37-й чемпионат мира по биатлону стал достоянием истории. Занимавший внимание зрителей в течение 10 дней, он, подобно зеркалу, отразил многие тенденции, которые на стартах иного уровня часто остаются незамеченными. Мы постараемся ознакомить вас с наиболее значительными из них.

ГОНКИ СТАЛИ ЗРЕЛИЩНЕЕ, А ФАВОРИТОВ ПРИБАВИЛОСЬ

По мере того как в биатлон вкладываются деньги, в нем все больше обозначается тенденция к устроению некого шоу, которое должно держать зрителей в постоянном напряжении и хорошо смотреться по телевизору. В сущности, постоянное внутреннее напряжение было заложено в биатлоне изначально. Предусматривающий совмещение двух достаточно разнородных упражнений (стремительного бега на лыжах и меткой стрельбы), этот вид спорта способен организовать интригу практически на ровном месте (вспомните хотя бы женскую эстафету). Но нынешнему руководству IBU, внимательно следящему за колебаниями зрительского интереса, этого мало. Не случайно все реже и реже попадает в программу этапов Кубка мира индивидуальная гонка. Избалованным зрителям трудно считать штрафные минуты, да и совместить две длинные гонки у мужчин и женщин в один день сложно. Напротив, появляющиеся новые дисциплины (гонка преследования и масс-старт) скоротечны, предусматривают много огневых рубежей и сравнительно небольшие лыжные участки между ними. В кулуарах ведутся активные разговоры о том, чтобы вообще убрать индивидуальную гонку из программы чемпионатов, а этапы женских эстафет сократить с 7,5 до 5 км.

Изыскивая возможности дополнительной интриги, IBU всячески поддерживает развитие биатлона в новых странах. Аргентина, Чили, Греция, Новая Зеландия — вот далеко не полный перечень тех стран, где биатлон начал развиваться в последние десять лет.

Следствием подобной политики стало обострение соперничества и увеличение числа потенциальных фаворитов. Далеко в прошлое ушли времена, когда медали чемпионатов мира делили спортсмены СССР и ГДР. На прошедшем чемпионате награды завоевали представители 10 стран — абсолютный рекорд за всю историю этого вида спорта.

НА ОЛИМПИАДЕ НАШИ РАССЧИТЫВАЮТ НА ШЕСТЬ МЕДАЛЕЙ

Несмотря на увеличение числа соискателей наград, Россия сумела не растерять победных традиций и по праву принадлежит к числу законодателей мод. Вот как оценивает итоги прошедшего чемпионата глава российской делегации в Поклюке первый вице-президент российского Союза биатлонистов Дмитрий Алексашин.

— Итогом выступления нашей сборной стало первое место в неофициальном командном зачете. Три золотые медали — лучший за последние четыре года показатель. С тех пор, как в 1996 году мы победили в общекомандном зачете в Рупольдинге, никак не могли подняться до такого уровня. Разумеется, у нас, как и у всех, есть недостатки. О некоторых мы знали, разглядеть некоторые из них нам помог прошедший чемпионат. Но потенциал обеих наших команд очевиден. Особенно высок он у женщин, где за последние годы сумели раскрыться молодые спортсменки. Хуже складываются дела у мужской команды, но Александр Алексеевич Голев будет сейчас пробовать новых молодых ребят: Башкирова, Максимова. Кроме того, я думаю, что, попробовав себя на чемпионате мира, раскроются по-новому Кочкин и Прокунин. Так что я, со своей стороны, приложу все усилия к тому, чтобы к олимпийскому году сборная подошла без проблем.

— А в чем заключаются проблемы?

— Резерв сейчас главным образом в хорошей организации дела. Нам предстоит подтянуть в сборную новых и лучших специалистов в области биохимии, психологии, ружейной подготовки. В своем современном состоянии биатлон требует к себе самого скрупулезного внимания. Иначе ничего сейчас не добьешься. А мы в настоящее время уступаем именно в плане инфраструктуры — с организационной стороны и в плане психологии — со стороны спортсменов.

— Перечисленные вами проблемы требуют значительных материальных затрат. Как вы сейчас решаете вопросы финансирования?

— Затраты, даже в этом году, были огромные. Только одного оборудования, экипировки, патронов, парафинов и смазок было закуплено на сумму свыше полумиллиона долларов. Нести такие расходы в одиночку Союз биатлонистов не в состоянии, и здесь большую поддержку нам оказала компания "РОСНЕФТЬ". Без ее помощи мы сейчас едва ли имели бы такие результаты. Кроме того, немалую помощь оказывают нам Госкомитет и Олимпийский комитет. И Павел Алексеевич Рожков, и Виталий Георгиевич Смирнов звонили, интересовались нашими проблемами. Так что сейчас грех жаловаться. На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити мы постараемся сделать все возможное, чтобы достичь намеченных целей.

— Каких именно?

— На совещании в Министерстве по спорту мы обещали 2 золотые, 2 серебряные и 2 бронзовые медали. Вот этой цели мы и постараемся достичь.

Между тем с серьезными планами на Олимпиаду приедет не только сборная России. Едва ли кто из медалистов нынешнего чемпионата не строит планов на следующий год. Да и неудачники наверняка сделают выводы. Немало интересного ждут наши тренеры от предстоящих вскоре стартов в Солт-Лейк-Сити. Своеобразный климат этого места и особенная структура снега (работающий со сборной США известный советский специалист Альгис Шална назвал этот снег "мыльным") должна поставить перед командами немало вопросов, а заодно и обнаружить — кто лучше готов к стартам 2002 года.

К несомненным достижениям нашей команды принадлежит разработка новой серии отечественных парафинов. Все российские биатлонисты отметили отличный ход лыж в Поклюке и немало секунд выиграли у соперников именно на лыжне. Значительные трудности наша команда испытывает со стрелковой подготовкой. Особенно остра эта проблема в женской команде. Стабильную стрельбу демонстрируют Пылева и Богалий. У остальных девушек стрелковая подготовка пока не на должном уровне. Куклева, по ее собственному признанию, недоработала в предсезонке, Ишмуратовой не хватает стабильности (вот она, психологическая подготовка). Тренеры беспокоятся за то, в каком состоянии подойдет к следующему сезону Альбина Ахатова, сумеет ли набрать должные кондиции Мария Стреленко. У мужчин проблема кадров не менее остра. Потеря Владимира Драчева обнаружила недостаточную подготовку молодых Прокунина и Кочкина. Особенно наглядно это проявилось в эстафетах. Ни одну из эстафет команде не удавалось пройти без штрафных кругов. Не случайно, отмечая в последний день чемпионата день рождения Виктора Майгурова, практически все желали ему как можно дольше оставаться в сборной, чтобы помочь молодым в стрельбе. В связи с этим Павел Ростовцев открыл присутствующим небольшую тайну. Несколько лет назад Виктор сказал, что уйдет из биатлона, когда приедет с чемпионата мира без медалей. Так получилось, что на этом чемпионате ему не досталось наград. Но, как сказал Ростовцев (и все тренеры, и специалисты согласились с ним), роль Виктора в команде сейчас огромна и на его присутствие на Олимпиаде рассчитывают все.

УДАСТСЯ ЛИ НЕМЦАМ ИЗБЕЖАТЬ СКАНДАЛА?

Последняя гонка чемпионата (мужская эстафета) запомнилась, помимо сенсационной победы французов, провалом немецкой команды. Бежавший на первом рубеже Марко Моргенштерн ровно прошел половину доверенной ему дистанции, но перед второй стрельбой вдруг сбросил скорость. Затем стали происходить совершенно странные вещи. В подъем на выходе со стрельбища Марко карабкался с огромным трудом. Затем, словно потеряв ориентацию, немец стал как-то беспорядочно работать лыжами и палками. На подбежавших к нему на трассе тренеров Моргенштерн практически не реагировал. В состоянии почти полной невменяемости, отстав от лидеров почти на 5 минут, он закончил этап и свалился на снег. Со стадиона его унесли на носилках. Распространившиеся сначала предположения о травме или сотрясении мозга отпали практически сразу.

По словам многих врачей (в штабе каждой команды их немало), у Моргенштерна налицо были все признаки нарушения функций центральной нервной системы. Ни мышечные судороги, ни даже травма таких последствий вызвать не могли. С чем это может быть связано? Можно предположить, что с физическими перегрузками. С другой стороны, физическая перегрузка для такого спортсмена уже на первом круге самой короткой дистанции — маловероятная вещь. Очевидно, что таким образом организм, скорее всего, мог реагировать на биохимический раздражитель.

Вообще в зимнем спорте подобных прецедентов известно немного, тем более на соревнованиях такого уровня. На применении допинга спортсмены периодически попадаются, но чтобы вот так — прямо на дистанции. В летних видах такое случается, поскольку там дополнительное воздействие на организм оказывают жара, солнце.

Скорее всего, на организм спортсмена врачами команды оказывалось воздействие с целью повысить энергетический (еще точнее — углеводный) обмен. Какими методами этого возможно было добиться? Либо вводить в организм вещества, содержащие углеводы, либо затормозить его вырабатывание самим организмом, так, чтобы всплеск произошел на дистанции. В этот момент происходит всплеск внутренней энергии. Организм, как реакцию на торможение, выбрасывает все запасы углеводов, и спортсмен идет по дистанции очень хорошо. В случае же с Моргенштерном организм выработал избыточное количество глюкозы, и это внесло дисбаланс в работу мозга, а возможно, и сердца. Немцы, разумеется, никакой информации на эту тему постараются не распространять. Не факт, что на серьезные разбирательства пойдет и международный Союз биатлонистов. Однако на уровне сборной (президент IBU Андерс Бассеберг был крайне встревожен произошедшим и лично говорил с представителями немецкой команды) расследование инцидента предстоит самое серьезное.

В этой связи интересно будет посмотреть на состав и состояние немцев на предолимпийской неделе в Солт-Лейк-Сити.