Сборная России в рамках отборочного цикла чемпионата мира 2002 года не смогла дома переиграть национальную команду Словении и тем самым осложнила себе задачу выхода из группы. Россияне не сумели проявить лучших качеств, и их игра оставила не очень хорошее впечатление.

НАЧАЛИ ЗА ЗДРАВИЕ

Перед каждым матчем нашей команды болельщики и специалисты становятся участниками своеобразной лотереи под кодовым названием: "Угадай состав". И если многим все-таки удалось спрогнозировать выбор наставников россиян, то Олегу Романцеву с Михаилом Гершковичем попасть в десятку не удалось. Хотя поначалу, когда наш пятый номинальный хавбек Дмитрий Хохлов после мастерского паса Карпина, в лучших традициях центрфорвардов мирового класса на скорости оттеснил корпусом защитника и послал мяч под растерявшимся Симеуновичем, создалось ощущение, что все будет замечательно. Дебют встречи выдался вообще чисто российским. Наши держали мяч, владели преимуществом, разыгрывали неплохие комбинации. Подумалось, что крепкие словенцы в скором времени обязательно получат еще. Однако постепенно здорово организованные подопечные Катанеца освоились и стали идеально выполнять тренерскую установку. Пятерка защитников и тройка хавбеков действовали против наших ребят очень плотно и не позволяли им принимать мяч в непосредственной близости у ворот. И если инертность можно было объяснить тяжелым газоном, то проблемы с командной игрой несколько удивили. Наибольшая несогласованность наблюдалась на правом фланге. Играющий на нем в обороне долгие годы Дмитрий Хлестов, в связи с многомесячным сидением на скамейке "Бешикташа", не был включен даже в заявку на матч, и его место занял новоиспеченный дембель греческой армии Тетрадзе. Омари мыслит совсем в иной плоскости, нежели Карпин, которого, по логике вещей, он должен был бы обеспечивать "патронами". Бессчетные рывки Валерия раз за разом оказывались напрасными: Тетрадзе предпочитал идти вперед сам и переводить мяч в центр. Не было согласованности и на левом краю, где искать "общий язык" было доверено возвращенному в сборную после 2,5 года спартаковцу Ковтуну и плеймейкеру "Порту" Аленичеву. В связи с лоскутной игрой флангов российские футболисты большинство своих атак разворачивали через центр. Но обычно гости перехватывали мяч и устремлялись в контратаки. По статистике, в двух случаях из трех передачи адресовались культовому для словенского народа Заховичу. ZZ, находящийся под плотной опекой Ковтуна, солировал неважно, однако мяч, в отличие от наших ребят, терял куда реже и периодически умудрялся-таки создавать остроту. Тем не менее и ему не хватило мастерства, когда партнеры вывели его на убойную позицию. Если бы кто-то из наших с пяти метров так бездарно пробил в небеса, то его наверняка бы назвали антигероем встречи.

Тот момент стал очень тревожным звоночком, к которому наши орлы не прислушались. И не мудрено, что расплата не заставила себя долго ждать.

После пропущенного гола нашим уже больше не удалось стать настоящими хозяевами. С каждой последующей пятиминуткой дела у них обстояли все хуже. Стало ясно, что 24 марта - не наш день.

СМЕРТИН НЕ СЫГРАЕТ С ФАРЕРАМИ

Но был еще перерыв, а вместе с тем и надежда на то, что Олег Романцев найдет нужные ходы и сделает верные замены. Замена оказалась лишь одна и то вынужденная. К всеобщему недоумению болельщиков поле покинул Алексей Смертин. Лидер "Бордо" в первом тайме был одним из лучших. Подкаты, которые в его исполнении из футбольного элемента превратились в настоящее искусство, горящие глаза и самоотверженность, недостающая многим, оставили сильное впечатление. Если учесть, что Алексей играл с весьма болезненной травмой, то его мужество вызывает уважение. Кстати, по словам доктора команды Зураба Орджоникидзе, Смертин в матче с Фарерами участие принять не сможет.

Если вернуться к началу второго тайма, то стоит сказать о перемещениях, которые произошли в связи с рокировкой Бесчастных на Смертина. Титов отошел вглубь на освободившуюся позицию опорного хавбека, передоверив свои функции Хохлову. Никифоров стал отчетливо играть стоппера и пытаться осуществлять переход от обороны к атаке, в котором наблюдались ощутимые проблемы. Забегая вперед, отметим, что они были только усугублены. Юрий грешил огромным количеством брака в передачах. Если приплюсовать к ним периодические выносы в никуда Онопко и неуверенные действия Тетрадзе, то нетрудно предположить, что зачастую наши потенциальные атаки оборачивались угрозой воротам Нигматуллина. Из-за этого в игре наших ребят стало появляться все больше нервозности, что только вредило делу. Запомнился момент, который Титов создал Бесчастных. Если бы Владимир не находился сейчас в незавидном положении "футбольного бомжа", то, возможно, он и направил бы мяч в сетку, а не в руки Симеуновича. К чести словенцев, они играли по принципу "око за око, зуб за зуб". На выстрел Бесчастных они ответили маленьким шедевром Заховича. К этому моменту Златко уже не являлся "клиентом" Ковтуна и чувствовал себя немного вольготнее. Получив передачу с левого фланга, он нанес удар, не поддающийся описанию. Нигматуллин оказался там, где и должен был находиться умный вратарь.

Вообще в тот вечер никто из наших ребят, разве что за исключением Хохлова, не мог взять инициативу на себя и элементарно обыграть соперника один в один. Даже дриблер Бузникин лишь однажды попробовал поставить словенцев в тупик, но оказался там сам.

Гости держали удар и сами шли вперед, заставляя нашу многострадальную оборону сомневаться в своей состоятельности. Однажды неубедительный Никифоров и вышедший вместо Аленичева Семак столкнулись друг с другом, и настырный словенский парень вполне мог их за это наказать.

Наши постарались усилить игру, но, покружив на подступах к штрафной соперника, так и не смогли в нее ворваться. Последняя спесь была сбита окончательно, и уже не верилось в столь важную победу, которая на 9-й минуте матча казалась неминуемой. И все-таки мог прийти на нашу улицу праздник. За считанные минуты до конца одинокий Семак ворвался-таки в штрафную площадь. Никто ему не мешал… Попытку Сергея обработать мяч лучше оставить без комментариев. Итак, 1:1. Осадок от счета, от качества футбола и от настроя. Удовлетворение от сознания, что ничего не потеряно. Словом, ложка меда в бочке дегтя.