Завершилась телетрансляция хоккейного матча из Буффало. Хозяева, игроки местного "Сейбрз", без особого труда победили, пожалуй, главных своих соперников — "Торонто" в борьбе за 4-е место в Восточной конференции, дающее определенную перспективу в первой серии плей-офф, с сухим счетом 3:0!

ВОСХИЩЕНИЕ ГРЕТЦКИ

Не знаю, почему, но в течение всей этой увлекательной встречи я вспоминал эпизоды становления, а затем уже утверждения собственного стиля одного из наиболее стабильных защитников лиги 28-летнего Алексея Житника. Мне часто приходится общаться с этим на редкость скромным в жизни, думающим и сильно переживающим за свою игру, обладающим редким талантом одинаково хорошо действовать как в обороне, так и в атаке, уверенным в себе атлетом. Он приехал в сильнейшую лигу мира в то время, когда выступали еще самые популярные и великие хоккеисты. Мало кто верил, что 18-летний защитник из России впишется в игру буквально с листа, забыв о правиле, что новобранцу обязательно следует пройти школу в фарм-клубе.

Леша появился в 1992 году в тренировочном лагере "Кингз" всего через два дня после приезда в Лос-Анджелес, который находился на одном из самых красивых горных курортов в Южной Калифорнии. Городок Аэрохед всегда радовал людей устойчивой погодой. Маленький полуоткрытый ледовый стадион привлекал своей оригинальностью. Хоккеисты были разбиты на четыре команды. Начались обычные занятия, где главное внимание уделялось двухсторонним поединкам. В главной ложе сидели руководители, тренеры и скауты, которые наблюдали за этими сражениями. И когда на льду появился российский новобранец, в каждой смене легко обыгрывающий соперников и демонстрирующий редкостную технику обводки, стоящий рядом со мной Уэйн Гретцки радостно присвистнул и сказал: "Наконец-то к нам приехал высококлассный мастер. Он что, играл на Олимпиаде? Хорош. Очень хорош!"

С тех пор прошло почти девять лет. За это время в жизни Житника произошло много событий, были блестящие сезоны, были и не очень хорошие, но в целом он всегда демонстрировал высокий класс игры, что и по сей день позволяет ему располагаться в когорте лучших представителей обороны НХЛ. В наших беседах мы затрагивали самые разные темы, и мне бы хотелось поделиться с читателями его высказываниями по этому поводу.

"НА ДРУЖЕСКОЙ РУКЕ" С РЕЙГАНОМ

— Алексей, знаю, что вы очень довольны своим дебютом в "Кингз". Приходила ли вам тогда в голову мысль, что могут поменять, продать в другой клуб?

— О таком дебюте, какой мне был уготован судьбой, можно было только мечтать. Я играл в паре с Полом Коффи, а потом с Робом Блэйком. Наша команда была на подъеме. Все ветераны приняли меня безоговорочно. И хотя по-английски я практически не говорил, ребята этого не замечали и даже не подтрунивали надо мной, как это частенько бывает с иностранцами. Мы были весьма близки к победе в финале Кубка Стэнли, но мне кажется, что уверенность превратилась в 1993 году в самоуверенность, поэтому и не смогли, увы, победить "Монреаль".

Обстановка голливудского шоу на этих решающих матчах просто ошеломляла всех нас. В раздевалку к нам приходили почти все звезды американского кино. Сильвестр Сталлоне старался даже посещать тренировки. А когда мы увидели бывшего президента США Рональда Рейгана, который подходил к каждому из нас, жал руку и искренне улыбался, то, честно скажу, это произвело очень приятное впечатление. Хотелось, чтобы этот праздник был бесконечным. Однако всему, конечно, есть предел. Мы проиграли, но тем не менее моя жизнь в Калифорнии продолжалась. Вроде бы все у меня получалось, журналисты хвалили. Мне казалось, что это будет продолжаться до моего самого последнего матча в НХЛ.

— Почему?

— Без всякой ложной скромности скажу, что наша связка с Блэйком считалась одной из самых перспективных в лиге. Мы по-настоящему дружили, проводили вместе время после тренировок и матчей. Жили в одном доме. А в игре понимали друг друга, что называется, с одного взгляда. Роб очень любил атаковать. Он знал, что я всегда смогу его подстраховать, и поэтому не боялся уезжать вперед. Но всегда, когда у него появлялась хоть какая-то возможность отдать мне пас, Блэйк делал это с удовольствием. Он обладал редчайшим качеством поддержки партнера, что, если честно, почти отсутствует у эгоцентричных канадских хоккеистов.

ШОК ОТ ОБМЕНА

— Поддерживаешь ли ты до сих пор дружеские отношения с Робом?

— Стараюсь. Перезваниваемся иногда. Он женился на несколько лет позже меня. Был, естественно, более свободным. Уезжал на лето в свой загородный дом под Торонто. Встречались мы иногда перед играми в Лос-Анджелесе и Буффало.

— Итак, идея "вечной" службы в "Лос-Анджелесе" не сработала?

— Наивным в НХЛ можно быть, наверное, года два, не больше. А потом, когда на твоих глазах ломаются судьбы талантливых хоккеистов, которых без всякого здравого смысла меняют на серых и бездарных, но умеющих подраться, это заставляет тебя по-иному оценивать жестокую, порой несправедливую профессиональную спортивную жизнь. Перед моим отъездом в "Буффало", помню, журналисты много писали о возможном обмене меня и других ребят в какую-нибудь команду лиги. Тот же Роб говорил мне, что все это ерунда, сплетни. В этом же заверял меня и мой агент. И, конечно, я не мог с ними не согласиться.

За все время моей карьеры в "Кингз" главный тренер только один раз не выпустил меня на лед, решив, как здесь говорят, "промыть мозги". Мы отправились в поездку. И где-то через пару дней в 8 утра мне звонит генеральный менеджер "Королей" и просит зайти к нему в номер. Он коротко проинформировал меня, что я должен отправиться в Буффало, дал соответствующие инструкции и даже не пожелал успеха, не проронил ни одного слова благодарности. Я чуть не онемел. Позвонил своему агенту. Было где-то около 5 утра по калифорнийскому времени. Агент мне не поверил. У меня в это время гостили родители и жила моя будущая жена Люда. Естественно, агент о них позаботился, но настроение было отвратительным.

МЕЧТА О КУБКЕ СТЭНЛИ

— Все это было очень давно. Забыли ли вы о калифорнийской жизни?

— Думаю, что да. Скажу честно, играть в хоккей в Лос-Анджелесе непросто. Слишком фривольное окружение поклонников там. Частые приглашения на встречи с актерами, походы в бары, дансинг-клубы. Свободных вечеров практически не бывает. Может быть, поэтому "Кингз" и не может повторить успех 8-летней давности и снова побороться за Кубок Стэнли. Я доволен, что живу и работаю в настоящем хоккейном городе, на самой границе с Канадой. Неподалеку бушует Ниагарский водопад. Бушуют страсти и в нашем ледовом Дворце. Кроме хоккея и заботы о семье никаких других занятий у меня практически не бывает. После тренировок я спешу домой к моим маленьким деткам. Сын уже рассуждает как взрослый человечек. Дочка наблюдает за нами. Прямо как по Чехову — легко и уютно.

— После 13 марта, когда все купли и продажи хоккеистов завершились до конца сезона, когда уже наступило волнующее время перед началом плей-офф, что больше всего беспокоит вас сейчас?

— Ребята, как я вижу, поверили в собственные силы. Последние встречи мы проводим не только на эмоциональном подъеме, но и демонстрируем очень высокое мастерство. Наша оборона — одна из самых надежных в лиге, особенно при игре в меньшинстве. Значительно улучшил игру и Доминик Гашек, ведь без отличного вратаря о финале Кубка Стэнли даже нечего и думать.

— Что же, вы действительно думаете о Кубке?

— А как иначе?! Не только думаю, но и надеюсь все же завоевать его. Так что покой мне только снится.