Тамара Москвина, тренер Бережной и Сихарулидзе, нашла время для общения с корреспондентом "Советского спорта" сразу после церемонии награждения.

— Тамара Николаевна, ваши ученики сказали, что если пойдут по пути усложнения программ, то растеряют артистичность. Вы тоже так думаете?

— Я полагаю, что нет. Канадцы вот не потеряли. Впрочем, мы ушли из этого стиля, а они в него "встали".

— На ваш взгляд, что может принести фигуристам победу в будущем?

— Высокая техника, безошибочное катание и интересные программы. То есть компоненты остались те же.

— А что из этих составляющих вы бы поставили на первое место?

— Конечно, технику.

— Стало быть, на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити победят китайцы?

— Может быть. Но должно быть соотношение техники и артистизма, и пара из Китая уже близка к нему.

— Какова вероятность того, что вы оставите произвольную программу "Чаплин" в олимпийском сезоне?

— Пока не знаю.

— А стиль Бережной — Сихарулидзе поменяете?

— Знаете, в этом году мы хотели выделиться, уйти в сторону от привычных программ. Нам это удалось, об этом заговорили. Но будет ли интересно людям смотреть это еще несколько лет — вопрос! Потом, есть классические программы — вечные ценности. Они всегда будут нравиться, даже самым придирчивым арбитрам, а "Чаплин", может, кому-то из судей не по душе. Кто-то считает эту композицию чрезмерно игровой.

— Вы имеете в виду финал "Гран-при", где прозвучала критика в адрес этой программы?

— В частности. Впрочем, надо разобраться, то ли это тенденциозное подтягивание канадцев, то ли в моих словах действительно есть доля истины.

— Когда вы выбираете программы, то ориентируетесь на публику?

— Мы ориентируемся на судей. Они главнее зрителей.

— Вы в курсе, какие у них вкусы? Что это за люди?

— Люди среднего возраста, воспитанные в основном на классической музыке. Они ведь еще тогда судили, когда в фигурном катании была только классика. Потом, классические произведения не предполагают каких-то экспериментов, и судьи экспериментов не любят, поэтому я всегда стараюсь выбирать такую музыку, какая устроила бы всех.

— Вы сказали, что ориентируетесь на судей. Означает ли это, что у вас были сомнения при выборе "Чаплина"?

— Нет, сомнений не было, потому что мы нашли контрастный стиль, который сразу вызвал интерес. Но, возможно, программа, которую катают канадцы, более близка и понятна большему количеству судей. Как бы то ни было, я считаю, что наш эксперимент удачен, увлекает своим сюжетом. У Лены с Антоном были маленькие помарочки, но в любом случае уже заранее общий настрой был на Сэйл — Пеллетье. Это нужно было для бизнеса Северной Америки. Мы с Леной и Антоном обсуждали это до старта.

— А можно было этот бизнес перебить своим "бизнес-проектом"?

— К сожалению, нет, в Канаде фигурное катание организовано замечательно, в него вовлечено множество предприятий, а у нас всего одна школа парного катания — питерская — на всю страну.

— Тамара Николаевна, насколько сложно Бережной — Сихарулидзе будет выиграть Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити?

— Ну, Солт-Лейк-Сити — это не Канада, а США. Но все равно североамериканцы будут болеть за своих. Однако мы не можем приказать: "Организуйте чемпионат мира или Олимпиаду в Петербурге". У нас в следующем сезоне это не финал "Гран-при" в Канаде, а Олимпийские игры, повторяю, в Северной Америке. Мы же не передвинем стены Дворцов спорта ближе к России. Должны будем здесь выступать, и нам, естественно, будет тяжело, особенно после выигрыша канадцев в Ванкувере. Нам приходится с этим мириться и искать пути, которые смогут сломить превосходство соперников. Такого преимущества, какое было раньше, теперь, увы, у нас нет.