С каждой новой осечкой "Спартака" ажиотаж вокруг команды существенно возрастает. О безголевой пятиматчевой серии красно-белых сейчас говорится на каждом шагу. Подобная атмосфера только подливает масла в огонь. Дружина Олега Романцева и без того пребывает в неважном психологическом состоянии. Опытный защитник спартаковцев Юрий Ковтун, рассказывая о положении дел в коллективе, отмечает, что ничего страшного не происходит, и выражает надежду, что уже в среду в матче с "Лионом" москвичи вступят в белую полосу.

— Паники никакой нет и быть не может, — говорит Ковтун. — Да, очень неприятно и тягостно на душе. И в страшном сне присниться не могло, чтобы на протяжении пяти матчей "Спартак" уходил с поля без забитых мячей. Все мы прекрасно понимаем, в каком положении находимся. В разговоре по душам, который произошел у нас после неудачи с "Соколом", мы пришли к выводу, что не нужно драматизировать ситуацию. Необходимо еще прибавить в самоотдаче, собранности, хотя и прежде все старались прилично. Нам нужно забить лишь один гол и тогда нас "прорвет". Такое в футболе часто бывает.

— То есть нагнетания страстей внутри команды нет?

— Обстановка хорошая. Никто не тянет одеяло на себя, не отделяется от коллектива. Нет никаких пререканий и разборок. Конечно, чисто футбольные претензии мы где-то друг другу предъявляем, но не с целью кого-то обвинить в наших бедах, а с желанием избежать ошибок в дальнейшем.

— В себе вы копаетесь? Анализируете, что лично вы делали не так?

— Анализ происходит всегда, но глубоким самокопанием, не говоря уже о самобичевании, я не занимаюсь. По личному опыту знаю, что на проблемах лучше не зацикливаться, иначе от них вообще не избавишься. Я просто смотрю в будущее с оптимизмом и сделаю все возможное, чтобы мы наконец преодолели черную полосу.

— Часто вы попадали в подобные переделки?

— Самая запоминающаяся неудачная серия была в мою динамовскую бытность при Голодце, когда мы на протяжении 11 первых туров не могли выиграть. Вот тогда был просто-таки кошмарный период. Врезался в память и прошлогодний летний кризис "Спартака". Нынешнее положение все-таки легче.

— Как считаете, если бы "Спартак" в декабре не проиграл крупно "Лиону", избежала бы команда попадания в мертвую петлю? На мой взгляд, именно та неудача повлекла за собой потерю куража и психологический надлом.

— Я не думаю, что Лион на нас как-то отразился. Мне ситуация видится следующим образом: осенью мы поймали свою игру, а вместе с ней и кураж. И даже когда уже кончились силы, мы напоминали ту машину, у которой отказал мотор, но по инерции она все равно несется вперед. Остановка наверняка произошла бы и без поражения от "Лиона". Отпуск, новый сезон — и разгоняться надо заново. А без утерянного задора в комплексе с многочисленными сложностями это тяжело. Будь мы в феврале в осеннем состоянии, и прежде всего психологическом, мы наверняка попали бы в четвертьфинал.

— Как бы то ни было, жизнь распорядилась таким образом, что матч с "Лионом" становится пустой формальностью. Для вас он что-то значит?

— О, это будет интересная и важная игра. Я знаю, что такое ничего не решающие матчи. Поверьте, к предстоящему поединку с французами это не относится. Хотя бы потому, что это Лига чемпионов. Мы не имеем права окончательно испортить о себе впечатление, необходимо сохранить свое лицо. Взять реванш в конце концов. Над нами не будет довлеть результат, может быть, это поможет нам преодолеть нашу "засуху". Ну и самое главное, своим футболом нам нужно вернуть наших болельщиков на стадион. И еще, очень хочется помочь "Арсеналу". Англичане понравились мне больше французов и немцев.

— Не обидно говорить о четвертьфинале, лишившись возможности туда попасть? И как вы вообще расцениваете выступление "Спартака" в Лиге?

— Конечно, при определенном стечении обстоятельств мы могли добиться большего и заявить о себе гораздо громче. От осознания этого осталась неудовлетворенность. Но согревает душу то, что произошел позитивный сдвиг. Мы на первом этапе себя ярко проявили и в следующую стадию попали. Приобрели опыт, который пригодится нам на следующий еврокубковый сезон. Жаль только, что годы уходят.