Взаимопонимание в браке — наука, которую некоторые люди постигают годами. Супруги Булатовы освоили ее легче других. Ведь жена полузащитника "Спартака" не хуже своего мужа знает, как тяжела жизнь профессионального спортсмена, и не задает ему лишних вопросов. Зато на мои вопросы она ответила охотно.

МЕТАТЕЛЬНИЦУ ВО МНЕ НЕ УЗНАВАЛИ

— Юля, прежде чем оказаться в "Спартаке", Виктору пришлось изрядно поколесить по футбольным дорогам — он ведь играл и в Болгарии, и в Ставрополе, и в Самаре. А где вы с ним познакомились?

— Вообще-то мы с Виктором земляки — оба родом из Челябинска. Однако впервые увиделись в Ставрополе. Я тогда там училась — в Центре олимпийского резерва. А Виктор с товарищами приехал туда в футбольный интернат. Узнав, что приехали ребята из родного города, я при случае подошла познакомиться. Но в тот раз мы с Виктором лишь коротко поприветствовали друг друга. Наши отношения стали развиваться, когда мы вновь встретились в Челябинске. Я продолжала учиться, поступив в аспирантуру Уральской олимпийской академии, а мой будущий муж играл тогда в мини-футбол за местную команду — был у него и такой период в футбольной биографии.

— А вы каким видом спорта занимались?

— Легкоатлетическим многоборьем. А потом еще и на метаниях специализировалась.

— Ничего себе.

— Да, представьте себе. Причем сейчас-то я еще вес набрала, пока рожала двух дочерей. А в то время все и вовсе поражались, узнавая, что я метательница. Очень уж худая была.

— И какие у вас были достижения?

— Нормативы кандидата в мастера я выполняла. Но справедливости ради должна сказать, что теперь те мои результаты только на первый разряд потянули бы. Разрядные нормы ведь периодически обновляются.

C МАЙЯ В ФУТБОЛ ЛУЧШЕ НЕ ИГРАТЬ

— Тяжело было смириться с мыслью, что вам предстоят длительные разлуки с будущим мужем?

— Наверное, мне все-таки было полегче, чем другим женам футболистов. Ведь за годы, проведенные в легкой атлетике, я успела усвоить, что регулярные расставания с близкими людьми — непременная составляющая спорта. Но пока у нас не появилась первая дочь, ждать Виктора со сборов все равно было непросто. Когда же родилась Вероника, я уже не чувствовала себя одинокой в отсутствие мужа. А вот аспирантурой после свадьбы пришлось пожертвовать — проучившись в ней два года, я забросила учебу и переехала в Самару.

— Вы ведь и свадьбу там сыграли. Наверное, тяжело было всех родственников и друзей собрать не на родине?

— Нет, мы к ней очень долго готовились и все предусмотрели. Специально назначили дату на ноябрь, чтобы все друзья-футболисты уже завершили сезон. Ну и все наши родственники, конечно, из Челябинска приехали.

— В свадебное путешествие в межсезонье успели съездить?

— Да, тогда побывали в Египте. Хотя лично для меня самым запоминающимся стало путешествие, которое мы совершили нынешней зимой. Перед Новым годом съездили в Мексику. Вернулись оттуда с фантастическими впечатлениями — культура племени майя просто потрясает воображение. Древние жители современной Мексики и уникальные культовые храмы строили, и хирургию освоили — даже трепанацию черепа проводили. Но особенно удивило меня их физическое развитие. Их любимая игра заключалась в том, что две команды пытались отправить каучуковый мяч, весивший пять — восемь килограммов, в каменную корзину, которая была подвешена на высоте нескольких метров. Но самое главное — бить по мячу можно было только коленями! Причем "счастливчику", которому все же удавалось попасть в цель, после игры отрубали голову. Наверное, таким образом приносилась жертва смилостивившимся богам. Кстати, упрощенный вариант этой игры сохранился до сих пор — с более легким мячом и без кровавых ритуалов, разумеется. А вот коррида мне не понравилась. Мы с дочкой Вероникой ушли с арены через пять минут после начала представления.

УРАЛЬСКИМИ ПЕЛЬМЕНЯМИ НЕ УВЛЕКАЕМСЯ

— Свое первое собственное жилье вы получили в Самаре?

— Да. Причем располагалось оно очень удобно — большинство игроков команды получили квартиры в одном микрорайоне. В Москве же ездить друг к другу в гости непросто. Правда, нам еще повезло — недавно мы переехали в новую квартиру на юго-западе. А в соседних домах живут Титовы и Бушмановы. Когда мужья в отъезде, я с двумя Верониками и нашими детьми провожу много времени.

— Когда вы ждали рождения второго ребенка, Виктор, наверное, досадовал, что вновь должна родиться девочка, а не сын?

— Нет, наоборот. Это я очень хотела мальчика. Тем более после первого обследования нам сказали, что у нас будет сын. Когда же выяснилось, что я должна родить дочь, мой энтузиазм несколько поиссяк. А Виктор меня тогда даже пристыдил, сказал: "Неважно, кто родится, лишь бы ребенок был здоровым".

— Имена для дочерей долго выбирали?

— Первую Виктор сразу Вероникой назвал. А вторая, которая появилась на свет в сентябре прошлого года, почти три месяца не была зарегистрирована. Хотелось ее назвать пооригинальнее, и мы все никак определиться не могли. В конце концов Виктор вновь взял инициативу на себя, а то дело шло к тому, что дочь могла встретить новое тысячелетие без имени. 29 декабря мы все-таки зарегистрировали дочь, назвав ее Лаурой.

— А в будущем вы не планируете все-таки родить сына?

— Зарекаться не буду. Но сейчас мы об этом не думаем. С рождением Лауры у нас и так хлопот прибавилось. В основном дочерьми приходится заниматься мне — Виктора часто не бывает дома. Старшая, похоже, его больше, чем меня, любит. Я-то вынуждена прибегать к строгости, воспитывая ее. А папа приезжает — и в доме праздник, веселье и вседозволенность.

— А ваши родители помогают воспитывать девочек?

— Да, конечно. То родители Виктора из Челябинска приезжают, то мои. А сейчас у нас гостит моя бабушка.

— Но домашнее хозяйство в основном приходится вести вам?

— Да, конечно. И оно меня не особенно тяготит. Хотя в последние годы мы довольно часто меняли жилье. Можно сказать, я жила от ремонта до ремонта. Пока Виктор ездил на сборы, сама выбирала материалы для отделки квартиры, делала эскизы интерьера. У мужа потом претензий не было.

— Как-то Виктор рассказал мне, что однажды в Самаре он довольно сильно отравился в клубной столовой и с тех пор обедал только дома. Вы, наверное, опытный кулинар?

— Ничего сверхъестественного я не готовлю. Да Виктор и не очень прихотлив в еде. Разносолов не требует. Другое дело, что он придерживается принципов здорового питания, считая это частью своей профессии. В отпуске мы стараемся есть побольше морепродуктов. Если же я готовлю мясо, то гарнир выбираю овощной. А вот пельмени, пироги, кулебяки и другая тяжелая пища — это не для нас.

РАДА ПОПУЛЯРНОСТИ МУЖА

— Как вы относитесь к популярности мужа?

— Мне нравится, что Виктора узнают на улице и к нему хорошо относятся болельщики. Он ведь играет для них. И общение с поклонниками — часть его работы. Я знаю, что муж получает удовольствие от футбола, и очень рада за него. Возможность заниматься любимым делом делает человека счастливым. К тому же он может посмотреть мир — как говорится, будет что вспомнить под старость.

— Характер Виктора как-то меняется в зависимости от того, в каком клубе он играет?

— Ничуть. Он везде остается самим собой. Звездная болезнь, уверена, ему не грозит. Но, разумеется, у него достаточно амбиций, чтобы не останавливаться на достигнутом. И он наверняка еще способен прогрессировать.

— Вы сами часто бываете на матчах "Спартака"?

— Да, но я не думаю, что достаточно хорошо разбираюсь в футболе. Но как бывшая спортсменка могу оценить форму мужа хотя бы по тому, как он передвигается по полю. Однако не считаю правильным говорить вслух о своих наблюдениях. А некоторые жены, насколько я знаю, после игры чуть ли не "разбор полетов" супругам устраивают — объясняют, куда надо бежать на поле и как бить по мячу. Я же просто стараюсь подбодрить Виктора, поддержать его психологически.

— Рано или поздно Виктор может уехать играть за границу. Вы уже готовы к европейскому укладу жизни?

— В Европе я была только однажды — прошлым летом Виктор подарил мне тур в Италию. Очень понравилось — всегда интересно познакомиться с новой страной и ее жителями. Футболисты и их семьи много ездят по миру. Надеюсь, что в любом месте мы будем чувствовать себя комфортно.