Юрий Ковтун во всех матчах Лиги чемпионов приковывает к себе повышенное внимание, так как является главным оплотом "Спартака" в ведении жестких единоборств и в борьбе на втором этаже. В игре с "Баварией" Юрий был задействован во всех ключевых эпизодах встречи, правда, не всегда в положительном качестве.

- Какие ощущения от прошедшей игры?

- Очень трудно нам было, - вздыхает Юрий. - Вроде старались, бились, но чего-то постоянно не хватало. Кураж, который присутствовал в осенних матчах, начисто пропал. А без него в нашей ситуации завоевать очки в Мюнхене было практически невозможно. Вроде каждый выкладывался во всех эпизодах, но немцы постоянно на самую малость были расторопней и удачливей. Как-то все шло именно к такой прискорбной для нас развязке. Особенно у меня сердечко екнуло после того, как не забил Робсон.

Когда играешь в Лиге чемпионов на выезде, да еще с таким суперклубом, как "Бавария", то уповаешь на безупречную реализацию. На обилие голевых возможностей нам рассчитывать не приходилось. Оставалось держаться и ловить момент для того, чтобы забить. В этом-то и заключался наш шанс на победу. Несколько раз нам частично удалось задуманное. Воспользовались ошибкой соперников, вывели игрока на ударную позицию, но…

- Прекрасный голевой момент был и у вас. Когда в концовке встречи вы оказались на газоне, судья должен был давать пенальти?

- В игре произошло все так быстро, что я до конца не успел прочувствовать тот эпизод. Пробросил мяч, защитник попытался его выбить и своего добился, но при этом задел мою ногу. По идее, на пенальти это нарушение тянуло, бывает, что и не такие дают. Но я почему-то в тот момент, когда падал, подумал не о том, назначит судья одиннадцатиметровый или нет, а о том, покажет ли он мне вторую желтую карточку. Несколько раньше в схожей ситуации он влепил Титову горчичник за симуляцию. Так вот, когда я понял, что арбитр не собирается наказывать немцев, сильно насторожился. Если бы меня удалили, то я бы подвел команду.

- Но в какой-то степени вы ее подвели еще в первом тайме, когда заработали фол, повлекший за собой дисквалификацию на ответный матч. Это как-то сказалось на вашем психологическом состоянии?

- В том эпизоде я действительно зацепил соперника. После нарушения я сразу понял, что сейчас схвачу желтую. Арбитр тут же всем своим видом показал, что меня ждет суровое наказание. Так что надежда на то, что судьи обычно на первый раз прощают и просто начинают держать "тебя в уме", даже не успела появиться. Конечно, в тот момент я подумал о том, что 21 февраля не смогу помочь команде. Но самобичевание отложил на потом - нужно было играть. А еще я себя настроил на то, что надо действовать аккуратней, чтобы не заработать удаление.

- Получилось так, что вы были задействованы во всех ключевых эпизодах матча, в том числе и в пропущенном голе.

- Лучше бы в наши ворота влетел какой-нибудь сумасшедший мяч, чем это недоразумение. В том эпизоде каждому из нас не хватило того чуть-чуть, о котором я уже говорил. Мяч два раза ударился о землю, но никто из нас не сумел до него дотянуться, хотя пару "чиркашей" и было. На моей совести то, что я позволил "танку" Янкеру перебросить мяч дальше на Элбера. Но я и не представлял, как к этой махине подлезть. Если бы мяч летел сверху, тогда можно было бы как-нибудь изловчиться и накрыть немца, но мяч шел по такой траектории, что у меня не было и шанса что-то сделать. Поскольку все это происходило во вратарской, при большой плотности игроков, я не мог сыграть на опережение. К тому же выскочить из-за широкой спины этого Янкера практически невозможно. Он еще чуть пятился назад и подминал меня под себя.

- Кто же в Москве в ваше отсутствие будет приглядывать за этим субъектом?

- Будем искать ходы, надеюсь, Олег Иванович что-нибудь придумает. Хотя по большому счету я не представляю, что с таким гренадером можно поделать. Он к себе вообще никого не подпускает.

- После выхода Янкера на поле вы с ним словно приклеились друг к другу. Это была тренерская установка?

- Да, изначально обговаривалось, что с появлением Янкера я беру его под свою опеку. Самое интересное, что на деле получилось чуть ли не наоборот. Не успел этот детина выйти, как тут же прибежал ко мне, начал "бодаться" и ходить за мной по пятам. Может быть, он никак простить мне не может, что я шесть лет назад, будучи игроком "Динамо", разбил ему бровь? Я, кстати, все хотел спросить, помнит ли он то наше противостояние, но после игры мы лишь пожали друг другу руки.

- Футболками со своим старым знакомым не обменялись?

- Обмен осуществлялся при помощи посредников. Нам в раздевалку принесли футболки "Баварии", а мы взамен отдали свои. Мне же достался трофей от Тарната.

- Если возвращаться к теме вашей дисквалификации, то вас может слегка утешить тот факт, что такая же участь постигла Йеремиса.

- Это существенное для нас подспорье. Я от этого немца вообще в шоке. Очень жесткий и самоотверженный боец! Но не стоит уповать на то, что кто-то у соперников не сможет принять участие в ответном матче. Мы ни при каком раскладе не собираемся опускать руки. Состояние сейчас, конечно, не лучшее, но возвращение домой окажет на нас благоприятное воздействие. А 21-го числа, не сомневаюсь, болельщики нам помогут. При их оглушительной поддержке можно обыграть кого угодно!