В минувшее воскресенье в шахтерском Донецке произошло историческое событие для мировой легкой атлетики: с большим спортом простился великий прыгун с шестом, шестикратный чемпион и 35-кратный рекордсмен мира, олимпийский чемпион Сергей Бубка. Несмотря на то, что в соревнованиях в рамках этого прощального шоу неудачно выступили российские прыгуны, в этот день случилось знаменательное событие и в отечественной "королеве спорта" - юридически было оформлено то, что свершилось еще в прошлом году: освободившееся кресло "короля шеста" по праву занял российский прыгун Максим Тарасов, безусловно, лучший на сегодняшний день "шестовик" мира. Вот только жаль, что его самого в Донецк пригласить забыли.

СЕМЬ МЕТРОВ В XXI ВЕКЕ НЕ ПОКОРЯТСЯ НИКОМУ

— Максим, положа руку на сердце, скажите, не засела ли в душе обида по поводу того, что вас не оказалось в числе приглашенных на прощальное шоу Сергея Бубки?

— Не вижу никаких поводов для обид. Организаторы прекрасно знали, что прыгать в Донецке я все равно не буду (после Олимпийских игр еще шест в руки не брал), а почетных гостей там, видимо, и без меня хватало…

— И все-таки, если бы приглашение поступило, считали бы вы своим долгом принять его, уважая заслуги великого спортсмена?

— Долг — это слишком громко сказано. Проще надо к этому относиться. Для меня поездка в Донецк стала бы просто приятным времяпрепровождением, связанным с ностальгическими воспоминаниями. Ведь перед тем, как в 99-м выиграть турнир "Звезды шеста", я был там трижды: два раза приезжал на эти соревнования, будучи еще мальчиком, учеником Ярославской детско-юношеской школы. С замиранием сердца следил за тем, как прыгают Радион Гатауллин, Григорий Егоров, не говоря уж о самом Бубке, установившем именно на "Звездах шеста" свой феноменальный мировой рекорд - 6 м 15 см.

— Тогда вы сказали, что Сергей может до конца века не волноваться, что кто-то превзойдет это достижение. А каким, на ваш взгляд, будет мировой рекорд в прыжках с шестом через сто лет?

— Думаю, что он будет более 6 метров 50 сантиметров, но не выше 7-метрового рубежа. И произойдет это в первую очередь благодаря коммерциализации спорта со всеми вытекающими отсюда последствиями для атлетов и прочих заинтересованных лиц.

— Говорят, что талантливый человек во всем талантлив. Каким вам видится будущее Бубки?

— Я не сомневаюсь в том, что Сергей, который взлетал столь высоко, теперь далеко пойдет и станет высокопоставленным спортивным чиновником. Может быть, даже руководителем МОК или ИААФ.

— Год назад на мой вопрос: "Хотели бы вы стать вторым, после Сергея Бубки, прыгуном с шестом, которому благодарные земляки установили памятник на родине?", вы ответили отрицательно, мотивируя это тем, что любой памятник рано или поздно низвергают с пьедестала. Турнир "Звезды шеста" в Донецке, согласитесь, тоже является своего рода памятником придумавшему его Бубке. Подобные соревнования в вашу честь в родном Ярославле вас тоже не вдохновляют?

— Нет, поскольку в Ярославле для них абсолютно нет условий и, в частности, соответствующего легкоатлетического манежа?

— А если бы он был?

— Нет смысла об этом говорить, потому что жизнь не терпит сослагательных наклонений: нет — значит, нет.

— Максим, неделю назад я звонил в Ярославль вашим родителям, и они мне сказали, что вы вместе со своей семьей навещали их в новогодние праздники?

— И прекрасно провели время - здесь, в Будапеште, мы с супругой очень скучаем по Ярославлю, ведь Валя тоже родилась и выросла в этом городе. Там у нас много родственников.

ЛУЧШИЙ СПОРТСМЕН ЯРОСЛАВСКОЙ ОБЛАСТИ? Я НЕ ПРОТИВ

— А это правда, что вас назвали "лицом Ярославля 2000 года" в номинации "спорт"?

— Более того, на днях мне позвонила мама и сообщила, что я стал лучшим спортсменом Ярославской области двадцатого века.

— Опередив всех футболистов "Шинника" и хоккеистов "Локомотива"?

— А чему вы удивляетесь? Ярославским футболистам и хоккеистам, вместе взятым, надо еще Бог знает сколько поработать, чтобы достигнуть уровня моих достижений. Они в лучшем случае мастера спорта, а норматив мастера спорта в прыжках с шестом - это 5 метров 10 сантиметров, которые я миновал еще в 1987 году. Другое дело, что меня несколько смущает сам титул лучшего спортсмена прошлого века. Мысленно назовите себя лучшим журналистом прошлого века, и вы почувствуете нюанс, который я имею в виду. Мне кажется, что люди, живущие в конце века, не имеют морального права определять лучшего атлета (журналиста, актера, писателя и так далее) столетия, потому что не знают мнения тех, кто жил в его начале. Впервые я задумался над этим, когда в Монте-Карло на официальной церемонии ИААФ американец Карл Льюис был провозглашен лучшим легкоатлетом XX века. Все это достаточно условно, потому что не существует критерия, позволяющего объективно определить лучшего между Льюисом и, например, братьями Знаменскими или американским дискоболом 60-х Альфредом Ортером.

Впрочем, если в Ярославской области хотят считать меня лучшим спортсменом — пожалуйста: я не против.

— А как насчет титула "Почетный гражданин Ярославля", который, кажется, вы тоже получили?

— Нет, это только слухи, хотя, будучи в Ярославле, я заполнил анкету "Личная благодарность Президента Российской Федерации", по-моему, она так называется….

— А почетным гражданином Будапешта вы себя ощущаете?

— Не буду говорить про всех жителей венгерской столицы, но жители района, в котором я живу (включая префекта), относятся ко мне с большим почтением. Но Будапешт, как вы понимаете, не Ярославль - тут недостатка в знаменитостях нет, в том числе и спортивных. Один Бобби Фишер, знаменитый американский шахматист чего стоит!

— Вы с ним, кстати, знакомы?

— Нет, но если бы поставил перед собой такую цель, это нетрудно было бы сделать. Дело в том, что брат моего менеджера Атиллы Спирива увлекается шахматами и часто общается с Фишером. Был даже случай, когда мы вместе с Атиллой пришли к нему в гости, а он нам говорит: "Чуть-чуть опоздали - пару минут назад от меня ушел Фишер…"

— В прошлом году вы мне сказали, что не собираетесь учить венгерский язык, поскольку для общения вам вполне хватает английского. До сих пор такие отношения с одним из самых трудных для изучения языков мира?

— Я уже более семи лет живу в Будапеште и, естественно, постепенно какие-то слова запоминаю. А позаниматься с учителем - все как-то времени не находится. Зато супруга Валентина уже прекрасно говорит на бытовом уровне и даже иногда выступает у меня в роли переводчика.

— Ваши дети тоже не знают венгерского?

— Им, дай Бог, с русским справиться, а уж потом будем думать о большем. Сергей и Настя, хоть и родились в Ярославле, практически всю жизнь живут в Будапеште (Настя вообще была привезена сюда в двухлетнем возрасте), так что с русским языком у них некоторые проблемы. 10-летний Сергей сейчас учится в английской школе и раз в неделю посещает курсы русского языка. 5-летняя Настя подрастет и тоже последует его примеру.

МОИ КОРНИ В ЯРОСЛАВЛЕ

— Судя по вашим семилетним взаимоотношениям с венгерским, оставаться в Будапеште вы не собираетесь?

— А кто вам сказал, что я собираюсь здесь оставаться? У нас с Валей слишком глубокие корни в Ярославле и, если бы там существовали полноценные условия для круглогодичной тренировки, мы бы вернулись туда хоть завтра.

— В самом начале нашего разговора вы вскользь упомянули о том, что после Олимпийских игр в Сиднее ни разу не брали в руки шест. Почему?

— Потому что есть некоторые проблемы со здоровьем. Во-первых, надо залечить ставшую уже практически хронической травму обеих ног. А во-вторых, если помните, в прошлом году на "Гран-при" в Норвегии я неудачно приземлился на шест и выбил два зуба, и вот только недавно мне вставили имплантанты.

— Максим, насколько я понял, эти травмы были получены вами на коммерческих соревнованиях. Значит ли это, что ради хороших заработков были принесены в жертву Олимпийские игры, где вы из-за болячек стали только бронзовым призером?

— Нет, это не так. Травму ног я получил еще в конце мая во время перехода с больших объемов тренировок на высокую интенсивность. Даже если бы я в тот момент остановился и взял перерыв, все равно потом бы не успел с нуля подготовиться к Играм. Передо мной тогда встал выбор - или закончить с сезоном или кое-как допрыгать до Олимпиады. Остановился на последнем, поэтому считаю, что бронза в Сиднее - блестящий для меня результат, максимум, что я мог в тот момент сделать.

— Вы максималист, потому что Максим?

— Я этого не говорил.

— Тогда скажите: в этом сезоне мы увидим вас в секторе для прыжков с шестом?

— Если вы имеете в виду выступление на соревнованиях, то я все-таки надеюсь восстановиться к летнему чемпионату мира в Эдмонтоне.

Максим ТАРАСОВ. Прыжки с шестом. Родился 2 декабря 1970 года в Ярославле. Чемпион Европы среди юниоров 1989 года. Бронзовый призер чемпионата мира-91. Олимпийский чемпион-92. Бронзовый призер чемпионата мира-93. Серебряный призер чемпионата мира-95. Обладатель Кубка Европы-97. Серебряный призер чемпионата мира-97. Чемпион Европы-98. Обладатель Кубка мира-98. Чемпион мира-99. Бронзовый призер Олимпиады-2000. Женат. Имеет двоих детей. В настоящее время живет с семьей в Будапеште.