Стройный, подтянутый, аккуратный… Даже не верится, что Юрию Лебедеву сегодня стукнуло 50. Выглядит этот шестикратный чемпион мира ровесникам на зависть. И, кстати, со своей голливудской внешностью он запросто мог бы украшать обложки модных журналов.

В 70-е капитан "Крыльев Советов" являлся их олицетворением. Не забыли его и в наше время. Ведь когда Лебедев в прошлом году занял президентское кресло клуба, то это воспринималось как само собой разумеющееся — лучшей кандидатуры с именем было и не найти.

РЫНОК ТОЛЬКО МЕШАЛ

— В минувшем сентябре наш клуб перерегистрировали, тогда я уже официально вступил в должность, — говорит Юрий Васильевич. — А вообще работа велась еще с лета. Надо было срочно создавать новую команду. Ведь от старой, по сути, ничего не осталось. Прежнее руководство разбазарило всех игроков.

— Для вас, наверное, все было в диковинку?

— Безусловно. К тому же поначалу приходилось рассчитывать на собственные силы, поскольку никакой помощи со стороны не было. Но в ходе чемпионата постепенно стал вырисовываться круг людей, на которых я мог бы положиться. Нашли мы и надежных спонсоров. А недавно на собрании акционеров был избран новый президент, к моему же званию добавилась приставка "вице".

— Да, в непростое время вы брались за дело. А до того, помнится, на какой-то период отошли от хоккея. Работали даже в охранных структурах.

— И не только. Между прочим, я предлагал свои услуги детской спортшколе "Крылья Советов", но почему-то старое руководство клуба в них не было заинтересовано. Ездил на заработки в Германию — проводил там в разных командах сборы, теоретические занятия. А в "охране" пробыл два года. Сразу понял, что это не мое. Но семью-то надо было кормить, приходилось крутиться.

— Сейчас — тоже. В результате за короткий отрезок времени вами сделано уже немало.

— Согласен. Секрет здесь прост. У меня хорошие помощники. Команда, одним словом. Естественно, все нацелено на развитие хоккея в Сетуни. Школа наша работает, отремонтированы интернат, в котором живут иногородние дети, бывший детсад, где проходит сбор команда мастеров. База у "Крыльев" была сначала в Рублево, затем в Серебряном Бору, а сейчас вот — рядом с Дворцом. Кстати, он также приведен в порядок. Кроме того, налажен выпуск клубной атрибутики и наконец-то закрыт вещевой рынок.

— Разве он не приносил доходов?

— Зрителям, которые приходили на матчи, этот рынок мешал. Поэтому перед молодежным чемпионатом мира согласно постановлению правительства Москвы его закрыли. Спасибо огромное вице-мэру Валерию Шанцеву. Мы, между прочим, влетели на кругленькую сумму. Когда разобрали палатки, то фойе Дворца было в плачевном состоянии. Гардеробы сломаны, пол испорчен. Интересно, что рынок переехал в крытый спортзал, что неподалеку. В итоге теперь нашей команде мастеров весной негде будет проводить физподготовку, но это уже отдельная история.

— А пока "Крылья" рвутся в Суперлигу. И это тоже следствие вашего труда. Только непонятно, почему вы выбрали на роль главного тренера Виктора Вахрушева — у него ведь нет достаточного опыта.

— Мы в клубе много думали над этим вопросом и пришли к выводу, что лучше всего не брать кого-то со стороны, а растить своего родного специалиста. Так и поступили.

— Вы ведь тоже по образованию профессиональный тренер. Одно время, помню, помогали руководить Игорю Дмитриеву.

— Правильно. По окончании карьеры в нашей стране я еще год отыграл в Гамбурге. А когда в 1983-м вернулся в Москву, то месяцев шесть болтался без дела. Тогда Игорь Ефимович и попросил помочь. И хотя я долго не тренировался, вышел и стал играть. Это уже потом, когда закончил ВШТ, Дмитриев пригласил меня в качестве одного из тренеров команды.

ЛЕБЕДЕВ - АНИСИН - БОДУНОВ!

— А как вышло, что вы, воспитанник ЦСКА, оказались в 1971-м в "Крыльях Советов"?

— Вообще-то я начинал в спортклубе "Торпедо". Причем с футбола. В то время моя семья жила на "Автозаводской". Там же, на Восточной улице, мы с ребятами на "коробках" и мяч гоняли.

— А зимой надевали коньки?

— Да я до 13 лет и кататься-то не умел. Меня этому учил Костя Климов, который жил в соседнем доме. Помните такого хоккеиста? А в футбол я играл прилично. В 16 лет уже выступал за торпедовский дубль. На сборах жил в одном номере с Викором Шустиковом и Анзором Кавазашвили.

— "Шайба" в итоге перетянула?

— Так вышло, что я остался там, где было больше друзей. За компанию, можно сказать. Единственный, кто из футболистов "Торпедо" мне по возрасту подходил — Вадик Никонов, да и тот старше на год. Мы с ним в полузащите играли. А вот потом меня пригласили в хоккейный клуб ЦСКА. И не одного, а целую пятерку. Я тогда еще слабовато катался, поэтому выходил в третьем звене. Но чемпионат тот юношеский заканчивал в Пензе уже в первом, вместе с Анисиным и Бодуновым.

— Вот когда, оказывается, родилась ваша легендарная тройка! Многие ею восхищаются и по сей день, особенно игрой за "Крылья Советов".

— Мы старались импровизировать. По тем временам у троек не было каких-то наигранных ходов, ну, может быть, за исключением игры в большинстве. Нападающие, как правило, смело шли в обводку — и проходили соперника. Иными словами, явной игры от обороны не наблюдалось.

— То есть вы, образно выражаясь, чувствовали локоть партнера?

— А как же! Каждый из нас заранее предвидел ходы другого. Без этого чутья мы не добивались бы успеха. Правда, недолго вместе поиграли. Однажды Валера Харламов сломал ногу — и Константин Локтев, который возглавлял ЦСКА, позвал на его место Славу Анисина. Тот, не раздумывая, согласился. А у нас с Бодуновым в "центре" появился Володя Расько. Замечательный хоккеист, тонко понимал игру. Он тогда в "Крыльях" играл роль "папы". Я у него многому научился.

— Вы и "золотой" сезон 1974 года хорошо помните?

— Конечно. У "Крылышек" очень сплоченный коллектив был. Команда проделала колоссальную работу. Физподготовку у нас вел нынешний президент РФС Вячеслав Колосков. Вместе с Борисом Павловичем Кулагиным они внесли огромный вклад в нашу победу. Анатолий Владимирович Тарасов злился, когда мы в решающем матче его ЦСКА уверенно переигрывали. Снял даже с игры Володю Петрова. А Борис Павлович перед той встречей поехал в Спорткомитет и заранее доложил, что мы станем чемпионами СССР.

— Зачем же он это сделал?

— Чтобы вселить уверенность в ребят. В то время ЦСКА считался непобедимым, а "Крылья" постоянно были на "задворках". Но Кулагин за какие-то три года создал настоящую команду и довел ее до первого места.

— Говорят, суров был?

— В меру. Он здорово предвидел ситуацию наперед. Любил трудных ребят. Короче, был Педагогом. На первом плане у нас стояли психология и "физика". Борис Павлович постоянно доказывал игрокам, что его курс верный. И результат был налицо — сколько Кулагин прекрасных хоккеистов вырастил!

— Вероятно, поклонниц у них было хоть отбавляй! В том числе и у вас — капитана "Крыльев Советов"...

— Как-то не замечал. Уставал сильно, наверное (улыбается). А если серьезно, то нас, игроков, после матчей в Лужниках ждали друзья. И мы все вместе потом шли пешком до ближайшего метро. Машины-то тогда для хоккеистов непозволительной роскошью были.

— Что-то мы с вами стороной тему сборной Союза обходим.

— Наверное, полноценным моим дебютом можно считать выступление на чемпионате мира в Москве в 1973-м. Правда до того я уже ездил в составе второй сборной в Швецию, где мы обыгрывали лучшие силы "Тре Крунур". Участвовал я и в суперсерии-72 СССР — НХЛ. Но тогда не все матчи провел. Помню, выходили мы на лед с Анисиным и Бодуновым в Виннипеге. И показывали для своего возраста достойную игру. При этом ничуть не боялись канадцев.

— Во встречах с ними многим нашим хоккеистам пришлось и кулаками помахать.

— Ой, не люблю я особо вспоминать это. Впрочем, по-другому было и нельзя. Если не давать сдачи, то они могли почувствовать, что ты слабее, и, в конце концов, забили бы окончательно. То ли дело местные зрители! В конце 1975-го "Крылышки" отправились за океан на серию игр с клубами НХЛ. Принимали там нас очень тепло. Правда, на матче в Нью-Йорке против "Айлендерс" нашлись два "отморозка", которые швыряли на лед красные шарики и выкрикивали антисоветские лозунги. Народ на трибунах, конечно, негодовал — люди-то пришли на хоккей, а не на политическую манифестацию. И когда этих двоих арестовали полицейские, то на них было жалко смотреть: болельщики колотили им по головам чем попало! В общем, дебоширам крепко досталось.

— Пожалуй, не меньше, чем порой достается хоккеистам на площадке?

— Тут вы правы! Иной раз так приложат, что не обрадуешься. Однажды мы со "Спартаком" играли, так я после силового приема даже через борт перелетел. Приземлился на бетон, аккурат перед судейским столиком. Думал, проскочу на скорости, а Сашка Куликов меня по всем правилам встретил. Ничего, встал, отряхнулся — и обратно на лед сиганул.

— Обошлось, значит.

— Точно. Был, правда, в моей карьере момент, когда, казалось, не смогу играть. Мы "золото" взяли на чемпионате мира в Хельсинки в 1974-м. До финального матча встречались с чехами. Я тогда в тройке с Якушевым и Шадриным выходил. И вот отдаю пас на ход Сергеичу, а защитник чешский въезжает коленом прямо мне в бедро. Якушев шайбу забрасывает, я же чуть сознание не теряю от боли. Всю ночь потом мне доктора ногу замораживали, а наутро токи применяли по новой методике. Не поверите - на следующий день я на раскатку вышел. А вечером — и на финал. Было, как в сказке.

— Почти как в 1980-м на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде, только тогда она была с несчастливым концом.

— Обидно… Мы же этих самых американцев просто разорвали в товарищеском матче. А в финале им уступили. Почему? Играть выходили после фигуристов. Лед уже плохой был: лужи такие стояли, что шайба не шла. Плюс две досадные ошибки, которые и перечеркнули наши надежды.

— А в Инсбрук на олимпийский турнир в 1976-м вы почему не поехали?

— Интриги всему виной. Мы-то со Славой Анисиным на все сто были готовы. А перед отъездом в аэропорт нам вдруг заявили, что в состав не проходим.

ХОТИМ ВЕРНУТЬ ЧУКА И ГЕКА

Восемь лет назад мне довелось погулять на свадьбе у нападающего "Крылышек" Виктора Гордиюка. Женился он на дочери Юрия Лебедева Наталье. А по истечении некоторого времени произвел Юрия Васильевича в деды.

— Внучка у меня растет. Самое интересное, что мы с ней в один день родились — 1 марта. Есть еще и сын. Он массажистом работает в нашей команде мастеров.

— Вы как-то говорили, что собираетесь ее усилить, хотите вернуть тех игроков из-за границы, которые когда-то выступали за "Крылья Советов". В том числе — и зятя из "Дюссельдорфа".

— При условии, если мы выйдем в Суперлигу. Может быть, вернем и Андрея Потайчука. А пока голова занята другими проблемами. Надо сделать ремонт "коробки" во Дворце, привести в порядок холодильную установку. Подумаем и о строительстве новой базы, которая бы отвечала всем современным требованиям.

— Юрий Васильевич, да забудьте вы о делах хотя бы на свой день рождения! Вот скажите, часто встречаетесь с друзьями по тому "золотому" составу "Крыльев" — Александром Сидельниковым, Вячеславом Анисиным, Юрием Шаталовым, Александром Бодуновым, Сергеем Котовым, Юрием Тюриным, Владимиром Репневым, Юрием Терехиным, Сергеем Глуховым?..

— Увы, нет уже с нами Бориса Павловича Кулагина, Игоря Дмитриева, Сережи Капустина, Володи Расько, Вити Кузнецова, Игоря Лапина. А те, кого вы перечислили, живы-здоровы. Некоторые работают в нашей школе, с другими общаюсь пореже, в основном, на матчах ветеранов. Но я надеюсь увидеть всех их на своем юбилее. Там и поговорим!

Под сводами сетуньского Дворца висят шесть символических свитеров с фамилиями легендарных хоккеистов "Крыльев Советов": Гурышева, Кучевского, Запрягаева, Хлыстова, Бычкова и Капустина. Однако рядом явно не хватает стягов Игоря Дмитриева и Юрия Лебедева. Хочется верить, что эта несправедливость в ближайшее время будет устранена, и им воздадут должное. Стоило бы преподнести подобный подарок юбиляру. Тем более что с таким вице-президентом "Крылышки" обязательно достигнут желанных высот.