Понятие "спортивный агент" появилось в наших словарях совсем недавно. Впрочем, и сам профессиональный спорт в России находится если не в колыбели, то, по крайней мере, недавно вырос из коротких штанишек. Но наши спортсмены, функционеры и владельцы клубов вынуждены постигать науку большого бизнеса в большом спорте, учась ей на ходу.

НА ЧУЖОЙ ТЕРРИТОРИИ

Десяток лет назад баскетбольный мир смотрел на Россию как на "сырьевой придаток" бесплатного поставщика ресурсов. Потом, наряду с тем, что многие россияне играли за границей, и у нас появились первые иностранцы. Тогда это воспринималось как чудо.

Время шло, были спады и взлеты... уровень национального чемпионата вырос. Сейчас в наших клубах играют много, некоторые считают, что слишком много, иностранцев. Вернулись на Родину игроки сборной страны Михаил Михайлов, Евгений Пашутин, Никита Моргунов. Мог бы сыграть за казанский УНИКС Евгений Кисурин, но этому помешал агент игрока. Но минус не только в этом, у нас пока не доходят руки до бережного отношения к молодым талантам. Долго ли это будет продолжаться, или Россия, наконец, расстанется с имиджем "страны снегов и медведей", станет полноправным членом мирового сообщества?..

После того, как были открыты границы, нашим спортсменам было позволено выезжать за рубеж, многие "рванули за длинным рублем" и были наказаны за то, что попросту не знакомы с правилами игры. А в них черным по белому записано, что любой спортсмен должен иметь агента. Естественно, игрок, тем более тот, постсоветский, не мог быть знаком со всеми тонкостями правильного юридического оформления документов. И если пользовался услугами агентов, то они оказывались либо проходимцами, решившими "поймать рыбку в мутной воде", либо матерыми волками, легко обманывавшими доверчивых клиентов.

Так что первое знакомство с "западной действительностью" оказалось печальным для наших спортсменов. Недополучили деньги все. Если кто-то смог выбить все деньги, положенные по контракту (а таких было немного), понимание, что сумма, записанная в соглашении, не соответствует игроку такого класса, пришло позже.

Учились на ходу. Учились, набивая себе шишки. К тому же, экономическое положение отдельных команд, да и страны в целом нерушимой стабильностью не отличалось. Постарайтесь припомнить, сколько баскетбольных команд кануло в Лету. Наверное, всех "безвременно почивших" припомнить не удастся. Стоит упомянуть только один пример — мужское московское "Динамо", один из самых славных клубов страны. А сколько команд балансируют на грани выживания или только недавно смогли отойти от пропасти на безопасное расстояние?

Появились в России и профессиональные агенты. Не те "жучки", которые, пользуясь какими-то знакомствами в баскетбольном мире, пристраивали игроков во второразрядные клубы, а затем "срубив по-легкому" комиссионные, прятались в тину, но агенты, которые, будучи игроками, провели не один матч за сборную СССР, да и как спортивные "душеприказчики" нареканий не вызывали. Впрочем, агент не может не вызвать недовольства. Редко обе стороны — и клуб, и игрок — абсолютно довольны условиями соглашения. А виноват в этом посредник. Но если олимпийский чемпион Сергей Тараканов и по сей день не прекращает работы в спортивном бизнесе, то призер чемпионата мира Виктор Бережной распрощался со стамбульским агентством "Capital Sports", вернулся в Россию, где тренирует подрастающих баскетболистов.

ДАЛ СЛОВО - ДЕРЖИ

О своем видении места нашей страны в "общепланетарном баскетбольном пространстве" и о том, почему, на его взгляд, игрок национальной команды России Евгений Кисурин отказался остаться здесь, рассказывает главный тренер сборной страны и казанского УНИКСа Станислав ЕРЕМИН:

— При заключении любого контракта нужно учитывать, что присутствуют, а порой и приходят в столкновение интересы трех сторон. Клуба, игрока и его агента. В нынешней ситуации представителей российских команд не может не беспокоить одно. В представлениях агентов, на мой взгляд, есть некий дисбаланс. Они воспринимают Россию, как "целинное поле", где можно вытворять все, что угодно: грабить, обманывать. Иной раз приходится встречаться с откровенным хамством, идет завышение контрактных сумм за переход игроков в наши команды. Я не хочу обвинить никого конкретно, таково положение в целом. К сожалению, мы не воспринимаемся в баскетбольном мире как цивилизованная страна.

— Со всем этим вам, всему руководству УНИКСа пришлось столкнуться в "деле Кисурина"...

— Что касается Жени, ничего не хочу комментировать. Человек хотел играть в нашем клубе, приехал в Казань. Все вопросы, которые он поставил перед руководством, были решены. И вдруг, за час до заключения контракта, Кисурин подошел ко мне и сказал, что его агент "подписал" его в другой клуб. Я не могу осуждать Евгения, скажу лишь одно: если мужчина дает слово, он должен его держать.

— Станислав Георгиевич, но ведь игрок, как ни крути, "вверяя свою судьбу" агенту, подписывает какие-то документы, делегирующие "душеприказчику" права вести переговоры от его имени. Искать ему новый клуб и так далее.

— Я не знаю его отношений с агентом. Знаю только, что Кисурин дал положительный ответ не только Еремину, но и президенту УНИКСа.

— Может быть, этим и объясняется комментарий, что "Кисурин не желает играть под руководством Еремина"? Такая информация появилась в Интернете на официальном сайте "Санкт-петербургских Львов", клуба, принадлежащего, по крайней мере, отчасти тому же Капиккионе сразу после заключения Евгением контракта с польским "Энвилом".

— Я не хочу это комментировать. Не хочу переходить на личности. Капиккионе предлагал нам игрока, в последний момент поменял решение...

ДВИЖЕНИЕ НАВСТРЕЧУ

— Чем вы можете объяснить такое неприятие России спортивными агентами: тем, что мы — "страна медведей", большими расстояниями, или?..

— Дело не в неприятии. Наверное, практика приглашения первых иностранцев была не совсем правильной. Баскетболисты ехали сюда, как на край света. И игроки были, мягко говоря, невысокого класса, и цены заламывались до небес. Но такое движение было двухсторонним. И с нашей стороны было не все так, как полагается во взаимоотношениях порядочных людей.

Но мне кажется, что сейчас перекосы выправляются. Изменились принципы селекционной работы в "Урал-Грейте", в УНИКСе, отношения с игроками, агентами. Думаю, что это будет движение навстречу.

— Может быть, первой ласточкой этого будет приезд в клуб не высшего дивизиона "Локомотив" из Новосибирска Маркуса Уэбба? Ведь он успел поиграть и в "Бостон Селтикс", и в ЦСКА.

— Да, Маркуса все в Москве помнят как хорошего парня, хорошего игрока. И, по словам тренера "Локомотива" Виктора Кухаренко, Уэбб сразу стал любимцем публики. Люди ходят на него. И Маркус помогает клубу, украшает его игру.

Но дело не в Новосибирске. Залог успеха — в грамотно построенной, профессиональной работе с агентами. Важно, чтобы все поняли, что законы в нашей стране действуют. Ведь пока агенты побаиваются, прямо говорят, что в случае желания клуба разорвать контракт, "концов не найдешь". И поэтому ведут себя так.

— Наверное, побаиваются и финансовой нестабильности, помня о кризисе 98-го...

— Безусловно, многое зависит от финансового состояния клуба, от экономического положения в стране. От многих факторов, включая и порядочность руководства. И в других странах есть практика, когда игрок или его агент не получает всей суммы, оговоренной в соглашении. Но уровень законности на Западе на сегодня все же выше, чем в России.

— Можно ли надеяться, что нынешний сезон станет переломным? Клубы докажут, с одной стороны, свою силу, с другой - стабильность материального положения…

— Могу сказать одно, когда я летом начинал переговоры по комплектованию состава УНИКСа, это воспринималось с ужасом: "Куда? В Казань?!" И цена игрока возрастала процентов на 20-30. Причем так поступали все агенты до одного. Сейчас положение изменилось. Отношение агентов к Перми и Казани положительное. Я занимаюсь комплектованием команды на будущий сезон и встречаю довольно приветливое отношение.

— То есть что-то уже сломалось?

— По-моему, да.

— На ваш взгляд, эта тенденция сохранится?

— Хотелось бы в это верить.

СЛОМАТЬ НЕГАТИВ

Форвард баскетбольной сборной России Никита Моргунов два сезона провел за океаном, в составе клуба НБА "Портленд Трэйл Блэйзерз". Сейчас он играет в ЦСКА.

— Ваш агент выступал против заключения вами соглашения с российским чемпионом...

— Но не стоит забывать, что в этих переговорах участвовал и я. И настаивал на том, чтобы вопрос о ЦСКА не был закрыт. Это можно понять, предыдущие контакты с руководством армейского клуба насторожили моего посредника. Поэтому мне нужно было каким-то образом сломать этот стереотип. Хорошо, что мне это удалось в результате "длительного переговорного процесса". И когда встал вопрос о команде, где я мог бы не только тренироваться, но и играть, я настоял на ЦСКА.

— Чем был предопределен этот выбор для вас?

— Тем, что она российская. И тем, что хорошо знакомая мне. В-третьих, в ней произошли серьезные перемены к лучшему, по сравнению с тем временем, когда я играл за армейцев.

— А что нужно предпринять для того, чтобы "переломить" психологию агентов?

— Ничего сверхъестественного доказывать или придумывать не надо. Следует добросовестно выполнять контрактные обязательства, отраженные на бумаге. На протяжении долгого времени в России была практика недоплат баскетболистам. Если это происходит систематически, у агентов возникает справедливый вопрос: "Если это принято, может быть, не стоит иметь отношений с российскими клубами?"

— Похоже, есть сдвиги в отношении агентов к нашим "провинциальным" клубам?

— По большому счету, вся "провинциальность" команд заключается в том, что люди просто не знают, где находятся такие города. Но ведь мы тоже не знаем твердо, где находятся, скажем, Шалон или Остенде. Если команда выполняет условия, платит деньги, у нее хороший состав, она играет в еврокубках, "провинциальность" исчезает. Когда все пункты контракта выполняются "от и до", уже через год имидж клуба изменяется. Его будут рекомендовать как серьезного партнера.

— Вы считаете, года хватит, чтобы сломать негативное отношение?

— Полностью, нет, но процентов на 90, пожалуй.

— Вы по окончании этого сезона опять поедете за океан что-то доказывать?

— Сезон еще не закончился. Когда это произойдет, тогда и будем решать.

— Ваши агенты ведут какие-то разговоры о вашей дальнейшей судьбе?

— Разговоры ведутся постоянно, даже по ходу сезона получал предложения. Даже на текущий сезон, чтобы в период дозаявок я перешел в другой клуб. Предлагают команды на следующий сезон.

ПОКА СЧЕТ НЕ В НАШУ ПОЛЬЗУ

О том, различаются ли контрактные системы и пунктуальность выполнения соглашений в России, Германии и Израиле, рассказывает защитник питерского "Спартака" Дмитрий Шакулин. Он не только неоднократный призер чемпионатов России и Европы, но и успел поиграть в этих странах. Причем не один год, а потому особенности контрактной системы знает не понаслышке.

— Отличия в подходах к заключению соглашений есть, и они, к сожалению, не в нашу пользу. Пока претензий к "Спартаку" не имею. Но этого нельзя сказать о московских клубах, в которых я выступал. Была даже мысль, по западному образцу создать профсоюз игроков. Различаются системы соглашений во многом. У нас не существует контрактного права — тот документ, который подписывает игрок с клубом, именуется "трудовой договор". "Исполнитель" может не получить всю сумму денег, оговоренную в соглашении. Но все права на стороне работодателя.

В Израиле недавно контракты стали утверждаться Национальной федерацией баскетбола. И показания двух людей, присутствовавших при устной договоренности игрока и менеджера, являются свидетельством для суда. А его решения обязательны — деньги будут выплачены, даже если придется запускать механизм банкротства. Может быть описано клубное имущество, затем его владельца. В Германии невыплату, даже задержку зарплаты на час и представить нельзя — немецкая пунктуальность.

ТАЛАНТЫ НАДО БЕРЕЧЬ

Недостатки профессионализма агентов российских команд налицо. Только в Греции сегодня на виду трое ребят — выходцев из нашей страны, а один из них — Яков Цакалидис, успев поиграть в сборной Греции, сейчас выступает в НБА. Сколько молодых ребят, уроженцев СНГ, играют в Турции, Греции, наверное, не знает никто. Об этом рассказывает бывший форвард армейских команд украинской и российской столиц, сборной страны Виктор Бережной. До возвращения в Россию он был в Турции. После завершения карьеры игрока, Виктор с баскетболом не распрощался, работал агентом и детским тренером. Хочется верить, что опыт работы в Турции пригодится и в России.

— Среди ваших воспитанников в турецком ПТТ было немало русскоязычных?

— Да, было такое дело. Приглашаются "большие" ребята из бывшего СССР, Югославии, Боснии, потому что в Турции ощущается недостаток высокорослых игроков. Если они соглашаются, то играют, живут, принимают гражданство.

— Считается, что Турция и Греция обкрадывают Россию.

— Не совсем так, никто не увозит ребят в наручниках. Селекционеры понимают, да наши тренеры сами признаются, что не могут парню ничего дать. Таланту нет возможности вырасти без конкуренции и игровой практики. После разговора с родителями и их согласия парень переезжает в Турцию.

— Вы были агентом россиянина Андрея Корнева?

— Совместно с турками я открыл агентство по помощи в заключении контрактов баскетболистов, волейболистов, гандболистов. Мы работаем и с американцами, и с игроками из бывшей СФРЮ. В свое время Андрей обратился ко мне, и мне удалось ему помочь.