Полузащитник "Бордо" — один из немногих футболистов национальной команды России, имеющих сейчас постоянную игровую практику и находящихся в хорошей форме. Алексей надеется, что его клубные успехи позволят ему внести ощутимый вклад в игру российской сборной.

ХОЧУ СТАТЬ ЧЕМПИОНОМ ФРАНЦИИ

— Судя по голосу, дела у вас обстоят наилучшим образом?

— В минувшем туре мы "Монако" дома прихлопнули. Теперь "Бордо" идет на втором месте, находясь всего в шаге от первого.

— По выступлениям за "Локомотив" вы приобрели опыт гонки за лидером. Так что вам не привыкать к подобной ситуации.

— Это уж точно. Но я все-таки предпочел бы самому находиться наверху, а другие пусть догоняют, пусть из кожи вон лезут, чтобы скинуть с вершины. Впрочем, я надеюсь, что такие времена не за горами. Вспоминаю, как "Бордо" неудачно начал чемпионат, а потом незаметно начал подниматься наверх. Сейчас же мы обрели стабильность, постоянно балансируя в пределах первой тройки. По правде говоря, очень хочется стать чемпионом Франции, тем более золотых медалей я в своей жизни еще не получал.

Самое интересное сейчас для меня график наших игр. Это какое-то сумасшествие. Играем по два раза в неделю, принимая участие в трех турнирах. Если бы не вылетели из Кубка Лиги, то пришлось бы работать в еще более плотном режиме.

— Предполагаю, что с вашей выносливостью вас запугать такой интенсивностью трудно.

— Да, здесь это никого не страшит. Каждая игра — престиж. Я тоже не жалуюсь, но, согласитесь, условия несколько необычные. К тому же в связи с осадками сейчас все время играем на вязких тяжелых полях — это дополнительная нагрузка. Но я вроде бы ее выдерживаю. Любопытно и то, что я ведь уже больше года не был в отпуске. Как в "Локо" начал предсезонку, так с тех пор с мячом и не расстаюсь, если не считать небольших периодов, когда я лечился и отбывал дисквалификацию.

— Российские клубы, если дотягивают до декабря, обычно оставшиеся матчи проводят на последнем издыхании. У нас даже принято считать, что в футбол целый год играть нельзя.

— Как видите, можно, я вроде бы нахожусь в очень неплохой форме, до издыхания далеко. Правда, стоит учитывать, что я попал в новый для себя чемпионат, окунулся в незнакомую мне среду, где совсем иной образ жизни. Фактор новизны, благоприятно сказывающийся на эмоциональном состоянии, наверное, не дает мне почувствовать усталости. К тому же я играю в очень интересном чемпионате. В нем настолько все переменчиво и непредсказуемо! Проиграл две игры — и уже из верхней части турнирной таблицы можешь перекочевать в нижнюю.

— Во Франции считают свой чемпионат самым сильным в мире. Согласны?

— Французы вообще жуткие националисты. Они уверены, что у них все самое лучшее. Вот недавно было первенство мира по гандболу. Так массажист "Бордо" своей уверенностью в победе французов меня немного разозлил. Я ему и говорю: все равно Россия победит, мы сильнее! Однако я проиграл спор, выиграли французы. Очень обидно было. Зато вы не представляете, как сиял от счастья наш массажист. Ну а если возвращаться к футболу, то, на мой взгляд, самый сильный чемпионат — итальянский.

— Вы наверняка не только с массажистом спорите, но и с партнерами по команде подначиваете друг друга. Кстати, как ваши педагогические способности в преподавании русского языка?

— Наши спонтанные уроки продолжаются, и уже практически все игроки "Бордо" могут сказать по-русски хотя бы несколько слов. Да и я от них многим французским словам научился. Мат, например, освоил в совершенстве (смеется). Да и вообще я сейчас не испытываю серьезного языкового барьера. Уже могу поддержать разговор, ответить на вопросы.

— И какие вопросы вам чаще всего задают?

— В последнее время о ситуации во Владивостоке (город остался без отопления). Французы удивляются произошедшему и даже ежатся от холода. На это я им отвечаю, что в Сибири, где я вырос, заморозки были до — 50. Партнеры по команде мне не верят.

— Интервью даете уже без переводчика?

— Пытаюсь. То, что не могу объяснить словами, показываю руками. Получается неплохо. Я вообще уже ко всему привык. И даже в какой-то степени благодарен руководству клуба, что оно поставило меня в такие жесткие рамки. На установках, на тренировках я должен был обходиться без переводчика. Вот и пришлось налечь на изучение языка.

ОЩУЩАЮ СЕБЯ СБОРНИКОМ ПОСТОЯННО

— Помните о том, что 28 февраля россияне встречаются с греками?

— Конечно. Недавно созванивались с Гершковичем. Мне уже заказали билет на самолет. Кстати, я прилечу не сразу в Грецию, а вначале в Москву и у меня даже будет свободный денек.

— В перерывах между матчами часто думаете о делах сборной?

— Мы постоянно поддерживаем связь с Гершковичем, с ребятами. Я нахожусь в курсе всех дел сборной. Очень часто думаю о ней. Вы не представляете, какое это сильное ощущение — быть игроком главной национальной команды России. Естественно, что во всех моих разговорах с друзьями, родственниками, бывшими одноклубниками невольно касаюсь темы сборной.

— Возможно, что в сборную вернется Никифоров. Тогда не исключено, что тренеры вновь переведут вас в полузащиту. Как вам такая перспектива?

— Для меня важно защищать честь своей страны. Самое же главное, чтобы мы побеждали. А на какой при этом я буду действовать позиции — мне совершенно безразлично.

— Насколько важно год начать с победы? Не боитесь, что в Греции произойдет то же самое, что год назад в Израиле?

— На одни и те же грабли наступать не собираемся. Уверен, что в Греции израильского казуса с нами не приключится. У сборной нынешний сезон обещает быть тяжелым, и хотелось бы начать его на мажорной ноте, чтобы получить заряд положительных эмоций.