобные противники, будь то защитник или вратарь. А у вас ?

— Из вратарей для меня в этом году "заколдованным" был раменчанин Чижов. Ну не мог я ему забить — и все тут. Это при том, что в свое время, когда мы вместе выступали за спартаковский дубль, я всегда отгружал ему "по полной программе". А защитники… Кого-то конкретно выделить трудно. Со мной ведь строго персонально начали играть только год назад. И все же, наверное, самые неудобные защитники выступают в московских клубах. И еще — ребята из "Анжи". Нам в этом году с ними было непросто.

— А неудобный стадион существует?

— Однозначно — "Динамо". Не знаю, почему, но проигрываем, как правило, мы именно там.

— Вы сказали, что равнодушны к зарубежным клубам и зарубежным звездам. А может ли вас восхитить какой-то отдельный игровой эпизод? Например, виртуозно забитый кем-то гол?

— Как же, как же. Вот, помню, Евсеев "Сатурну" в падении через себя гол залепил. Я восхитился. А так… Момент прошел, и я о нем забыл.

— А вы когда-нибудь забивали голы через себя?

— Никогда. Даже на двухсторонках не удавалось.

— А есть такая мечта?

— Что вы! Я же тогда все кости себе переломаю (улыбается). И никуда не уеду.

Я СТОЮ 25 МИЛЛИОНОВ? МНОГОВАТО…

— Цену игрока во многом определяет то, насколько он "раскручен". Вы знаете вашу приблизительную стоимость на трасферном рынке?

— Слышал, что называли суммы в двадцать, двадцать пять миллионов долларов. Я думаю, что эта цена завышена. В Европе немного найдется игроков, которые стоят таких денег.

— Если какой-то клуб выложит за вас названную сумму, эти цифры будут давить на вас?

— Конечно, будут. Ведь руководители клуба станут ждать моментальной отдачи от вложенных в меня средств. И если что-то не сложится, то все, считай, изгой. Поедешь обратно домой уже с подмоченной репутацией.

— Киевское "Динамо", продавая Андрея Шевченко в "Милан", получило за него те же 25 миллионов.

— А вот это, наоборот, мало. Сейчас Шевченко, на мой взгляд, лучший в Европе. Он сильнее и чем Зидан, и чем Фигу. За португальца "Реал" вообще сумасшедшие деньги выложил. И главное — зачем? У Шевченко потенциал гораздо выше.

— С Шевченко вы друзья?

— Скорее, приятели. Это Димка Парфенов и его, и Реброва лет по 10 знает. А я — год-два, не больше.

— В гости Шевченко вас не приглашал?

— Приглашал. Но времени, к сожалению, нет.

— А вы хотели бы поиграть с ним в одной команде?

— Хотел бы, конечно. Вот приедет он играть в Россию (улыбается)…