Вот и приближается этот самый конфликтный мартовский денечек, 13-е число, когда у руководителей клубов НХЛ остается последний шанс продать, купить или обменять игроков в надежде укрепить уязвимые позиции команды. И до последней минуты никто не может быть уверенным в том, что не случится какой-либо непредвиденной сенсации.

Сегодня основное внимание приковано к трем клубам лиги — "Торонто", "Филадельфии" и "Финиксу". Главным действующим лицом здесь является популярный и противоречивый центрфорвард "Флайерз" Эрик Линдрос. Прежде всего я хотел бы поделиться своими соображениями по поводу этого хоккеиста, которому еще в 1991 году специалисты предсказывали сказочное будущее в роли самой главной звезды самой богатой лиги мира. Помню, я был тогда в немецком городе Фюссене, где проходил молодежный чемпионат мира. Наблюдал, с каким сумасшедшим вниманием относились журналисты к 18-летнему тогда Эрику, следил за тем, как юная звезда пренебрежительно давала им интервью, постоянно изображая усталость, которая мгновенно исчезала, как только канадец попадал в бар. Там, наслаждаясь вкусным немецким пивом, он не забывал устраивать свои первые скандалы.

Линдрос мечтал играть за команду из Торонто, от которого он неподалеку, в Лондоне, родился 28 февраля 73-го, но драфт-91, конечно же, такого шанса ему не дал. Правда, попал он в клуб, который всегда считался в лиге достаточно сильным и котировался серьезным кандидатом на завоевание Кубка Стэнли. Физические данные Эрика не вызывают сомнений — высокий, здоровый, габаритный, любящий постоянные столкновения на льду, обладающий умением подержать шайбу, поэтому он начал свою карьеру в НХЛ весьма успешно.

К сожалению, его отец Карл скоро отказался от услуг агента и решил представлять интересы своего старшего сына Эрика, а потом и младшего Бретта сам. Я не могу даже нафантазировать, как может родной отец в дискуссиях с генеральными менеджерами команд постоянно употреблять слова "талантливый", "непревзойденный", "лучший среди лучших". Все прекрасно понимали, что рано или поздно эта не очень разумная эйфория Карла приведет к конфликту. Он стал требовать нереальные деньги, но в то же время игра Эрика тускнела. Просматривалась явная усталость. Против него соперники выступали с особым подъемом, стараясь остановить его на чужой синей линии. Эрик часто вступал в потасовки, и его стали удалять все чаще и чаще. Словом, он как бы задержался в своем росте.

Хоккейную же семью Линдросов стали преследовать неприятности. У Бретта, защищавшего цвета в "Айлендерс", участились травмы, связанные с постоянными сотрясениями мозга. Вскоре врачи запретили ему играть в НХЛ, и Бретту пришлось досрочно завершить свою хоккейную карьеру, буквально через два года после дебюта в НХЛ. К счастью, страховой полис позволил семье получить достаточно хорошие деньги, на которые можно было бы жить более чем хорошо. Линдрос-младший стал телекомментатором, продолжая свою жизнь в НХЛ, но уже в другом качестве. Года через два у Эрика тоже появились аналогичные проблемы со здоровьем. Доктора не скрывали своего компетентного мнения, предлагали Эрику тоже хорошо подумать о завершении хоккейной карьеры и приводили наглядный пример, который до сих пор помнят в НХЛ.

Речь идет о Пэте Лафонтэне, возвратившемся на лед после перерыва, связанного с многочисленными контузиями. Боссы "Буффало" отказались продлить его контракт, и решил рискнуть "Рейнджерс", пригласив талантливого форварда. Но уже через год Пэт вынужден был распрощаться с профессиональным хоккеем навсегда, так как очередное сотрясение мозга могло полностью поломать жизнь и сделать его инвалидом. В отличие от Лафонтэна, Линдрос и его отец категорически не соглашались с мнением медиков. Однако Эрик вынужден был-таки уйти в незапланированный "отпуск" после очередного сотрясения, долгое время находился на так называемом больничном листе.

А тут как раз наступило время для переговоров по сумме нового контракта. Генеральный менеджер "Летчиков" Бобби Кларк обратился к лучшим докторам лиги с просьбой оценить ситуацию с подопечным. Некоторые из них порекомендовали Линдросу оставить большой хоккей, другие же считали, что он может продолжить свою карьеру. Отец же хоккеиста стал требовать в новом контракте просто нереальных условий, которые оказались неприемлемыми для хозяев и руководителей клуба. Тогда встал вопрос о продаже Эрика в другую команду, но безрезультатно. В итоге он вообще остался вне хоккея. И вот сейчас "сага Линдроса" превратилась в главную тему каждого дня. Он по-прежнему настаивает на переходе в "Торонто", который соглашается его принять и дать ему очень высокий контракт на сумму 45-50 миллионов американских долларов за 5 лет. Но при этом Карл настаивает на одном, удивительно своеобразном, пункте контракта — в случае даже если Эрик проведет всего 20 матчей в чемпионате, то ему должно быть гарантировано полное покрытие годового оклада. Позиция отца понятна, он опасается, что может вновь случиться очередное сотрясение мозга, а стало быть, надо хорошенько подстраховаться для того, чтобы не потерять миллионы долларов. Кларк более чем критически относится к семье Линдросов и делает все возможное, чтобы довести конфликт до точки кипения, хотя, естественно, публично в этом не признается, поэтому осуществить главную сделку сезона не так-то уж и просто.

Бобби требует за Эрика одного из двух ведущих защитников "Мейпл Ливз" — Томаша Каберле или Даниила Маркова, форварда Николая Антропова и еще первый или второй выбор в драфте-01. В раздевалке же команды неспокойно, там только и говорят о предстоящей сделке. Игроки нервничают, команда слишком много проигрывает в последнее время. Марков не выступает из-за травмы уже две недели. Он, кстати, решил сам поговорить с генеральным менеджером и главным тренером "Торонто" Пэтом Куинном, который сказал ему лишь, что еще ничего не решено.

Сам Пэт не хочет расставаться со своими молодыми игроками. Но бизнес есть бизнес. Агент Даниила каждый день общается с боссами команды, которые правды не говорят, но намекают на то, что все-таки что-то должно произойти. Говорят о том, что сделка может состояться уже на этой неделе. Но она может и не состояться, ведь сценарии в НХЛ переписываются так быстро, что за ними порой и не уследишь…

Виктор НЕЧАЕВ* — первый наш хоккеист, выступивший в НХЛ ("Лос-Анджелес", сезон 1982/83 года).