Веселый, общительный, может быть, даже непоседливый в жизни, на поле Алексей является эталоном собранности, самоотверженности и неуступчивости. Для него не существует авторитетов. На каждый матч, с чемпионами ли мира или со скромными словенцами, он настраивается одинаково и думает только о победе.

— Приезд в сборную для вас помимо всего прочего является и глотком свежего, родного воздуха, возможностью пообщаться с друзьями…

— Еще бы. Сборная — это такая отдушина, что словами не передать. Мне не нужны ни телевизор, ни книги. Все свободное от тренировок время посвящаю и буду посвящать общению с ребятами. Мы поселились в одном номере с Юрой Дроздовым и никак не можем наговориться. Так интересно узнавать, как тут, в России, дела обстоят. Тем более уже прошли два тура отечественного чемпионата. Во многих командах играют мои друзья и хорошие знакомые, и я стараюсь быть в курсе их успехов.

— В общем, о нашем первенстве уже имеете кое-какую информацию?

— Не просто "кое-какую", а достаточно обширную. К тому же, еще находясь во Франции, я многое знал и даже видел первый матч моего "Локомотива" в Ростове. Я ведь себе телевизионную тарелку поставил и теперь держу руку на пульсе событий в родной державе.

— Складывается впечатление, что вы испытываете как минимум легкую ностальгию по всему российскому: по нашим кочковатым полям, обшарпанным гостиницам, полуразваленным раздевалкам.

— Действительно, порой кажется, что мне всего этого чуть-чуть не хватает. Я все-таки всю жизнь мотался по провинции, за четверть века привык к нашим бытовым условиям, а во Франции я не так давно и забыть еще ничего не успел. Знаете, какие необычные чувства я испытал, когда, находясь в чужой стране, увидел игру "Локомотива", тех ребят, с которыми плечом к плечу выходил на поле? Было очень приятно на них смотреть. И состояние газона, и общая обстановка напомнили, что это -- свое, родное. Во Франции абсолютно все совсем иначе.

— Как вам дался переход с французских полей на тренировочное в Тарасовке?

— Да нормально. Хотя поначалу пару раз мяч меня ослушался. Но старые навыки быстро вспоминаются.

— Это относится и к игровым аспектам?

— Да. А что вы имеете в виду?

— В "Бордо" вы выполняете сугубо оборонительные функции, действуя, по сути, в защите. В нынешней сборной на вас рассчитывают прежде всего как на опорного хавбека. Кстати, ведь именно выступая на этой позиции, вы стали в 1999 году лучшим футболистом России.

— Одно дело, где тебе хочется играть, другое — где тебя видит тренер. Так что я на эту тему особо и не задумываюсь. Куда ставят, там и выступаю. Я ко всему готов. Так что в "Бордо", занимаясь разрушением, я не чувствую себя ущербно. Да, согласен, там я ограничен в созидательных действиях, но я профессионал и привык выполнять установку тренера.

— Вы являетесь одним из лучших универсалов современного отечественного футбола и умеете на поле практически все. Во Франции вам удалось постигнуть что-то новое?

— Наверное. Там огромное значение придается тактике. Бопп у нас стратег. Так что в этом аспекте я прибавил.

— В "Бордо" уклон на оборону, в сборной — на атаку. Сколько времени вам требуется, чтобы с одной тактики перестроиться на другую?

— Нисколько. Это происходит в одно мгновение. Просто в национальную команду я приезжаю с огромным желанием и полной готовностью к созидательной игре. Футбол сборной мне импонирует больше. Мне нравится много времени проводить с мячом, импровизировать, участвовать в розыгрыше красивых комбинаций. Все это идет от сердца, поэтому для того, чтобы перестроиться, какого-то специального настроя мне не нужно.

— В "Локомотиве" вы забивали нечасто, но если делали это, то делали на загляденье. В "Бордо" вы крайне редко вкушаете прелесть голов. Вас это не тяготит?

— Вы мягко описали мою нынешнюю ситуацию — в текущем чемпионате я вообще не забиваю. Что делать? Корить себя за это не собираюсь, отдаю себе отчет, что у меня другие функции. К тому же я никогда не был жадным до голов. Это приятно, но не более того. Можно и по-другому приносить команде пользу.

— Подобная отрешенность наверняка получила признание у болельщиков. Ваша скромность позволит вам сказать, насколько вы в Бордо популярны?

— Там к каждому игроку относятся хорошо. Что касается меня, то я не жалуюсь. Считаю, что фанаты и болельщики "Бордо" приняли меня здорово. Мне, по крайней мере, нравится.

— Вы говорили, что французы — жуткие националисты и все свое считают самым лучшим в мире. Русские не такие. Однако большинство признает, что полузащита сборной России является одной из сильнейших в Европе. Насколько это верно?

— То, что наша средняя линия достаточно сильна, для меня бесспорный факт. В этом компоненте мы можем конкурировать с любой командой мира. Однако я бы не стал акцентировать внимание на полузащите, поскольку успехи сборной России в равной степени зависят от игроков всех амплуа и позиций. Мы — один коллектив, и каждый из нас отдает всего себя одной большой цели. Только так мы сможем чего-то достигнуть и обыграть тех же словенцев с фарерцами.