Чемпионат мира по гандболу среди мужских команд во Франции завершился для национальной сборной России самым печальным образом. Олимпийские чемпионы-2000, серебряные призеры первенства мира-98 и Европы-99 заняли на нынешнем турнире лишь шестое место. Ключевым стало поражение в четвертьфинале от команды, с которой ранее россияне всегда справлялись без особых проблем. Однако на сей раз египтянам подопечные Владимира Максимова уступили - 19:21. В то же время в мировом гандболе совершилась Великая французская революция. Команда страны-организатора первенства мира выиграла золотые медали, нарушив многолетнюю гегемонию россиян и шведов. А если учесть, что на последнем мировом форуме женских команд чуть более года назад француженки заняли второе место, то можно утверждать, что Франция стала гандбольной державой номер один. По окончании турнира наш корреспондент побеседовал с главным тренером сборной России Владимиром Максимовым.

— Насколько закономерна победа французской дружины?

— В первую очередь хочу отметить, что жеребьевка команд по предварительным группам была сделана под французов. На общий расклад команд по местам повлияла и наша осечка в четвертьфинальном поединке с Египтом, командой, которая ниже нас по классу… Но это, в общем, уже в сослагательном наклонении... А в финале, несмотря на то, что в ряде спорных моментов арбитры отдали преимущество шведам, французы сумели переломить ход борьбы и победили... Поэтому о том, что было до финала, можно рассуждать много, а вот финал показал, что команда Франции была сильнее.

— Какова основная причина неудачи нашей сборной?

— Я думаю, ребята многое сделали на Олимпиаде, выложились. Когда вернулись в свои клубы, несмотря на громкие титулы, полученные в Сиднее, пришлось снова работать. Уже на сборах мы понимали, что в таком состоянии, в каком были ребята, претендовать на что-то трудно. Тем не менее провели работу, которая, в принципе, должна была дать результат на чемпионате мира. Имелись травмированные игроки, несколько гандболистов вообще не играли. После турнира в Запорожье, перед самым отъездом во Францию, многие начали болеть. Таких напастей раньше у нас не было. Несмотря на титанические усилия наших врачей и массажистов, остановить эпидемию травм и болезней оказалось невозможным. То есть и я, и все игроки команды переболели, даже непонятно чем. Симптомы - повышенная температура 37,6 градуса, вроде как простуда, но она прошлась по всей команде. Я, конечно, прекрасно понимаю, что когда ребята не в лучшем физическом состоянии, то они наиболее подвержены болезням. До сих пор не знаю, может быть, это была простуда, может быть, легкая форма гриппа. Но чтобы пострадала вся команда, этого не бывало.

— Возможно, не хватило мотивации? Ведь и французам, и египтянам на государственном уровне были обещаны серьезные денежные премии за успехи на чемпионате мира?

— Лично у меня была в душе такая потаенная мечта, что теперь, когда российский гандбол оказался на олимпийской вершине и наша команда показала, что мы представляем собой мощную спортивную силу, гандбол в стране выйдет на новый виток развития. Но попытка получить спонсоров в России, к сожалению, не увенчалась успехом. Не хотелось бы, конечно, опять возвращаться к тем спонсорам, которые были раньше, просить, уговаривать, искать деньги, призовые, проездные и так далее. Хочется, чтобы нам на родине сказали: да, мы готовы вас поддерживать. Но этого не происходит.

— Говорят, сумма обещанных французам призовых за победу достигала отметки 200 тысяч франков каждому, и гарантами премий выступили высшие государственные чины, в том числе и сам президент Жак Ширак.

— Когда президентствовал Миттеран и французы стали чемпионами мира в Исландии, глава государства отправил за игроками личный самолет. Естественно, очень многое зависит от отношения, и наши ребята думали: вот оно, счастье, олимпийская победа, и теперь не будет проблем со спонсорами. А на самом деле даже игровую форму мы получили только на турнире во Франции. Сегодня ее примерили, а завтра уже в ней играть. Конечно, когда сам господин президент приходит на гандбол и трибуны "Берси" скандируют и поют "Марсельезу", у игроков открывается второе дыхание. И победа превращается в национальную гордость. У нас, увы, так не получилось. Два года я бьюсь, чтобы сборная имела свой зал в Москве, но его пока, к сожалению, нет. Хочу создать специализированную школу гандбола - и ее тоже нет. Хотя уже набрали талантливых ребят, есть они у нас в регионах. Многие легионеры говорят, что за меньшие деньги, но более или менее приемлемые условия готовы приехать обратно в Россию. Но пока в нашей стране, к сожалению, превалируют другие виды спорта, более популярные. И трудно доказать, что те люди, которые завоевали много золота для России, готовы сделать это еще не раз. А самое главное, есть на подходе талантливая молодежь, которая готова заменить титулованных игроков.

— То есть проблем со сменой поколений нет?

— Те, кто сегодня играет главные роли, раньше в год проводили по 20 — 25 матчей на серьезном международном уровне. У нынешней молодежи таких поединков 3 — 4 за сезон. Если создать условия, чтобы люди могли целенаправленно работать, то можно горы своротить. Недаром гандбол, как и другие игровые виды спорта, востребован на Западе. Наших ребят постоянно приглашают за рубеж. Хотелось бы, чтобы к нам повернулись лицом на родине. Но вы ведь сами знаете, у нас пока если кто-то сверху не скажет "дать" или "сделать", обычно стоит тишина. А те виды спорта, которые раньше были раскручены за счет телевидения и печати, и футбол и хоккей, частично баскетбол - развиваются. Даже если нет результата. Вы сами видите, в футболе и в баскетболе мы покупаем иностранных игроков, а в гандболе наши парни уезжают из своей страны. Вот если бы у нас сели и посчитали, сколько денег нужно вложить, чтобы прекратить отток игроков за границу. Надо сделать бизнес-план и сказать: мы вам даем столько, а вы будьте любезны нам предоставить результат. На таких понятных условиях можно работать.

— Как вы оцениваете организацию мирового первенства?

— Я уже говорил, что и календарь игр, и жеребьевка сделаны "под Францию". А в остальном организация - на высшем уровне. Из города в город перелетали самолетами. Считаю, что кое-где французы даже переборщили. Там, где можно было поехать автобусами, нам приходилось в семь утра вставать, чтобы ехать в аэропорт.

Во Франции любят гандбол и залы переполнены. "Берси" был забит до отказа, билеты проданы за полгода до начала первенства. Я лелею надежду, что если вот в Москве удастся сделать зал, объединить талантливых ребят, провести с ними хорошую работу и в итоге побеждать, то такое же шоу с не меньшим количеством зрителей будет и в Москве. Наш болельщик тоскует по победам, одержанным в родных стенах. Что-то у нас в стране плохо, где-то чего-то не хватает, но в спорте боремся с экономически развитым Западом и при нашей тяжелой ситуации все равно побеждаем. Есть годами выработанная структура, есть национальная идея, и люди готовы побеждать и умеют это делать.

— Ваши ближайшие планы?

— Быстрее превратить из нынешней талантливой молодежи игроков, способных побеждать на крупнейших турнирах. Есть контакты с фирмой - потенциальным спонсором, хотелось бы побыстрее закончить переговоры. Возобновляется чемпионат России, я действующий главный тренер ЦСКА-"Спортакадемклуба", большинство ребят сосредоточено в этой команде, так что снова будем работать.

Что касается обновляемой национальной дружины, то хочу летом провести мощный сбор с трехразовыми тренировками, выехать в августе либо в Германию, либо в Испанию — поиграть с командами высшего дивизиона. Молодые игроки должны привыкнуть зубами вырывать победу. Иного варианта побеждать нет.