Третий год подряд матч первого круга между "Спартаком" и ЦСКА заканчивается со счетом 1:0 в пользу подопечных Романцева, а руководство ЦСКА подает протест на судейство.

Какие бы эксперименты армейские тренеры ни проводили с составом, как бы активно они ни внедряли в него новичков, но на матчи со "Спартаком" они всегда обращаются к помощи проверенных бойцов, преимущественно тех, благодаря которым сумели одержать в 1998 году легендарную победу над красно-белыми со счетом 4:1. Так было и на этот раз, с той лишь разницей, что в основу все же попали три новичка. Причем латвийский опорный хав Лайзанс и украинский вратарь Перхун проводили за армейцев свои дебютные матчи в чемпионате. Любопытно, что и Олег Романцев, имеющий в своем распоряжении игроков чуть ли не на два состава, сделал ставку на старожилов, выпустив на поле даже, казалось бы, уже списанного со счетов Баранова. По всей вероятности, наставник чемпионов руководствовался тем, что взаимопонимание в данной ситуации важнее всего остального. В любом случае по окончании матча у Олега Ивановича не было поводов, чтобы сожалеть о своем решении.

Зато стартовые минуты встречи заставили тренерский штаб "Спартака" изрядно понервничать. Армейцы, как всегда, идеально настроенные на своего самого принципиального соперника, пошли вперед большими силами, прибрав к своим рукам и центр поля. Главный же упор цеэсковцы сделали на фланги, наиболее уязвимое место спартаковцев. Особенно старался Савельев. Видимо, Алексей прекрасно помнил, как в прошлом году в первой же атаке он обыграл Чуйссе и забил прекрасный гол. Впрочем, и у русского камерунца тоже все нормально с памятью. Потому возможности разгуляться настырному Савельеву он не дал, быстро забаррикадировав свою бровку. Почувствовав, что через фланги прорваться на свидание к Филимонову не получается, красно-синие попробовали найти другие бреши в обороне оппонентов. Лучше других это удалось Кайнову, дважды наносившему опасные удары со средней дистанции из центральной зоны. Первый из них доставил немало проблем спартаковскому стражу и, как выяснилось впоследствии, оказался единственным, направленным в створ. За оставшиеся более чем полтора тайма красно-синие, как ни старались, попасть в ворота не смогли.

Не отличались особой точностью и красно-белые. К середине первого тайма они худо-бедно раскачались и постепенно стали отвоевывать инициативу. Любопытно, что задавать тон в их действиях начал Баранов. Он с видимой легкостью преодолевал сопротивление Савельева и, как ни удивительно, цепкого Корнаухова (Олег еще не полностью восстановился после травмы) и выходил на ударные позиции. К слову, за матч Василий сделал "выстрелов" почти столько же, сколько все армейцы, вместе взятые. Упустив преимущество на фланге, красно-синие не смогли удержать его и в центре. Стоппер Парфенов, регулярно подключаясь вперед и пользуясь предоставляемой свободой (Кайнов и Лайзанс были сосредоточены на Булатове и Титове), создавал намеки на остроту у ворот соперника. Его дальний удар, после которого мяч, ударившись о землю, чуть не влетел в сетку, выявил неуверенность Перхуна. Это стало своеобразным призывом для спартаковцев и, возможно, повлекло за собой увеличение нервозности у полевых игроков армейцев. А тут еще весьма некстати для последних все тот же Парфенов заработал штрафной. Фиксирование арбитром Бутенко в этом эпизоде фола со стороны Файзиева вызвало много споров. В частности, Павел Садырин после матча заявил, что нарушения правил не было. Ситуация действительно достаточно спорная, так как подобные зацепы далеко не всегда являются поводом для остановки игры.

На поле же на той 33-й минуте оспаривать решение Бутенко армейцы не стали. Да и предположить, что, казалось бы, безобидный момент станет кульминационным в матче, не мог никто. Никто, кроме одного человека — Баранова. Когда он подходил к мячу, то уже знал, что тот влетит в ворота. Он вообще интересный человек, этот Василий Баранов. Блистать начинает только тогда, когда ему дают последний шанс. Так было и в московском матче с "Реалом", и вот теперь. Штрафной вообще был разыгран спартаковцами как по нотам. И Титов с Булатовым мяч грамотно положили под удар, и Ковтун из стенки мгновенно отвалился, что дезориентировало стоящего за ним Савельева. Мяч при этом летел по уходящей, а Перхун запоздал с броском… 1:0. Баранов, отличающийся по большим праздникам, забил свой третий гол в раму армейцев. Видно, за что-то белорус держит зуб на эту команду.

После того как красно-белые вышли вперед, они уже окончательно превратились из номинальных хозяев в реальных. Благодаря своему опыту, ощутив, что соперник дал слабину, подопечные Романцева попытались его дожать. Титов своими действиями призвал партнеров прессинговать противника на его половине поля, к чему те прислушались.

Концовка первого тайма запомнилась уже привычной попыткой Ирисметова забить в падении через себя. К слову, узбекский форвард ножницами бьет чаще, чем каким-либо другим способом. Однако Олега Романцева акробатические кульбиты своего нападающего не впечатлили, и после перерыва он выпустил пускай и не такого эстетичного, зато куда более нацеленного на результат Ширко. Тот был активен и, как всегда, имел возможности для взятия ворот. Но один раз он не попал в створ, другой — по мячу, в третий Савельев выбил спортивный снаряд с ленточки.

Армейцы тоже не собирались отсиживаться без дела. Они старались и неплохо контратаковали. Однако у красно-белых здорово играли защитники, и прежде всего либеро Митрески. Он допускал незначительные ошибки, но в целом выглядел очень прилично. Вдобавок ко всему его выручали отменные скоростные данные. Давненько в нашем футболе не было либеро, который бы так быстро бегал. Македонец может стать одним из главных открытий нашего чемпионата.

Вполне возможно, по окончании сезона армеец Лайзанс составит ему реальную конкуренцию в номинации "Дебютант года". Латыш, несмотря на то, что Титов с Булатовым во втором тайме полностью господствовали в центре, не терялся на их фоне и при случае выдвигал весомые контраргументы. Именно он начал атаку, давшую в конечном итоге повод армейцам для предъявления новой порции претензий Бутенко. Ковтун потерял Семака, который, выскочив из-за его спины, отправился на рандеву с Филимоновым. Но нанести удар самому активному цеэсковцу было не суждено. Жесткий защитник красно-белых не позволил тому войти в штрафную площадь, уложив на газон. По логике вещей, это фол последней надежды, а значит, удаление. Однако судья показал провинившемуся лишь "горчичник". Самое интересное, что после матча герои того эпизода заняли диаметрально противоположные позиции. Юрий Ковтун на вопрос: "Заслуживали ли вы красной карточки?" — прореагировал эмоционально: "Сергей, идя на опережение, зацепил меня, и я потерял равновесие. Я, в свою очередь, падая, задел его". Семак же, наоборот, был сдержан: "Если уж за такое нарушение не давать красной карточки, то за что же ее тогда вообще давать?"

Любопытно, что двумя минутами ранее схожий эпизод возник у левого угла спартаковской штрафной площади, что также стало предметом для разбирательств.

В принципе помимо этого и удара со штрафного Варламова опасных моментов во втором тайме у ворот Филимонова не было. Армейцы заметно подсели физически и уже передвигались по полю исключительно на морально-волевых, чего было явно недостаточно. У спартаковцев при этом еще и наладилась комбинационная игра, и, как впоследствии признались их лидеры Титов и Парфенов, они уже не сомневались, что ЦСКА не уйти от поражения.

Бросилось в глаза, что подопечные Романцева играли очень рационально. Без суеты, без лишних движений. Очевидно, что выступление в Лиге чемпионов принесло свои плоды.

Уверенность красно-белых позволила Ширко и Парфенову вызвать на армейских трибунах рев возмущения. После матча, проходя мимо фанатского цеэсковского сектора, спартаковские игроки вскинули вверх руки, возвещая о своей победе. Болельщикам команды Садырина, расстроенным третьим поражением подряд, только этого и не хватало "для полного счастья".

Тем не менее цеэсковцы не отчаиваются и продолжают верить в своих парней, а Павел Федорович — с оптимизмом считать оставшиеся туры.