Состоявшиеся во вторник и среду совещания представителей ФИФА, УЕФА, футбольных клубов и профсоюза футболистов, посвященные реформе трансферной системы, окончилось пока безрезультатно. Участники взяли паузу для того, чтобы тщательно обдумать, найти точки соприкосновения и не наломать дров в таком сложном и щепетильном вопросе, как трансферы. Тем не менее из Швейцарии пришли весьма оптимистические известия: порядок в футболе удастся сохранить.

ПОСЛЕДНИЙ БАСТИОН

Все чаще события, произошедшие в прошлом десятилетии в мировом, и особенно в европейском футболе, называют апокалиптическими. Учреждение Лиги чемпионов радикально изменило облик симпатичных европейских кубковых турниров, превратив его в соревнование не столько футболистов, сколько спонсорских денег. Бродит по Европе призрак суперлиги. Босман с его нашумевшим делом стер границы между футбольными странами, и теперь клубы наводнены иностранными игроками. Изменения, произошедшие в европейском футболе по воле, а то и вопреки воле президента УЕФА Юханссона, пришлись по времени на расцвет и расширение влияния Европейского Союза. Эта организация при всем уважении к ней отличается большой любовью совать свой нос всюду и везде. Посчитав себя истиной в последней инстанции, ЕЭС обратил свой взор на существующую в футболе (и других видах спорта) систему переходов. Посчитав правила переходов едва ли не пережитком средневековья, политики вступили в бой за права несчастных и угнетенных футболистов.

Формально Вивьен Ридинг, инициатор пересмотра системы трансферов, и ее коллеги правы. Футболист такой же наемный работник, как и человек иной профессии. И он вправе сам определять, где ему трудиться. Не понравилось в одном клубе, написал заявление, отработал положенные по КЗоТу две недели — и на все четыре стороны. Но далекая от футбола миссис Ридинг не понимает, что у спорта есть своя специфика, что упразднение системы переходов приведет к невиданному хаосу и в конце концов ударит по самим футболистам.

Есть еще одна деталь, о которой постоянно забывают борцы за права. В футбол играют не только в 15 странах ЕЭС, но и за пределами Союза. На них реформы миссис Ридинг распространяться не должны. "Если б в УЕФА входили только 15 стран ЕЭС, предложения Евросоюза имели бы хоть какой-то смысл. Но куда я дену еще 36 стран? Они не члены ЕЭС, но полноправные участники УЕФА. И как им объяснить, что их перевели в низшую касту?" — говорит президент УЕФА Леннарт Юханссон. К многочисленным негативным последствиям принятия еэсовских правил игры — распаду многих клубов, гибели футбольных школ, массовой безработице в рядах игроков и тренеров, всеобщему хаосу добавится еще и всплеск подделок паспортов. Количество греческих прабабушек и итальянских дедушек резко возрастет.

"Да кто они такие, чтоб диктовать нам свою волю? — высказался в адрес ЕЭС президент ФИФА Зепп Блаттер. — Конечно, реформа системы трансферов назрела. Но нужно подходить к ней разумно". Великий реформатор понимает, что стоит ФИФА дать слабинку, и его империя рухнет, а сам он окажется в роли несчастного короля Лира. Поэтому ФИФА и УЕФА забыли о существующих спорах и выработали единую концепцию реформы системы трансферов.

ПЯТЬ ПУНКТОВ ПРОГРАММЫ БЛАТТЕРА

Ознакомимся же с основополагающими принципами реформы. А поможет нам сам Зепп Блаттер, в ходе своего недавнего визита в Москву сообщивший журналистам о своей концепции: "Суть наших предложений можно свести к пяти основным постулатам. Мы разделили футболистов на четыре возрастные группы (потом их число возрастет до пяти. — Прим. ред.). Для каждой из групп будут существовать свои правила переходов.

Итак, начнем с самых юных — футболистов, которым еще не исполнилось 18 лет. В отношении их позиции ФИФА, УЕФА и ЕЭС едины. Футболист может совершать международный переход лишь по достижении совершеннолетия. Никаких исключений. То, что сейчас творится в мире, — настоящее безобразие. Дельцы разъезжают по странам в поисках способных ребят, сулят им и их родителям большие деньги, переманивают молодых спортсменов в сильные клубы, где раскрываются один, от силы два паренька. Остальные же гибнут как футболисты. Мы положим этому конец. А чтобы избежать обмана и подлога документов, ФИФА введет систему лицензирования и регистрации всех футболистов начиная с 7-летнего возраста. Давно назрела идея создания всемирного футбольного реестра, куда бы вносились все игроки.

Пункт второй. Переходим к возрастной категории от 18 до 23 лет. Эти игроки могут переходить в зарубежный клуб. Срок их контракта не ограничен. Одна очень важная деталь. При переходе футболиста из одной команды в другую определенный процент от суммы сделки получает клуб, воспитавший игрока. Таким образом, мы хотим защитить футбольные школы, небогатые клубы, стимулировать подготовку собственных резервов. А заодно и снизить число тех, кто существует за счет спекуляции игроками. Здесь также нет возражений.

А вот с третьим пунктом возникли сложности. Речь в нем пойдет об игроках, находящихся на пике своей карьеры, — от 23 до 28 лет. Остановлюсь на нем чуть позже, сейчас же позволю ознакомить вас с двумя оставшимися.

Игроки в возрасте от 28 лет и выше. Естественно, что им труднее играть, чем их более молодым коллегам. Не всегда они попадают в основной состав. А сменить клуб не могут, ибо связаны контрактами. Но мы нашли способ разрешить эту проблему. Пусть действие их соглашения будет ограничено одним годом. Если футболист и клуб нужны друг другу, то они всегда могут продлить соглашение сроком еще на один год. Если нет, то игрок может перейти в другой клуб и продлить свою жизнь в футболе. УЕФА и ЕЭС приняли наши доводы.

По настоянию УЕФА были внесены коррективы в этот пункт. Возрастная категория разделена на две группы: 28-30 лет и те, кому за 30. Для первых максимальный срок контракта два года, для вторых — год.

Пункт пятый. В течение года футболист может совершить только один переход. Эта мера позволит снизить число необоснованных переходов, а также воспрепятствует возникновению института "сессионных футболистов" (краткосрочные контракты на несколько матчей).

Вернемся к третьему пункту, самому спорному. ЕЭС настаивает на том, чтобы игрок имел возможность в одностороннем порядке разорвать действующий контракт при условии, что он заранее ставит в известность руководство клуба, и затем перейти в другую команду. И никаких расчетов между клубами. Мы же настаиваем на сохранении контрактной системы (срок соглашения ограничен тремя годами). Контракт может быть разорван лишь по обоюдному согласию".

И тут возникли споры.КЕМСКАЯ ВОЛОСТЬ

В конце 2000 года ФИФА, не согласовав вопрос с УЕФА, приняла условия ЕЭС, чем привела УЕФА в бешенство. Подобно управдому Бунше, отдавшему шведам Кемскую волость, Блаттер сдал самый важный пункт. Путь к футбольной катастрофе был открыт. Арсен Венгер, главный тренер "Арсенала", одним из первых отреагировал на это известие. "В считанные дни мы можем потерять всю команду. Это безумие". Из УЕФА в адрес вышестоящей инстанции пошли гневные филиппики. Снова был отрыт глубоко закопанный топор войны между ФИФА и УЕФА. Напряжение сняла личная встреча Блаттера и Юханссона. После бурной дискуссии стороны пришли к компромиссу. А именно: никаких уступок тетушкам из ЕЭС. Контрактам быть. Никаких увольнений по собственному желанию. И у руководителей клубов, как говорится, от сердца отлегло.

Вот как прокомментировал это событие Зепп Блаттер несколько дней спустя во время Кубка Содружества: "Мы признали, что сделали ошибку и дали обратный ход. Я сказал Юханссону, что наша война никому не нужна и что она дорого обойдется футболу. И между нашими организациями восстановился мир. Масла в огонь подлили некоторые средства массовой информации. Например, ФИФА никогда не поддерживал идею ЕЭС о трех месяцах уведомления, после которых игрок может беспрепятственно покинуть клуб. Если мы настаиваем на одном переходе в год, то откуда могла появиться цифра в три месяца. Юханссона и общественность дезинформировали".

Итак, ФИФА и УЕФА снова союзники. И это радует. Теперь им предстоит нелегкая борьба за поддержание порядка в футболе.

На этой неделе в Швейцарии прошли консультации с участием представителей ФИФА, УЕФА, профсоюза футболистов. До 14 февраля им нужно выработать единую позицию, чтобы изложить свои тезисы делегатам Евросоюза в лице уже упоминавшейся Вивьен Ридинг, Анне Диамантополу и Марио Монти. 16 февраля в деле может быть поставлена точка. "Мы близки к выработке общей позиции и надеемся, что нам удастся выработать ее до назначенного срока, — заявил генеральный секретарь УЕФА Герхард Айгнер. — Мы выработаем гибкую формулу, устраивающую всех". Пресс-секретарь ФИФА Андреас Херрен сообщил о трех постулатах, которые футбольные чиновники будут отстаивать в борьбе с еэсовскими чиновниками.

1. -Необходимость сохранения контрактной системы.

2. -Возможность расторжения контракта по обоюдному согласию сторон.

3. -Определение максимальных сроков контракта для каждой из возрастных групп.

Как видим, предложение Блаттера "один переход в течение года" в этот перечень не попало.

Итоги консультаций подытожил вице-председатель "Арсенала" Дэвид Дэйн. "Никто не оспаривает желание футболиста сменить клуб, если он этого захочет. Но в мире футбола живут не только футболисты, но и клубы, болельщики, наконец. Об их правах кто-нибудь подумал? А какой футбол без болельщиков? И они не поймут игроков, которые бросают тех, кто им предан, ради кошельков".

Небольшой промежуточный вывод. То, что стороны противостоящие ЕЭС, сближаются, уже хорошо. Их шансы не проиграть несколько возросли, что дает повод для оптимизма. Но позиции политиков по-прежнему сильны. И не очень-то верится, что они добровольно выбросят полотенце. Их очень сложно убедить в том, что благими намерениями обычно выстлана дорога в преисподнюю.

Предвижу вопрос: а нам-то какое дело до ЕЭС? Россия пока не входит в эту организацию. Если в мире футбола разразятся хаос и анархия, мы вряд ли сможем остаться в стороне. Все плохое имеет обыкновение распространяться с большей скоростью. Дойдет и до нас. Но лучше бы такого не случилось.