В 1956 году дебют сборной СССР на Олимпийских играх закончился ее победой. Очевидец триумфального выступления советских хоккеистов писатель Лев Кассиль восклицал: "Они играют сердцем, а не печенкой. У них кипит кровь, но не разливается желчь". Эти слова по праву относились и к Юрию Пантюхову, одному из тех, кто стоял в цепочке победителей под звуки советского гимна.

ПОДНОСЧИК СНАРЯДОВ

Если обратиться к статистике, то олимпийский чемпион Юрий Пантюхов, чемпион мира 1956 года, трехкратный чемпион Европы, восьмикратный чемпион СССР, никогда не входил в число самых результативных игроков. Зато Пантюхов, как и Николай Хлыстов, один из его партнеров в тройке сборной СССР, считался непревзойденным "подносчиком снарядов" для Алексея Гурышева с его феноменальным щелчком, центрального нападающего в звене, которое на чемпионате-58 в Осло считалось в сборной первым.

В следующем сезоне уже в Праге Пантюхова перевели с правого края на левый при Вениамине Александрове в центре и Константине Локтеве справа (так стала выглядеть ударная тройка). Пантюхов не только отлично снабжал передачами партнеров, но и, будучи быстрым, резким, отважным, сам смело шел на ворота.

Пантюхов — коренной москвич. С такими же отчаянными сорванцами он с утра до вечера пропадал на стадионе Юных пионеров (СЮП), расположенном буквально в двух шагах от родного дома, в котором подобрались удивительные жильцы, позже ставшие хоккеистами: Анатолий Кострюков, Борис Запрягаев, Юрий Баулин, Юрий Волков, Эдуард Иванов. В бараках на территории Боткинской больницы, находящейся рядом со стадионом, жили Виктор Якушев, Виктор Кузькин, Борис Спиркин. На Беговой улице обитал будущий олимпийский чемпион Генрих Сидоренков, детство и юность которого тоже прошли на СЮПе.

ИЗ "ДИНАМО" В "КРЫЛЫШКИ"

Мальчишки со всей округи круглый год играли в футбол, русский хоккей, потом началось повальное увлечение канадским хоккеем. На бесконечные мальчишеские матчи часто приезжали тренеры-селекционеры из известных спортивных обществ. 14-летний Юра Пантюхов стал динамовцем в русском хоккее (шайба в нашей стране еще не появилась). Три года провел Пантюхов в "Динамо". Друзья все это время усиленно звали его возвратиться на малую родину — на СЮП. И он поддался на уговоры, когда узнал, что вся ребятня с Боткинского проезда, с Беговой будет играть в новый хоккей за "Крылья Советов". Расположенный рядом с СЮПом авиазавод решил заявиться на чемпионат города, но для клубного зачета у него не было юношеских команд, пришлось прибегнуть к помощи подшефного СЮПа.

Владимир Егоров, тренировавший мастеров "Крылышек", внимательно следил за матчами заводских команд его общества. Тогда ни у кого из наставников и в мыслях не было ехать в поисках игроков куда-нибудь на Урал или в Сибирь. Интересовались только тем, что есть в московском хоккее. Так Егоров и натолкнулся на Пантюхова. А тут еще Кострюков подоспел со своей информацией о парне, соседе по дому.

ОТКРЫТАЯ ДУША

Анатолий Кострюков, когда вспоминает игру Пантюхова, называет целеустремленность одним из главных достоинств в игре Юрия, который не боялся самых мощных защитников, смело вступал в силовое единоборство, бесстрашно бросался под шайбу. Открытая душа, дружелюбный характер позволяли Юрию Борисовичу быстро находить общий язык с партнерами, которые по воле обстоятельств нередко менялись.

В одном из матчей Пантюхова начал заводить соперник — невзначай вроде толкнет в бок, по руке клюшкой ударит, а то и по наколеннику. Так продолжалось долго, пока Юрий не выдержал, воспользовавшись остановкой в игре, слегка придержал обидчика корпусом в углу площадки и, широко улыбнувшись, сказал: "Ну что ты по мелочам размениваешься! Не мучайся! Ударь меня разок по голове, и дело с концом!"

У Пантюхова было прозвище Джон. Почему — для меня навсегда осталось загадкой. Долгое время думал, что он стал Джоном после того, как в Московском театре имени Пушкина прошла премьера спектакля "Джон — солдат мира", посвященного американскому артисту Полю Робсону, исполнителю негритянских песен, лауреату Международной Сталинской премии. Но Юрий Баулин рассказывал мне, что прозвище Пантюхова возникло задолго до театрального Джона. Судя по всему, это имя прилипло к Пантюхову, когда он был учеником повара на фабрике-кухне напротив СЮПа, где будущий олимпийский чемпион навсегда запомнил наставление своего шефа: "Каждый борщ должен быть как кипяток. И тогда любой, придя пообедать, не поймет, что перед ним — крутой кипяток или кипяток, чем-то заправленный". Но почему Пантюхова звали на фабрике-кухне Джоном — неизвестно.

ПАНТЮХОВ Юрий Борисович (1931-1982), крайний нападающий. В хоккей начал играть в 1949 году за "Крылья Советов". Выступал за "Крылья Советов" (1949-1951), ВВС МВО (1952-1953), ЦСКА (1954-1961), ленинградский СКА (1962). Восьмикратный чемпион СССР. В чемпионатах страны провел около 230 матчей, забросил 122 шайбы. Пятикратный обладатель Кубка СССР. Третий призер I зимней Спартакиады народов СССР (1962 год). Чемпион мира-56, трехкратный чемпион Европы, олимпийский чемпион, второй призер чемпионатов мира 1957-1959, второй призер чемпионата Европы 1957 года. В сборной 28 матчей, 13 шайб. Чемпион I зимней Спартакиады дружественных армий (1961 год). Был тренером СКА МВО, работал в управлении "Спортлото" и в отделе спортивных игр Центрального совета общества "Зенит".