26 февраля Станиславу Еремину исполняется 50 лет. Много это или мало? Казалось бы, много сделано, завоевано. И стоило ли уходить из ЦСКА, рискуя ничего не добиться в УНИКСе? Эти разговоры шли уже после Олимпиады, на которой сборная России заняла лишь восьмое место. Но Еремин не опустил рук, а продолжал работать, как считал правильным. Может быть, потому, что жажда соревнования у Станислава Георгиевича в крови: в любой игре победить, доказать свою позицию делом в новой, непредсказуемой ситуации. "Чем интересен спорт? — спрашивает Еремин. — Да своей непредсказуемостью итогового результата". И сейчас он вновь готовится к матчу — через день после юбилея будет матч в Бельгии на Кубок Сапорты.

— Станислав Георгиевич, в последние годы на первые роли в чемпионате России все смелее выдвигаются клубы из провинции…

— Невозможно в пустыне построить город. Нужна крепкая финансовая база, четкая организационная структура. Те регионы, которые это поняли, имеют сейчас крепкие клубы. Главное сейчас — возродить былые традиции, опираться в работе на людей, беззаветно преданных баскетболу, чтобы не разбегались игроки, а оставались в одном клубе как минимум 2-3 сезона. Клубы же, где решались сиюминутные задачи, изначально были обречены.

— В последние годы в число лучших в России пробился и УНИКС?

— Я очень рад этому — появился действительно крепкий клуб, который знают уже не только в России. Произошло это не случайно. В Казани всегда были баскетбольные традиции, но постоянно чего-то малого не хватало. Как говорят, руководство, "голова", в серьезном деле многое определяет. Так вот, с "головой" у УНИКСа все в порядке. И команда явно прогрессирует.

— Вы были удачливы и как игрок, и как тренер. Не рисковали ли вы, принимая приглашение от УНИКСа, ведь от вас ждали только побед?

— Счастье тренерское всегда на чем-то зиждется, и удача приходит к сильным. Я четко оценивал себя — профессионализм, честность в отношениях с людьми — и был готов к предстоящей работе. Поэтому сразу руководство УНИКСа предупредил - результат не может прийти сразу. Но за два года я способен создать команду. У меня были свои условия, определены были и задачи. И поэтому могу еще раз сказать: Еремин — не колдун, для успеха команды в целом нужны и игроки, и тренер, и немного удачи.

— В начале сезона все внимание болельщиков было приковано к селекционной работе в клубах: что ни день, то новая сенсация.

— Для меня стало сюрпризом, насколько мощно многие клубы проводили селекцию. Ситуация осложнялась и тем, что я в тот момент находился в Сиднее, и мы провели селекцию в УНИКСе уже "вторым темпом".

— В командах появилось множество легионеров. В Минеральных Водах так и вовсе почти три четверти команды. Что вы думаете об ограничении числа легионеров в командах России?

— Думаю, тут должен быть здоровый баланс. Скажем, один-два американца и до четырех — из стран СНГ. Это ведь, по сути, наша школа баскетбола. Сюда также можно приплюсовать и игроков из Прибалтики.

— Каков сегодняшний уровень баскетбола в чемпионате России ?

— Не хочу обидеть игроков нынешних, но уровень первенства страны сейчас ниже на порядок. Хотя то, что прогресс очевиден, — факт бесспорный. Лишь испанский, греческий и итальянский чемпионаты можно поставить выше. Или вот в Израиле еще одна команда — "Маккаби". А так никому мы в Европе не уступаем.

— А вы были готовы к серьезной борьбе?

— В целом — да. Ведь УНИКС собрался в полном составе лишь за 10 дней до начала чемпионата. Многим игрокам после Олимпиады нужна была элементарная реабилитация. Но проигрыш "Самаре" дома — это был для игроков удар, и удар сильный. В глазах читалось: "Куда мы приехали, зачем?" Но веру в себя и в тренера игроки все же не потеряли, хотя первые два месяца было очень тяжело. На балу удачи все танцуют красиво, а тут необходимо было держать удар. Рад, что мы это преодолели, благодарен ребятам. Сейчас мы набираем очки стабильно и даже, по-моему, опережаем по набранным очкам реальные свои возможности — можно и нужно в игре прибавлять.

— УНИКСу в самом начале сезона пришлось пережить и потерю Авлеева — игрока для Казани культового…

— Тут ситуация четкая. Поступок, который совершил Руслан — безобразный, оправданий быть не может. И наказание — справедливое, хоть и очень суровое. Но тут нужен индивидуальный подход. Как игрок Авлеев — боец, работяга, в этом я смог убедиться. И думается, правильным было бы в нынешней ситуации поставить вопрос об условной дисквалификации Руслана в чемпионате России, пусть и на больший срок. Моя задача как тренера постараться вернуть Авлеева в баскетбол. За последний месяц я трижды с ним разговаривал, он без баскетбола жить не может, места себе не находит. Хотелось бы в этой связи обратиться к коллегам: поймите, Авлеев не "джокер", которого УНИКС хочет достать из рукава и только за счет этого что-то там выиграть. Важно вернуть баскетболиста баскетболу.

— Чем объяснить сейчас в тренерском цехе столь внушительное представительство бывших игроков ЦСКА? Еремин, Белов, Едешко, Коваленко, Тихоненко, Мышкин…

— Дело в том, что в ЦСКА изначально собирались игроки высокого класса, со своим видением игры, и нет ничего удивительного в том, что многие по окончании карьеры стали тренерами. Люди, поигравшие долгие годы на высшем уровне, с твердым характером — по завершении карьеры игрока им было что сказать в баскетболе.

— Характер — главное для тренера?

— Тренер — это и организатор игры, и психолог. А уж твердый характер, авторитет у игроков — обязательно. И, конечно, тренерская интуиция. Великий тренер Кондрашин, когда еще работал вторым тренером у Цинмана, месяца два не вмешивался в дела главного, а затем в одной игре посоветовал: "А выпусти сейчас вот этого игрока". "Да ты что, — изумился Цинман, — он у меня вообще еще не играл". "Не знаю, что ты два месяца делал, но этот игрок сейчас у тебя заиграет". И Кондрашин оказался прав! Вот что такое тренерская интуиция.

— Станислав Георгиевич, а что вас самого побудило стать тренером?

— Мог бы стать и экономистом — у меня два высших образования. Но если я с 18 до 34 лет был в большом баскетболе, и он стал делом жизни, которое получалось… Во времена, когда я был игроком, мне часто доводилось слышать: "Вот из Еремина выйдет хороший тренер". Между тем я никогда не вел специально дневников, не записывал чего-то в тетрадку. Я больше шел от интуиции игрока, от импровизации. Недавно журналисты спросили, пришло ли время подводить итоги? Я думаю, нет. Чаще ведь итоги нас подводят. Надо просто заниматься своим делом.