Олег Романцев, попавший в фантастический водоворот событий, был ограничен во времени. Свою команду он увидел лишь за два дня до игры. Тем не менее, быстро поняв общее состояние и прочувствовав настрой своих подопечных, пришел к выводу, что переживать больше обычного за исход предстоящего матча c ЦСКА не следует.

— Вернувшись из сборной, в каком физическом и психологическом состоянии обнаружили свою команду?

— Спартаковцы по-разному провели отрезок паузы в чемпионате. Кто-то в своих сборных получил заряд положительных эмоций, кто-то — отрицательных. Кто-то играл, кто-то нет. Кто-то вообще не покидал расположение клуба. Поэтому говорить о том, что все находятся в одинаковом психологическом состоянии, не приходится. Что же касается "физики", то за этот незначительный период резкой разбалансировки произойти не могло. Мы провели пару восстановительных занятий, чтобы привести ребят к общему знаменателю. Так что я не жалуюсь.

— Когда команда после десятидневной паузы собирается за два дня до важнейшего матча, насколько в игре она сможет реализовать свой потенциал?

— "Спартак" обязан не обращать внимания ни на какие сложности. В предсезонке мы очень много работали, и работали неплохо. У ребят в этом году за плечами уже сотни тренировок, и я не думаю, что какие-то десять дней разлуки существенно ударят по взаимопониманию. Делать скидки на погодные, климатические, временные и какие-либо другие нюансы не собираюсь.

— Как думаете, а игроки себе не собираются делать скидок и в глубине души сетовать на всевозможные проблемы?

— У некоторых такое может произойти. Но думаю, что, прочитав в субботу вашу газету, желание сделать себе поблажки у ребят пропадет.

— Раз уж мы перешли к игрокам, то проясните, какова ситуация с Цихмейструком. Сможет ли он сыграть против ЦСКА?

— К сожалению, нет. Произошло какое-то недопонимание с федерацией футбола Украины. Эдуард, скорее всего, должен вылететь туда и уладить все на месте.

— Вы не разочаровались еще в своих форвардах, которые крайне невыразительно выступают в новом году?

— Нападающих у нас много, а толку и впрямь пока мало. Остается ждать, когда количество перейдет в качество. Большая конкуренция должна себя оправдать. Самолюбие футболистов заставит их стремиться к тому, чтобы быть лучше других. Это повлечет за собой рост мастерства. Ну а то, что я так активно тасую пары форвардов, идет от отсутствия реализации. А раз нет голов, то нужно что-то менять и искать новые ходы. Если нападающий не приносит пользу, его надо сажать на скамейку.

— Как собираетесь решать дилемму выбора вратаря? Филимонов и Левицкий примерно равны по классу. В матче против ЦСКА вновь будет стоять Александр или у Максима тоже есть шансы?

— Шансы у них абсолютно равны. Филимонов ведь не стоял за сборную. А судя по изнурительной работе на тренировках, наши голкиперы оба хороши. Единственное, почему Саша пока все же имеет небольшое преимущество, так это потому, что он более сыгран с линией обороны.

— Так когда вы примете решение, кому же доверить пост №1 в игре с ЦСКА?

— В таких спорных ситуациях я иногда прибегаю к индивидуальным беседам с игроками, как с теми, о ком идет речь, так и с лидерами команды. На основании этого уже окончательно определяюсь с составом.

— Среди полевых игроков реальная конкуренция большая или, имея перебор футболистов, вы пока все равно опираетесь на ограниченный круг лиц, так называемый костяк?

— Есть несколько позиций, на которые мы имеем равных исполнителей. Здесь нужно элементарно угадать с выбором. В принципе таких позиций много, а значит, конкуренция и впрямь высокая.

— ЦСКА можно отнести к числу ваших любимых команд? Вы ведь обожаете острую бескомпромиссную борьбу, а армейцы ее гарантируют.

— Цеэсковцы не всегда мне нравятся, иногда мы ведь им проигрываем. А игры с ними действительно почти всегда бывают интересными: с забитыми мячами, с равными шансами, с неимоверной самоотдачей. А что касается любимых соперников, то перед матчами их не бывает. Всех опасаешься, всех скрупулезно изучаешь. Любимыми противники становятся после игр, если мы их побеждаем.

— А если не побеждаете… Вы славитесь своим умением брать реванш. В прошлом году "Спартак" уступил армейцам дважды.

— Все дело в том, что те матчи пришлись на период, когда мы проигрывали всем подряд. Не умаляю заслуг армейцев, но все наши проблемы были в нас самих. Возможно, поэтому сейчас никаких реваншистских настроений ни у меня, ни у ребят нет. Так что воспринимаю субботнюю встречу как обыкновенный матч третьего тура. На тот факт, что цеэсковцы пока не набрали очков, внимания не обращаю. Не сомневаюсь, что они наряду с кем-то еще будут нашими основными конкурентами в борьбе за чемпионство.

— Что вас больше всего беспокоит в преддверии субботней встречи?

— Главное, чтобы все мои игроки перестроились от дел сборных к внутренней арене. Надеюсь, что это удастся всем. А что касается беспокойства, так я его уже на протяжении тринадцати лет испытываю перед каждой игрой. Сейчас оно не больше, чем обычно. Атмосферу в "Спартаке" на данный момент охарактеризовал бы как рабочую. Некоторые полагают, что у нас почему-то должна быть эйфорийная обстановка. Англичане, снимающие фильм о нашем футболе, у меня первым делом спросили: нет ли эйфории от того, что сборная России удачно выступает в отборочном цикле? Конечно, нет. Но матч с Фарерами, несмотря на минимальный перевес в счете, мне понравился. Были интересные ходы, хорошие задумки, разумная импровизация, и это в условиях, приближенных к экстремальным. Та игра вселила в меня некоторый оптимизм, который начал уменьшаться после матча со словенцами. Хотелось бы получить новую порцию положительных эмоций и вечером 31 марта.