У правого крайнего форварда сборной России Льва Воронина титулов хватает. Под знаменами национальной сборной он становился чемпионом Европы-96, обладателем золотой медали первенства мира-97 и победителем Олимпийских игр-2000. Более того, по итогам турнира в Сиднее Воронин был включен в символическую сборную мира. Однако сейчас участник проходящего во Франции первенства мира-2001 выступает в составе клуба Южного дивизиона второй немецкой бундеслиги ТСГ-1881 "Людвигсшхафен-Фризенхайм".

ВСЕ - ПАТРИОТЫ

— Лев, вы — чемпион Европы, мира, Олимпийских игр. Когда пришли в гандбол, то мечтали о больших победах?

— Наверное, каждый из нас мечтал об этом. Но думаю, тогда никто из ребят не знал, что он будет играть в сборной России. Вот это и была та вершина, к которой все стремились. А уж если ты попал в число достойных защищать честь страны, то здесь и цели возникают соответственные.

— Какими качествами должен обладать игрок сборной?

— Вы знаете, в индивидуальных видах спорта проще, там ты сам себе хозяин. У нас же — команда, коллектив. Любой игрок — это личность, личность независимая, самобытная. Поэтому чтобы в команде были хорошие взаимоотношения, каждый член этого общества должен быть просто нормальным человеком, не выпадающим из коллектива, с которым он борется за высокие цели. Такая сплоченность — наш большой плюс. В команде абсолютно исключены интриги. А вот в некоторых сборных, я слышал, не редкость закулисные игры, и конкуренты в борьбе за место в составе готовы облить друг друга грязью. О профессиональных качествах судит тренер, и если он считает, что спортсмен подходит для выполнения тех или иных задач, то он вызовет его в сборную.

— Вы выступаете в сборной с 95-го года. И проводя изматывающий сезон в клубном чемпионате, всегда готовы надеть форму с российской символикой. Что вам это дает?

— То же, что и остальным. Я даже могу ответить за других: здесь все патриоты. Честное слово, все до одного.

— Патриотизм — не модное понятие в наше время…

— Не знаю, как в других видах спорта, но в гандболе это так. Вы же знаете об Андрее Лаврове? 38 лет, здоровье уже не то, что прежде. Казалось бы, завоевал все, что можно. Перед Сиднеем он мог просто сказать: "Ребята, я не поеду!", и никто бы его не осудил. Но он поехал, нес знамя России и стал олимпийским чемпионом. В третий раз!

— Олимпийскую победу можно назвать звездным часом вашей жизни?

— Да. Завоевание олимпийского золота — главный момент в жизни для любого спортсмена. А особенно для того, кто впервые достиг вершины Олимпа, для того же Саши Москаленко, моего хорошего знакомого, чемпиона игр по прыжкам на батуте.

— В карьере спортсмена Олимпиада — определенный рубеж. После этой победы остались какие-нибудь цели в спорте?

— Представьте себе: вы как журналисты написали шикарный материал, который дал вам все. Вы остановитесь на этом? Нет. Какое у вас возникает желание? Написать еще лучше, правильно? Мы сыграли хорошо, выиграли Олимпийские игры. Что дальше, к чему стремиться? Победить еще раз? А почему бы и нет?! Почему бы Андрею Лаврову не выйти в 42 года и не взять четвертое золото Игр?

— С годами радость от побед не притупляется?

— Нет. Вы даже представить себе не можете, что это такое. Это чувство не передать словами. Я знаю, что многие люди болели за нас и радовались вместе с нами. Но почувствовать победу, которую сделал сам, — это особенное. Хотя болельщикам не позавидуешь. Сидеть на трибуне и наблюдать со стороны тяжелее, чем играть. Я остро ощущаю это во время смен составов.

— Реакция трибун влияет на игру команды?

— Если честно, то я сомневаюсь, что спортсмены, будь то баскетболисты или хоккеисты, обращают внимание на происходящее вокруг. Может, только в первые минуты окидываешь взглядом зал, отмечая, где сидят наши болельщики. Да еще иногда после гола, когда публика бурно выражает свои эмоции. Вот в Сиднее было не так много наших болельщиков.

— Ну еще бы! Австралия далеко, а народ-то у нас небогатый.

— Судя по Москве не скажешь! В магазины зайти страшно: цены непомерные, даже по сравнению с недешевой Германией. Просто "космос"! Создается впечатление, будто там, на Западе, все бедные, а здесь — немыслимо богатые.

— К слову - о деньгах. Как распорядились призовыми?

— Пока никак. В первую очередь родителям надо помочь, сестрам старшим. Они живут в Астрахани, на моей родине.

МЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЕРНЕМСЯ

— Как давно вы уехали за рубеж?

— Я там уже третий год. Принял решение недели за две до августовского "дефолта" 98-го года. Живем в небольшом городке немного южнее Франкфурта-на-Майне.

— Многие легионеры, причем не только гандболисты, признаются, что им нелегко дается жизнь за границей.

— Нелегко, согласен. Я очень тяжело адаптировался к чужому языку, к другому менталитету. Русские — вообще особый народ, их ни с кем нельзя сравнивать. Тем более что основную часть жизни мы прожили на родине, где нас окружали родные и друзья. Судьба забросила нас в чужую страну, где мы должны снова зарабатывать себе имя, несмотря на то, что у нас и титулы, и звания. Нужно налаживать новые контакты.

— Вы легко сходитесь с людьми?

— С людьми — да, с нелюдями — вообще не схожусь и держусь от них подальше (смеется). В основном общаюсь с русскими ребятами. В 20 минутах от меня живет Павел Сукосян, Слава Горпишин тоже недалеко.

— Семья уехала с вами?

— Естественно. Один я вообще бы умер в первый же день. Жена — домохозяйка, воспитывает сына, ему пять лет. Вскоре ожидаем прибавления в семействе.

— Сын тоже будет гандболистом?

— Нет, хоккеистом. Хочу отдать его в секцию, а пока занимаюсь с ним сам, учу кататься. Мне очень нравится хоккей, и если бы в Астрахани была хоккейная школа, я бы, наверное, сейчас не в гандбол играл.

— Вы считаете, что наш хоккей переживает упадок?

— Хоккей, как и гандбол, обескровлен. Все молодые игроки, подающие надежды, уезжают на Запад. Тем более в хоккее отсутствует возрастной ценз. Смотришь, мальчишка только-только встал, как говорится, на коньки, более или менее заиграл, откуда ни возьмись — скауты, агенты, голову драфтами забивают. А толку нет.

— Судя по всему, вы настроены вернуться в Россию?

— Конечно, вернемся. Правда, не знаю, где обоснуемся — в Астрахани или в Москве. Все-таки Москва — центр, можно сказать заграница, Европа. Ну, а ближайшие четыре года, похоже, проведем в Германии, так как пока я там играю.

— Уровень клубного гандбола в Германии намного выше российского?

— Вообще-то немецкая бундеслига считается сильнейшей в мире, но я выступаю во втором эшелоне, во "Фризенхайме". Там планка пониже и, пожалуй, соответствует нашей суперлиге. Но опять же как сравнивать: в бундеслиге костяк команд составляют мужики по 30-35 лет, а в России пацаны играют двадцатилетние. Вот и сопоставьте.

— Насколько популярен в Германии ручной мяч?

— Популярен, и даже очень. После футбола, наверное, делит второе место с хоккеем. С Россией не сравнить. Однако точно скажу: в Астрахани гандбол — спорт номер один.

— Что можно сделать, чтобы повысить популярность гандбола в нашей стране?

— Я думаю, должны найтись такие люди, которые не пожалели бы денег и вложили средства в развитие по крайней мере детского гандбола. И само собой реклама, в том числе в СМИ. На Западе наш вид спорта раскручивают вовсю, а здесь его по телевизору не увидишь.

ДОЛЖЕН БЫТЬ НА ВЫСОТЕ

— Что изменила в вашем сознании, в вашей жизни золотая олимпйская медаль?

— Не изменила ничего. Наступила депрессия. Ты достигаешь той цели, которая когда-то казалась нереальной, к которой шел много лет, и… вдруг вспыхивает мысль: что теперь, в чем смысл? Этот момент надо пережить, чтобы понять. После Олимпиады у нас не было времени на восстановление. Нам по-хорошему хотя бы полмесяца, чтобы отойти, остыть, перестроиться. А я, например, через два дня после прилета уже играл за клуб. Постепенно, конечно, все входит в свою колею. Придумываешь для себя что-то новое, новые цели ставишь.

— Чемпионат мира?

— (Пауза.) Да, чемпионат мира. Вообще в силу того, что наш вид спорта не очень популярен в России, мы должны быть постоянно на высоте. Хотя бы для того, чтобы о нем, пусть немного, писали и говорили. Для пацанов, которые приходят в спортшколы, чтобы им было на кого равняться. Чтобы была возможность купить для детей элементарный спортинвентарь — мячи и форму.

— Кого видите основным соперником на чемпионате мира?

— Всех без исключения. Если настраиваться на какого-то определенного противника, то можно проиграть совсем другому, кого и в голове не держал. Это аксиома.

Главный тренер сборной России Владимир Максимов о Льве Воронине:

— Лева — командный игрок от и до, настоящий профессионал, а кроме того, ответственный и порядочный человек. Он уравновешен и психологически устойчив, что крайне важно, особенно в острые, критические моменты. Перед мировым первенством у нас шли тяжелые трехразовые тренировки, и я видел, как нелегко давались ребятам подобные физические нагрузки. Это отражалось и на их эмоциональном состоянии. Что очень ценно, Лева умеет найти такие слова в нужный момент, что человек не только успокоится, но еще и извинится. И все это по-доброму, по-дружески, без обид. Лев у нас, как волшебный эликсир. С ним очень легко работать в профессиональном плане, ибо он сам всегда знает, где ему нужно добавить, над каким элементом игры поработать. На тренировках ему не нужно указывать: сделай то-то и то-то. Факт, что он, играя во второй германской лиге, пробился в состав олимпийской сборной, говорит сам за себя. Лев всегда стремится к самосовершенствованию. Простой пример: играя в Германии, он абсолютно самостоятельно, без всяких указаний тренера отрабатывал один из технических приемов — сложный бросок по воротам. Что же здесь необычного, скажете вы? А то, что бросок наносится с необычной позиции, практически с нулевого угла. И мяч при этом летит точнехонько в цель. Теперь вратарям соперников придется крепко призадуматься, как противостоять нашему правому крайнему.