Весь зимний сезон-2001 20-летняя россиянка Светлана Феофанова и олимпийская чемпионка Сиднея, чемпионка мира-99 30-летняя американка Стейси Драгила с переменным успехом вели заочную дуэль за титул рекордсменки мира в прыжках с шестом, не проиграв ни одного турнира, в которых участвовали. Ответ на волнующий вопрос: "Кто же из них сегодня все-таки сильнее?" дал чемпионат мира в закрытых помещениях в Лиссабоне, где спортсменки впервые после Игр-2000 сошлись в одном секторе. Сильнее оказалась Феофанова…

Раздосадованная неудачей Драгила громогласно заявила о том, что на предстоящем вслед за чемпионатом крупном международном турнире в Мадриде обязательно побьет мировой рекорд. Но в испанской столице Светлана еще раз дала понять американке, что та несколько заблуждается относительно своих сегодняшних претензий на лидерство в мировой табели о рангах. В Мадриде россиянка опередила соперницу на 15 см! Уже в ранге победительницы она штурмовала планку на высоте мирового рекорда — 4 м 71 см и в одной из попыток была очень близка к успеху.

С ТАКИМИ, КАК ДРАГИЛА, ПРЫГАТЬ ИНТЕРЕСНЕЕ

— Света, сколько раз турнирная судьба сводила вас в секторе с Драгилой?

— Летом прошлого года два раза и нынешней зимой дважды. Счет у нас пока равный — 2:2.

— В этом году в заочной борьбе ее результаты были несколько лучше ваших, но стоило вам сойтись в секторе, вы дважды ее обыграли. Чувствуете себя сейчас сильнее ее?

— Для меня это не принципиально. Я вообще стараюсь не обращать внимания на соперниц, даже таких, как Драгила. Спортсменок, подобных ей, не боишься — с ними просто интереснее прыгать.

— Значит, ее присутствие в секторе вас не смущает. Не случайно спрашиваю об этом, поскольку не раз слышал о том, что одно только появление в секторе Сергея Бубки психологически ломало соперников, многие из них просто забывали о своих возможностях…

— Нет, я не забываю ни о своих возможностях, ни о возможностях соперниц. Но для меня самое главное — прыгнуть свое. Когда проигрываю самой себе, это огорчает в первую очередь.

— Вы уже несколько раз пытались побить нынешний мировой рекорд для залов — 4 м 70 см. Есть ощущение, что "жить" ему осталось недолго?

— Я была очень близка к успеху в Мадриде. Даже не знаю, почему там планка упала, ведь вроде бы уже перелетела через нее? Хотя условия, надо сказать, на этом турнире были жесткие — организаторы установили стойки таким образом, что любое, даже самое легкое прикосновение к планке неизменно приводило к ее падению…

— А как сложились прыжки на рекордной высоте в Глазго?

— Там, наверное, сказалась усталость, ведь это был уже мой десятый старт в сезоне. Очень трудно было настроиться…

— Психологический спад наступил?

— Не думаю, поскольку на двух стартах, прошедших после чемпионата мира, я показала результаты выше, чем в Лиссабоне. Просто физическая усталость навалилась — вот и не сложилось

— Скажите, в психологическом плане покорять мировые рекорды в ранге победительницы турнира сложнее?

— Нет, на меня это не давит, тем более что я уже трижды пыталась покорить эту высоту: на соревнованиях в Афинах, Мадриде и Глазго. Уже даже интересно стало: где же все-таки получится?

— Знаю, что во время перелета из Мадрида в Глазго работники багажного отделения английской авиакомпании сломали ваши новые жесткие шесты, полученные от спонсоров на чемпионате мира. Это отразилось на ваших результатах в Шотландии?

— Нет, поскольку я не собиралась их использовать во время соревнований. Новые шесты — это новые шесты: они работают по-другому. К ним надо постепенно привыкать.

— Прокомментируйте, пожалуйста, тот факт, что на двух турнирах, состоявшихся сразу после чемпионата мира, ваши результаты были лучше, чем на главном старте сезоне.

— Все просто — на чемпионате мира у меня были проблемы со здоровьем, поэтому рада даже серебряной медали. Могло быть и хуже.

— Значит, никаких тактических ошибок с вашей стороны в Лиссабоне допущено не было?

— Мне потом многие говорили, что не надо было, дескать, пропускать высоту 4 м 56 см, но, на мой взгляд, для меня не было смысла ее прыгать. Если бы не взяла ее с первой попытки, уже проигрывала бы чешке Хамачковой. Решила прыгать выше — думала, что вся борьба будет там…

В СПОРТЕ С ШЕСТИ ЛЕТ

— Света, давайте с высоты покоренных вами вершин оглянемся назад. Как вы, мастер спорта международного класса по спортивной гимнастике, стали прыгуньей с шестом?

— Началось все весной 1997 года, когда один из тренеров по гимнастике, работавших с прыгунами с шестом в нашем зале ЦСКА, предложил мне попробовать себя в новой дисциплине. Тогда я отнеслась к его словам, мягко говоря, несерьезно, но через год сама попросилась в группу Евгения Бондаренко.

— Почему?

— Прежде всего, потому, что закончила с гимнастикой. Но я должна сказать, что уходила я оттуда не для того, чтобы перейти в прыжки с шестом, а для того, чтобы уйти из спорта вообще. В тот момент он мне порядком надоел — я поняла, что тренироваться дальше не было никакого смысла.

— И все-таки пришли в шест. С серьезными намерениями?

— Конечно, ни о каких больших свершениях в новом виде поначалу не думала.

— Какими были первые впечатления от новой дисциплины? Чувства страха перед высотой не испытывали?

— Нет. А вот ощущения какого-то неудобства были, потому что привыкла к тому, что снаряды должны стоять на земле, а тут что-то в руках надо держать и с этим еще и прыгать. Приходилось привыкать.

— А мысль уйти и отсюда никогда не приходила?

— Приходила — через четыре месяца занятий, даже несмотря на то, что прыжки вроде бы у меня стали получаться. Все дело, наверное, было в усталости — еще от гимнастики как следует не отдохнула, а тут новые нагрузки. "Как долго это может продолжаться? — говорила тогда самой себе. — Я ведь в спорте с шести лет!.."

— На мой взгляд, прыгунья с шестом Светлана Феофанова заявила о себе в полный голос в этом году. А как вы считаете?

— Думаю, что как прыгунья хорошего класса я сформировалась летом 2000 года.

— После каких соревнований пришло это понимание?

— Это постепенно приходит. Схема тут стандартная: победа на первом официальном старте, личный рекорд, рекорд России и так далее. Это все не с небес падает, а является плодом труда, который был вложен в тренировки.

— Можете вспомнить свою первую победу из разряда тех, которые вдохновляют на новые подвиги?

— Почему именно победу надо вспомнить? Со мной было как раз наоборот. Впервые глубоко задуматься о своем "прыжковом" будущем меня заставило поражение на зимнем чемпионате Европы-2000 в Генте. Имея результат 4 м 40 см, я едва прыгнула там на четыре метра. Это, конечно, "по голове ударило" здорово, пришлось сделать выводы, внутренне себя перебороть.

— У вас были или есть кумиры в прыжках с шестом?

— Только относительно техники выполнения прыжков. В первую очередь, естественно, Сергей Бубка. Нравится, как прыгает Максим Тарасов. В этом смысле у женщин пока равняться не на кого.

— Экс-рекордсменка Европы украинка Анжела Балахонова, уже будучи серебряным призером чемпионата мира-99 в Севилье, сказала, что женщины пока не умеют прыгать с шестом. Вы согласны с ней?

— Безусловно. Если бы они могли это делать, мировые рекорды были бы совсем другими — где-то пять метров.

— А почему не под шесть?

— А вы представляете себе, например, в прыжках в длину у женщин результат восемь метров. Не можете? Это то же самое, по-моему. Есть же какой-то предел.

— То есть гроссмейстерским рубежом у женщин следует, на ваш взгляд, считать высоту пять метров?

— Наш вид-то, в принципе, у нас молодой. Я думаю, что лет через пять здесь появятся спортсменки, которые будут прыгать на уровне 4 м 90 см. Я тоже надеюсь оказаться в их числе.

— Свой "потолок" в результатах чувствуете?

— Пока нет. Есть еще немало резервов, за счет которых можно значительно улучшить свои показатели — еще много ошибок в технике.

— Уже упомянутую мною Балахонову одно время называли "Бубкой в юбке". Как бы вы отнеслись к такому прозвищу?

— Мне бы оно польстило. Приятно, когда тебя сравнивают с таким великим спортсменом.

— Как вы сами оцениваете для себя завершившийся зимний сезон-2001. С одной стороны, вам удалось войти в мировую элиту прыгуний с шестом, установить рекорд Европы, дважды обыграть Драгилу, а с другой, всего лишь серебряная медаль на чемпионате мира?

— Сезон однозначно мне удался. Многие спортсмены никогда в жизни рекордов никаких не устанавливают, мне же покорился не только европейский рекорд, но какое-то время я даже побыла в ранге рекордсменки мира. Когда мне удался прыжок на 4 м 64 см, мне сказали, что Драгиле вроде бы ее прыжок на 4 м 66 см не засчитали. С ее мировыми рекордами вообще ситуация непонятная: кто-то говорит, что она допинг-контроль при этом не проходила, кто-то утверждает, что в Америке, где Стейси преодолела рекордные высоты, они вдвоем с подругой по команде в секторе прыгали, поскольку кроме соревнований прыгуний с шестом ничего в программе больше не было. А организаторы темнят — Америке, конечно, не хочется расставаться с рекордами…

— Света, два первоклассных спортсмена у одного тренера — ситуация, которая не всегда приводит к положительным результатам. Далеко за примером ходить не надо: достаточно вспомнить прыгунов в высоту олимпийского чемпиона Сергея Клюгина и чемпиона мира Вячеслава Воронина, тренировавшихся у Александра Бурта. В итоге, как потом выразился Клюгин, два медведя в одной берлоге не ужились. Вы с Еленой Беляковой тоже тренируетесь у одного наставника — Евгения Бондаренко. Какие в этой связи у вас отношения с Леной?

— У нас таких проблем нет, поскольку тренер с первого дня правильно и вместе с тем жестко расставил акценты: в его группе все равны, независимо от званий и титулов.

— Поделитесь планами на предстоящий летний чемпионат мира в Эдмонтоне?

— План у меня один: честно делать свое дело. Сколько вложишь труда в работу, такой и будет отдача…

ПРЫГАТЬ ВЫСОКО, ЕЗДИТЬ БЫСТРО

— Расскажите немного о своей семье? Братья, сестры у вас есть?

— Есть сестра Наташа, которая старше меня на одиннадцать лет. Она занималась плаванием в ЦСКА. Мастер спорта. Они с мамой, кстати, поначалу отдали меня в гимнастику с прицелом на дальнейшие занятия плаванием: пусть, дескать, укрепит организм, накачает мышцы. Но когда увидели, что дела в гимнастике у меня пошли, не стали оттуда "выдергивать".

— Сейчас вы живете с мамой?

— Мы живем впятером — я, мама, сестра, ее муж и ребенок — в квартире площадью 49 квадратных метров.

— Неужели ваши спортивные успехи никак не повлияли на жилищные условия?

— А успехов, собственно, до нынешнего года особых не было. Насколько я знаю, спортивный клуб "Луч" выделил всем своим спортсменам — участникам Олимпиады— квартиры по льготной цене. Мне же пока никто ничего не предлагал.

— Знаю, что вы довольно неплохо водите машину?

— Мне с детства нравились автомобили, но не было возможности купить собственный. Сейчас она появилась, и я приобрела "Жигули" девятой модели. А потом сказались, наверное, спортивные навыки, хорошая координация — мне два раза показали, как водить, и я поехала. Поначалу даже без водительских прав…

— А это правда, что недавно вы предложили чемпионке мира по спортивной гимнастике Елене Продуновой, завершившей гимнастическую карьеру, попробовать себя в прыжках с шестом?

— Кто вам это сказал? Я впервые от вас это слышу.


Светлана ФЕОФАНОВА

Родилась 16 июля 1980 года в Москве. Рост 1 м 63 см. Вес 52 кг. Тренер Евгений Бондаренко.

Зимний чемпионат Европы-2000-5 место. Кубок Европы-2000-1 место. Серебряный призер зимнего чемпионата мира-2001.Чемпионка России-2001. Рекордсменка Европы.

Прогресс результатов Светланы Феофановой

1998 год 3 м 90 см
1999 год 4 м 10 см
2000 год 4 м 50 см
2001 год 4 м 65 см