Во вторник без пятнадцати три самолет с мюнхенской "Баварией" на борту произвел посадку в столичном аэропорту Шереметьево-1. Соперники "Спартака" довольно долго проходили таможенный контроль, заставив многочисленных встречающих ожидать их в вестибюле без малого час.

Накануне игры было немало разговоров о московских холодах, о том, что баварцы постараются перенести матч. Мы решили из первых уст узнать, что думают соперники чемпионов России. Самый высокий футболист "Баварии" Карстен Янкер оказался парнем немногословным: "Все вопросы после игры". Тогда мы побеседовали с самым маленьким игроком гостей. И самым титулованным — чемпионом мира и Европы Биксантом Лизаразю. Французский легионер оказался куда разговорчивей.

— Биксант, вы боялись приезжать в Москву?

— Нисколько. Что же в вашем городе такого страшного?

— Погода, например. Холодно у нас.

— Да, не жарко. Я уже успел почувствовать. Мне, человеку с юга, конечно, такая погода не по душе. Но делать нечего, придется играть.

— В ваших словах чувствуется какая-то обреченность.

— Нет, никакой обреченности. Конечно, удовольствия от футбола в мороз, да еще на жестком поле, мало. Но мы — профессионалы и поэтому должны играть там, где придется.

— Высказывалась мысль, что в Москве "Баварии" придется иметь дело с двумя соперниками — московским "Спартаком" и московским морозом. Вы согласны с этим утверждением?

— В какой-то степени да. Холод на стороне "Спартака". Впрочем, до игры целые сутки, и еще может потеплеть.

В том, что Оливер Кан — самый популярный в России баварец, можно было убедиться, глядя на очередь, выстроившуюся за автографами к высокому блондину. Корреспонденту с трудом удалось добраться до вратаря "Баварии".

— Как вам наша погода, Оливер?

— Отличная. Я не шучу.

— Любите играть в мороз?

— Обожаю.

— И не боитесь замерзнуть?

— Не думаю, что "Спартак" позволит мне покрыться инеем. У моих ворот будет жарко. Так что холода я не почувствую.

Раздав порцию автографов, Оливер прыгнул в автобус и принялся настраивать свой телефон. Два теплолюбивых бразильца Джоване Элбер и Пауло Сержио не спешили расставаться со своими поклонниками. Смуглый Элбер лихо расписывался левой рукой. И лишь языковой барьер помешал обидчику "Спартака" поделиться своими планами на предстоящий матч. Пауло Сержио не пользовался такой популярностью, он отошел в сторонку и терпеливо ожидал своего соотечественника. Бразилец закутался в пальто, натянул вязаную шапочку на самые глаза, но недовольства климатом не выражал. А вот Самюэлю Куффуру наша погода пришлась явно не по душе. Уроженец тропической Ганы как пуля пролетел в автобус.

— После игры поговорим, а то сейчас очень холодно.

Игроки уже расселись по своим местам, однако президент клуба, знаменитый Франц Беккенбауэр явно не спешил к своей команде. И вот выдающийся футболист и тренер вышел из таможенной зоны. Подтянутый, загорелый, в пальто нараспашку Кайзер Франц отправился к автобусу.

— Господин президент, в последние дни было немало разговоров о возможном переносе матча по причине холодов. Велика ли возможность, что матч не состоится?

— Мы приехали сюда играть. И будем играть. Никаких переносов. Во всяком случае, я как президент "Баварии" заявляю, что наша команда не намерена просить УЕФА отменить встречу. В Москве холодно. Ну и что? В Германии тоже бывает холодно. Но мы играем.

— Значит, проблема погоды перед вами не стоит?

— Нет, тем более что оба клуба находятся в равных условиях.

— Что же тогда волнует президента "Баварии"?

— Качество поля. Хотя я уверен, что работники стадиона подготовили арену надлежащим образом.

— Какой бы результат удовлетворил вас в матче "Спартак" — "Бавария"?

— Конечно, мне бы хотелось, чтобы "Бавария" победила. Но я согласен и на ничью. Для нас это хороший исход.

— Ситуация в нашей группе довольно запутанная. Кто, на ваш взгляд, выйдет в четвертьфинал?

— Затрудняюсь ответить. Ситуация действительно очень непростая. Все четыре клуба достойны того, чтобы продолжить борьбу. И их шансы оцениваю как равные. Многое решит нынешний тур.

— Господин Беккенбауэр, на днях в "Советском спорте" обсуждалась тема отцов и детей в футболе. Упоминался и ваш сын Штефан. Как складываются его дела?

— Мой сын несколько лет назад закончил выступления в большом футболе. Теперь работает тренером в одном из клубов. Говорят, что у него есть способности.

— Вы любите приезжать в Россию?

— Очень. Я уже сбился со счета, в который раз приезжаю в вашу страну. Меня здесь всегда тепло принимают. В Москве у меня немало хороших знакомых. Встретиться со всеми, конечно, не удастся, но кого-нибудь я точно увижу.

Легендарный футболист ХХ столетия оказался окружен почитателями своего таланта. Большинство из них не могли видеть Кайзера Франца на поле в силу своего юного возраста, и, тем не менее, просили подписать программки, журналы и шарфы. Большинство шарфов были или спартаковскими, или баварскими. Впрочем, один паренек попросил Беккенбауэра расписаться на шарфике леверкузенского "Байера".

— А что это у тебя? "Байер" Леверкузен? Опоздал, парень, "Байер" приезжал в Москву прошлой осенью. Ладно, давай свой шарфик, — сказал президент "Баварии" и расписался на атрибуте "враждебного" клуба.

Франц Беккенбауэр тепло попрощался со своими российскими поклонниками, сел в автобус рядом с Оттмаром Хитцфельдом. Огромный автобус тронулся с места и в сопровождении автомашин ГБДД направился в гостиницу "Балчуг", где Оттмара Хитцфельда уже ожидали журналисты.