Вчера во Франции стартовал чемпионат мира среди мужских команд. Для левого крайнего форварда Дениса Кривошлыкова это первый официальный турнир в составе сборной, в котором он выступает в ранге легионера. На Олимпиаде в Сиднее Денис играл как гандболист столичного ЦСКА-"Спортакадемклуба", теперь он защищает цвета известной испанской команды "Процеса Адемар" из города Леон.

— Как вы настраивались на чемпионат мира?

— Как всегда, задача у нас все время одна - первое место. Вот только психологически тяжело настраиваться, вроде бы недавно стали олимпийскими чемпионами, а тут чемпионат мира. Могли бы проведение турнира перенести на лето. Два последних года была какая-то "непруха" в играх со шведами на первенствах мира и Европы, вроде в финалах бились, и никак не могли одолеть соперника. Зато вот на Олимпиаде завелись, хотя, конечно, и во всех предыдущих играх бились на совесть. Наверное, накопилась злость, и мы готовы были их просто разорвать.

— И в этот раз решающим противостоянием станет матч Россия - Швеция?

— Ну почему же. Если мы со шведами в финалах встречались, это не означает, что они наши постоянные соперники. Сейчас очень сильны югославы, немцы, те же французы. Все команды опасны и от любой можно будет ждать подвоха. Так что играть будет не просто. Но мы будем не мы, если не сделаем все возможное.

— Как появился вариант с выступлением за испанский клуб?

— Получил обычное предложение и принял его. Сначала не хотелось уезжать, осталось много нерешенных вопросов в России, особенно квартирный. Но я думаю, что это мой шанс поиграть в серьезном европейском чемпионате. А вообще, когда уже находился в Испании, то мне рассказали, что тренер очень давно наблюдал за мной, и моя игра ему понравилась. До подписания контракта о клубе ничего не знал, только название. Ну, а вообще очень классный коллектив. Ребята хорошие, настоящие профессионалы. Все очень разговорчивые, любят шутить. В первых матчах за "Адемар" никаких проблем не вызывал даже языковой барьер. Если разыгрывали какую-нибудь комбинацию, то мне показывали на пальцах. Когда вернусь после чемпионата мира, то выучу язык, хотя бы на разговорном уровне. После чемпионата мира переезжаю в Леон вместе с семьей.

— Какие впечатления от испанского первенства?

— Превосходные. Все просто на высшем уровне. У испанцев больше профессионализма, у них есть возможность покупать легионеров, у нас же в национальном чемпионате одни россияне. Причем профессионализм присутствует не только у игроков, но и у руководства. Все знают, чем должны заниматься. Ну а моя команда является одним из лидеров чемпионата. После Барселоны постоянно вторые. А в этом году решили замахнуться на "золото".

— Есть в клубе еще легионеры?

— Да, один венгерский игрок. Хотя есть еще и швейцарец, и датчанин, но у них уже испанские паспорта, и они не считаются легионерами.

— Не планировали со временем поменять гражданство?

— Даже и не задумывался над этим. Я, конечно, не зарекаюсь. Но жить в Испании будет трудно, просто уже привык к нашей суетной жизни. Посмотрим, поживем, поиграем.

— Сколько еще собираетесь играть, ведь вам почти 30 лет?

— При хорошем раскладе могу до 35 протянуть. Сейчас у меня контракт на три года, когда он закончится, мне будет 32, можно будет еще на три года заключить.

— О своем будущем уже задумывались?

— Задумываюсь с 25 лет. Я же окончил институт физкультуры, но тренером становиться особого желания нет. Считаю, что о будущем надо задумываться в раннем возрасте. Ведь в спорте всякое может быть. Допустим, не заключил контракт, и все. Много таких случаев было. Когда ЦСКА и "Спортакадемклуб" объединялись, Владимир Максимов устроил некий отбор, и кто его не прошел, конечно же, покинул коллектив. Один вариант, когда спорт заканчивается для тебя в 24-25 лет, а другой, когда из-за возраста приходится заканчивать. Ведь ты сам чувствуешь, что стало тяжело. Да и сколько можно уже бегать. Вот я с пятого класса играю в гандбол, все время на сборах. Главное, чтобы здоровье не подвело. Хотя серьезных травм нет, частенько все побаливает.

— Интересно, а как вы попали в гандбол, ведь этот вид спорта не особо популярен?

— В детстве я жил около станции метро "Молодежная", учился в Кунцеве, а мой учитель физкультуры был знаком с гандбольным тренером кунцевского спорткомплекса.

— А в команду мастеров когда пришли?

— Учился тогда в 9-м классе. Помню, тогда в конце игры выпускали на две минуты с трясущимися руками побегать. Ведь тогда был чемпионат СССР, убийственное соревнование. После "Кунцево" в КФК поиграл год. Правда, когда из "Кунцево" ушел, то с гандболом завязал.

— Как завязали?

— Забрал трудовую книжку и уволился, занялся бизнесом. Затем двое ребят, с которыми играли в "Кунцево", позвонили мне и сказали, что хорошая команда вышла из второй лиги в первую, и чтобы выступить там удачно, набирает игроков. Ее тренером был Драчев, состоявший в хороших отношениях с Федюкиным, тогдашним наставником ЦСКА. В ЦСКА нужен был как раз правый крайний, вот Драчев и предложил мою кандидатуру. Тем более ЦСКА по тем временам был лидером. И вот с 1994 года я в составе ЦСКА отыграл 7 сезонов.

— Свободное время было?

— Нет, постоянные сборы, матчи, тренировки. Сил совсем не оставалось. Вот в Испании только один сбор перед сезоном, а так постоянно нахожусь с семьей. Игры по средам и воскресеньям. В Москве же, бывало, придешь домой, только и успеешь, что с ребенком поиграть и все, уже спишь.

— Дочь Кристину будете отдавать в большой спорт?

— Нет. Она у нас ходит на спортивную гимнастику, но это только для общего физического развития. В детский садик пришли преподаватели, отобрали двоих — Кристину и еще мальчика из нашей группы. Они оказались самыми подвижными. Вот недавно руку сломала. Пусть лучше языки иностранные учит, чем "ломается" в большом спорте.