Нынешний год объявлен ФИФА годом борьбы с расизмом. Главное футбольное ведомство намерено очистить спорт от этого позорного явления. В июне ФИФА соберет специальную конференцию, посвященную борьбе с расовой нетерпимостью. Мы не будем оставаться в стороне и посмотрим, как же обстоят дела в различных странах, где играют футболисты с разным цветом кожи. Тем более что эта проблема становится актуальной и для России. Все больше и больше игроков с темным цветом кожи выходит на поля российских стадионов, высока вероятность появления чернокожих футболистов и в сборной России. Посмотрим же, как решили проблему расизма в футболе в Англии, чтобы перенять опыт этой страны и избежать ее же ошибок в столь деликатном вопросе.

ЧЕРНЫЕ ИДУТ?

Долгое время в Англии футбол оставался привилегией белых, в чем не было ничего сенсационного. Почти до 60-х годов прошлого столетия большинство населения Британии составляли местные жители. И лишь с распадом мировой колониальной системы в бывшую метрополию потянулись люди из заморских владений в Африке и Вест-Индии. Футболу покорны люди всех рас, и нет ничего удивительного, что в английские футбольные школы пришли и темнокожие ребятишки. Когда они выросли, то пополнили составы английских команд. Число переселенцев из колоний росло, и в 80-е годы наличие темнокожих игроков в составах команд стало привычным делом. После того как в Англии были сделаны послабления для иностранцев и количество легионеров стремительно подскочило, на туманном Альбионе появились представители Африки, Бразилии, другие темнокожие европейцы.

В настоящее время в составах почти всех английских команд имеются игроки с небелым цветом кожи. В молодежных и детских командах некоторых клубов такие ребята составляют едва ли не половину личного состава. Миграция в Англию продолжается, демографическая ситуация в стране меняется. Да и рождаемость в небелых семьях заметно выше, чем в англосаксонских. А футбол всего лишь зеркало, в котором отражаются процессы, идущие в стране. Меняется состав общества, происходят перемены и в футболе. Причем это зеркало имеет некоторую кривизну. Профессия спортсмена сейчас популярнее среди черных. Спорт — отрасль, где ребята из небогатых семей могут выбиться наверх, стать состоятельными людьми. Футбол относительно недорогой вид спорта: прачки, таксисты, официанты, малоквалифицированные работники могут позволить отдать своих детей в футбольные школы. Впрочем, не только в футбольные. Любой вид спорта, не требующий дорогого инвентаря или сложного обучения, становится привычным ремеслом цветных британцев. Ту же картину можно наблюдать и в легкой атлетике, и в баскетболе, и во многих других видах спорта. Значительную долю британских спортсменов в этих дисциплинах составляют выходцы из Африки и Вест-Индии.

ЗАМОК С ШИФРОМ НА ДВЕРИ В СБОРНУЮ

Еще пару десятилетий назад некоторые англичане свысока поглядывали на французов или португальцев, которые давно распахнули ворота для темнокожих футболистов. В 1966 году на чемпионате мира, проходившем на английских полях, кое-кто из местных журналистов наотрез отказывался признавать Эйсебио португальцем. "Ничего себе француз", — высказался один авторитетный специалист в адрес Мориса Трезора. В Англии в 70-е годы весьма скептически относились к появлению в сборной команде выходцев из колоний. А если бы кто-то сказал, что сборную Англии выведет на матч темнокожий капитан, ворота будет защищать черный вратарь, а руководить командой будет тренер с африканскими или вест-индскими корнями, его сочли бы в лучшем случае фантазером. В худшем — сумасшедшим. А что бы сказали в середине 70-х на такое пророчество: самым дорогим футболистом Англии будет темнокожий?

Но вот Пол Инс примерил капитанскую повязку, Дэвид Джеймс — свитер с символикой сборной. Только до темнокожего тренера дело не дошло. Но и это не выглядит несбыточным. Ведь еще недавно в Англии не допускалась возможность приглашения в сборную тренера-неангличанина. И что мы видим? Шеф сборной — швед Эрикссон. Кстати, в списке кандидатов фигурировала и фамилия Жана Тигана, еще одного "ничего себе француза". А самые "золотые" ноги в Англии у мулата Рио Фердинанда.

Но путь небелых игроков в сборную был нелегок, даже тернист. В 1979 году Вив Андерсон из "Ноттингем Форрест" сумел попасть в сборную и закрепиться в команде. Играл несколько раз в товарищеских матчах: "Когда Рон Гринвуд (тренер сборной Англии в конце 70-х — начале 80-х) послал мне приглашение, я сначала не поверил случившемуся. А потом подумал: а почему нет? Разве я не такой же человек? Разве я не подданный Ее Величества? Разве я плохой футболист?"

Андерсон на момент приглашения в сборную был двукратным обладателем Кубка чемпионов и ведущим правым защитником страны. Но его появление в команде вызвало раздражение в спортивных кругах. "Неужели у нас нет англичан?" — вопрошали некоторые болельщики, забывая, что Андерсон — англичанин, только с темным цветом кожи. "Неужели в Англии с ее футбольными традициями не нашлось белых игроков и приходится ставить черного? Может, это хорошо для какой-нибудь африканской или американской сборной, но чтоб у нас? Это просто унизительно для нашего футбола". Любимый аргумент расистов всех стран. Нечто подобное говорили и в Португалии, и во Франции, позже скажут в Швеции и Испании, в наши дни — в Польше и России. Ничего оригинального сторонники сборной только для белых не придумали.

У Гринвуда не было претензий к Андерсону. Но пребывание темнокожего футболиста в сборной отчего-то ограничивалось товарищескими матчами. Ни на чемпионат Европы 1980 года, ни на первенство мира 1982 года Андерсона не взяли, к нескрываемому удовольствию поборников расовой чистоты.

Сменивший Гринвуда Бобби Робсон в одном из первых интервью заявил, что для него не имеет никакого значения цвет кожи игроков: "В моей команде будут играть лучшие футболисты вне зависимости от их происхождения". И сразу же привлек в команду центрфорварда "Уотфорда" Лютера Блиссетта.

Если Андерсон вызывал у любителей белого футбола плохо скрываемое раздражение, то против Блиссетта ополчились в открытую. Пресса не позволяла себе откровенных расистских высказываний, за это можно было и схлопотать. Зато в косвенных нападках Блиссетт недостатка не испытывал. "Что делает этот малотехничный, туповатый нападающий в нашей сборной? Может, Блиссетт и создан для сборной, но эта сборная не английская". Не унимались и болельщики. Появление Лютера в футболке сборной сопровождалось свистом и улюлюканьем. Так же, как и любое касание мяча этим футболистом. "Однажды, когда мы выходили из коридора на матч, кто-то кинул мне в лицо банановой коркой. Я заметил этого подонка, но находившийся рядом полицейский не предпринял никаких действий. Наоборот, стоял и довольно улыбался", — вспоминает Блиссетт. Однажды перед матчем футболисту принесли конверт от неизвестного болельщика. В конверт была вложена перечеркнутая фотография Мартина Лютера Кинга. И записка: "С тобой будет то же, что и с этим Лютером".

Бобби Робсона засыпали гневными письмами, от культурных по форме: "В сборной Англии должны играть прежде всего английские футболисты. Вы же видите, что Блиссетт не подходит команде" до откровенно расистских: "Неграм место на плантациях, а не в сборной Англии. Блиссетт — это позор, оскорбление нашего национального достоинства". К чести Робсона, он не поддался нажиму. "Таким писулькам место в мусорной корзине", — отвечал Робсон. Кстати, в адрес тренера нередко поступали и угрозы.

Но Блиссетту не суждено было закрепиться в сборной Англии. Англичане неудачно выступили в отборочном турнире, не попали на чемпионат Европы. Главным виновником провала был назван Блиссетт. Ранимый футболист решил покинуть команду, Робсону удалось уговорить Лютера не предпринимать этот шаг. В 1984 году Блиссетт провел несколько матчей под Георгиевским флагом, но после поражения от сборной СССР на "Уэмбли" покинул сборную навсегда. В команде засветилась звезда Джона Барнса.

Барнса темное население Англии почитает чуть ли не как святого. Это своеобразный футбольный Мартин Лютер Кинг. Именно Джон смог проторить дорогу темнокожим футболистам и в сборную, и на ведущие позиции в клубах. Он утихомирил всех противников многоцветного футбола. Бесподобный на поле, безупречный в быту, умный, прекрасно образованный человек. Сын ямайского дипломата мог сделать карьеру в любой отрасли, но Джон отдал предпочтение футболу. В 20 лет — лидер "Уотфорда", Барнс получил вызов в сборную в 1983 году. Тогда его появление не вызвало бурной отрицательной реакции, все удары на себя взял Блиссетт. Когда же Барнс остался единственным темнокожим игроком в сборной, противники были вынуждены признать свое бессилие и поражение. Упрекнуть Джона было не в чем, в короткие сроки он стал ключевым игроком команды Робсона, и во многом благодаря ему англичане пробились в финальную часть чемпионата мира. Вслед за Барнсом в команду вернулся Андерсон, потянулись другие темнокожие игроки. И в 90-х сборную Англии трудно представить без Пола Инса или Сола Кэмпбелла.

А как быть с капитанской повязкой и вратарским свитером? В 1996 году Пол Инс вывел англичан на матч со сборной Молдавии. А в следующем году Гленн Ходлл привлек в команду сразу двух темнокожих голкиперов — Дэвида Джеймса и Шаку Хислопа. Джеймс дебютировал в сборной. Хислоп же принял решение защищать цвета Тринидада и Тобаго.

Однако не все так безоблачно у темнокожих англичан в национальной команде. Нельзя заподозрить в антипатиях к небелым сборникам тренеров сборной, но есть любопытная деталь. В отборочных матчах услугами темнокожих игроков пользуются очень активно, в финальных же стадиях картина несколько иная. В 1986 году Андерсон попал в заявку на чемпионат мира, но просидел весь турнир в запасе. В заявке на Евро-96 нашлось место для Сола Кэмпбелла с Лесом Фердинандом, но первый сыграл лишь один раз, второй и вовсе не выходил. Лишь Пол Инс не имел проблем. Два года спустя Инс и Кэмпбелл участвовали во всех матчах, а оба Фердинанда — Лес и Рио — съездили во Францию туристами. В прошлом году Кевин Киган отсеял в последний момент пятерых футболистов, четверо из которых были темнокожими. Энди Коул уже отчаялся сыграть на каком-либо из крупных турниров. И не случайно в последние годы наблюдается явление реэмиграции: англичане подписываются за сборные своих предков — Ямайки (Ирл, Гейл, Ф.Синклэйр), Виргинских островов (Джоэйким), Тринидада и Тобаго (Хислоп), Нигерии (Экоку).

БАНАНЫ ВМЕСТО ЦВЕТОВ

Не всегда гладко складывается карьера темнокожих англичан и в клубах. В 80-е годы болельщики "Ливерпуля" считались чуть ли не главными поборниками расовой чистоты, пока в клубе не появился Джон Барнс. Своей игрой он сумел превратить оголтелых расистов в поклонников своего таланта. "Может быть, из-за меня несколькими расистами стало меньше. Они превратились в нормальных людей", — заявил однажды Барнс. В 70-е годы некоторые родители будущих футболистов бурно протестовали, когда их дети тренировались, ходили в душевую вместе с темнокожими сверстниками. Теперь такое невозможно. Любой оскорбительный плакат воспринимается как ЧП. Среди рекламных щитов вокруг полей всегда находится место транспаранту "Долой расизм!" К концу 80-х годов некоторые молодчики вручали темнокожим футболистам связки бананов. Например, знаменитому Йану Райту, в ту пору форварду "Кристал Пэласа", и его партнеру по нападению клуба Марку Брайту. В некоторых клубах, особенно провинциальных, темнокожие чувствуют себя не вполне уютно. Однако открытых проявлений расизма в Англии практически нет. Бывают некоторые случаи, но это скорее фарс.

Например, коста-риканского форварда "Манчестер Сити" Паоло Ванчопе по прозвищу Тощий фанаты его бывшего клуба "Вест Хэм" встретили незамысловатой речевкой "Тощий — черная обезьяна". Все было бы грустно, если б не было смешно. Оскорбления в адрес Ванчопе сыпались от болельщиков, значительное число которых составляли вестиндцы. После игры кумиры "Аптон Парка" Шака Хислоп и Тревор Синклэйр отчитали фанатов за их выходку: "Вы себя в зеркале видели, обезьяны? Вы оскорбили не Ванчопе, вы оскорбили нас. И себя в том числе. Те, кто позволяет себе такую низость, не являются людьми. Они в лучшем случае обезьяны". После того как незадачливых расистов пристыдили, они направили в адрес Ванчопе письмо с извинениями.

Пол Гаскойн в бытность игроком "Лацио" любил пошутить над своим одноклубником Ароном Винтером, например, подарив тому абонемент в солярий. В сборной же Англии Гаскойн однажды стянул трусы с Пола Инса прямо перед объективами фотокамер. Но вряд ли можно отнести это к проявлениям расизма.

Памятны стычки между Шмайхелем и Йаном Райтом, Харкнессом и Коллимором, Вьейра и Раддоком. Последний считается откровенным расистом. В начале 90-х Нейл Раддок нередко конфликтовал в Йаном Райтом, согласно утверждениям некоторых очевидцев, едва ли не преднамеренно сломал ногу Энди Коулу. После столкновения с Вьейра Раддок, "удостоенный" плевка француза, заявил: "От этого вонючки на милю несло чесноком и недельным потом. Я ему и сказал об этом. За что Вьейра отвесил мне дурно пахнущий чесноком плевок". Не прижился Раддок и в "Вест Хэме", где традиционно много темнокожих игроков. Однако Джон Барнс провел немало матчей плечом к плечу с Раддоком в "Ливерпуле" и даже жил с ним в одном номере. Вряд ли бы Барнс стал делить комнату с расистом.

Сами футболисты и люди, причастные к футболу, ведут активную борьбу по искоренению расизма на футбольных полях. Владелец "Фулхэма" Мохаммед аль-Файед стал организатором движения "Черно-белое братство". Капитан "Лидса" Лукас Радебе был отмечен наградой ФИФА за вклад в борьбу с расизмом. Принимают участие во всевозможных акциях Шака Хислоп, Лес Фердинанд, Кирон Дайер. Джон Барнс и Рио Фердинанд недавно снялись в эпизодах фильма "Помнить титана", посвященных расовым проблемам в американском футболе в южных штатах.

В АНГЛИИ РАСИЗМА НЕТ, СЧИТАЮТ ОЧЕВИДЦЫ

Несмотря на былое, а также на некоторые инциденты в настоящем, Англия считается довольно благополучной страной. Причем так полагают темнокожие футболисты, поигравшие в других странах. Пол Инс хлебнул лиха в Италии и вернулся из "Интера" не с самыми лучшими воспоминаниями о серии А: "За два года в Италии мне довелось выслушать столько гадостей, сколько я не слышал за всю жизнь. Не было игры, чтобы мне не крикнули чего-нибудь обидного". Кевин Кэмпбелл, ранимый и обидчивый человек, видевший в любом косом жесте в свою сторону проявление расизма, вернулся из Турции совсем другим: "Когда я появился в "Трабзонспоре", один из руководителей клуба заявил: "Мне говорили, что купили англичанина. А это каннибал какой-то. Я понял, что совершил ошибку, приехав в Турцию". Патрик Вьейра без особой радости вспоминает об Италии: "Премьер-лига, конечно, не идеальна. Но здесь никто не позволяет себе того, что сделал Михайлович в матче "Лацио" — "Арсенал". Джимми Хасселбайнк кроме Англии поиграл и в Португалии, и в Испании. Последнюю он вспоминает с содроганием: "За год выступлений за "Атлетико" мне довелось выслушать немало упреков и от президента Хиля, и от болельщиков. Не всегда они носили прямой расистский характер, но я чувствовал, что главная моя вина — цвет кожи. Некоторые люди стремились выставить меня чуть ли не главным виновником вылета "Атлетико". Да и оскорблений на испанских полях услышал достаточно. В Англии я такого не припомню".

РАСОВАЯ ПРОБЛЕМА ПОД УВЕЛИЧИТЕЛЬНМ СТЕКЛОМ

Мы еще вернемся к сказанному футболистами, а сейчас попробуем взглянуть на проблему межрасовых взаимоотношений более пристально.

Наивно думать, что с расизмом можно покончить, объявив, что все люди равны. Да, равны в правах. И никто не смеет унизить или оскорбить человека из-за того, что у него иной цвет кожи, разрез глаз или тип волос. То, что люди равны, уже не отрицает никто. Но ведь люди еще и неодинаковы. Расовые различия находят отражение не только во внешности. Это и разные привычки, и уклад жизни, и социальное происхождение, и физиологические особенности. Например, в организме представителей черной расы снижено содержание фермента алкогольдегидрогеназы, отвечающего за химическое превращение спирта, что проявляется в реакции на потребление спиртных напитков. Черному нужно выпить гораздо меньше, чем белому, чтобы опьянеть.

Подчас стремление сделать людей одинаковыми приносит противоположный результат. Темнокожие жители Британии придерживаются своих традиций и не любят, когда их пытаются подогнать под единый стандарт. Они болезненно воспринимают многие, казалось бы, безобидные вещи. Такое нейтральное слово, как негр, для них звучит оскорбительно. Вопреки сложившемуся стереотипу негров в Африке нет. В Африке живут представители негроидной расы, но не негры. Негры — это потомки рабов, вывезенных в Новый Свет. И назвать африканца негром равносильно тому, что назвать его рабом, унизить его достоинство. И потому выходцы из Африки приходят в бешенство, когда слышат упомянутое слово. Да и настоящие негры — вестиндцы — допускают употребление этого слова только в своей среде, но терпеть не могут, когда слово "негр" звучит из уст белого человека. Несколько столетий рабского труда на плантациях не могли пройти бесследно. Темнокожие игроки не всегда адекватно воспринимают, на первый взгляд, безобидные шутки.

Многие английские тренеры не любят работать с темнокожими футболистами. И причина тому вовсе не расовая неприязнь. Просто к этим людям нужен особый подход. Особенности характера: ранимость, постоянное ожидание подвоха. Учтите то обстоятельство, что среди темнокожих игроков не часто встретишь интеллектуалов типа Барнса или Хислопа. Большинство из них воспитывались в многодетных, небогатых семьях. С образованием и воспитанием у них существенные проблемы. И не каждый выдерживает испытание медными трубами и далеко не медными деньгами.

Есть еще и такая особенность. В силу своей физиологии люди с темным цветом кожи взрослеют раньше их белых сверстников. И соответственно раньше стареют. Молодые темнокожие футболисты раскрываются раньше. В раннем возрасте заявили о себе в полный голос Барнс и Йан Раш, Сол Кэмпбелл и Энди Коул, Крис Барт-Уильямс, Рио Фердинанд и Эмил Хески. В нынешнем сезоне вполне взрослый футбол показывают Титус Брамбл и Эшли Коул. Очень много черных жемчужин в детских и юношеских командах. Но и сходят с арены они куда раньше. К тридцати годам они зачастую исчерпывают свой ресурс и уходят на вторые-третьи роли. Большинство темнокожих игроков в возрасте от 30 лет уже не занимают ключевых постов в премьер-лиге и сидят на скамейке или выступают в низших лигах. Рано сошли с арены Пол Паркер, Тони Дэйли, Дэлиан Аткинсон. Дион Даблин, Род Уоллес, Брайан Дин уже не те, какими были пару лет назад. А ведь им едва перевалило за 30. Где некогда одаренные Эдди Ньютон и его брат Шон? Лесу Фердинанду всего 33, однако он не рассматривается в качестве игрока стартового состава "Тоттенхэма". Да и в карьере Дуайта Йорка и Энди Коула наметился спад. Примеры Барнса и Йана Райта, игравших до 36 лет, скорее исключения, подтверждающие правило.

Есть еще такой аспект: а всегда ли конфликты белых и черных игроков имеют расовую подоплеку? Послушаем уже упомянутого Нейла Раддока: "Почему некоторые черные игроки считают, что им все дозволено, что цвет кожи оправдывает любой их поступок? Разве расисты бывают исключительно белыми"? Петер Шмайхель, известный своими постоянными стычками с Йаном Райтом, также отвергает упреки в расизме: "На футбольных полях были, есть и будут столкновения игроков. Причем белые дерутся между собой куда чаще, чем белые с цветными. Если вы хотите искоренить расизм, не ищите его там, где его нет". И действительно, характер у наиболее часто упоминаемых в боевых сводках Райта, Коллимора, Хасселбайнка далеко не сахарный. И иногда именно они выступали зачинщиками драк. Так что тут стоит разобраться.

Подведем итоги. За два десятка лет футбольная Англия избавилась от расизма, хотя некоторые пережитки этого явления остались и будут присутствовать еще продолжительное время. Темнокожие игроки защищают цвета английской сборной, и никого это не удивляет. Никто не предлагает Кэмпбеллу или Дайеру поиграть за сборную пальмовой рощи. Расовые различия медленно, но верно отступают в тень. Пресса, сами футболисты и тренеры создали такую обстановку, что быть расистом стало стыдно и непрестижно. На фоне других стран — Италии, Испании, Турции Англия выглядит весьма благополучно. И, возможно, на предстоящей конференции ФИФА англичан приведут в качестве положительного примера борьбы за освобождения спорта от расизма.